waltersmoke (waltersmoke) wrote in mil_history,
waltersmoke
waltersmoke
mil_history

Categories:

Мотоциклетная рота разведывательного батальона

Массовое внедрение мотоциклов с боковыми прицепами в качестве транспортного средства пехоты началось в Красной Армии еще в середине 1930-х годов, оно совпало с созданием крупных бронетанковых соединений – механизированных корпусов. На мотоциклистов тогда возлагались задачи, стоявшие в 19 веке перед легкой кавалерией: разведка, следование в авангарде основной группировки войск, захват важных объектов (мостов, переправ, дефиле). Основным соединением мотоциклетных войск (а в конце 1930-х они имели даже свою эмблему) был мотоциклетный полк – внушительных размеров подразделение, насчитывающее около 1500 человек личного состава, более 300 мотоциклов, десятки легких грузовиков, десяток пулеметных бронеавтомобилей и всего 6 45-миллиметровых противотанковых пушек 

Не трудно представить, что в первых же приграничных сражениях 1941 года обнаружился главный недостаток мотоциклетных подразделений, о котором годом раньше писал германский военный теоретик Г.Гудериан: «из-за высокой уязвимости и отсутствия тяжелого вооружения чисто мотоциклетное подразделение не способно самостоятельно вести бой». В итоге, к осени 1941 года многие растерявшие в боях личный состав и матчасть мотоциклетные полки были расформированы, многие переформированы в стрелковые части. К началу битвы под Москвой начали создаваться мотоциклетные полки и батальоны новой организации и уменьшенной численности. Это были подразделения, где наряду с мотоциклами, количество которых сильно уменьшилось, входили легкие и даже средние танки, броневики и бронетранспортеры, орудия ПТО и МЗА. По своей структуре и задачам такие полки приблизительно соответствовали немецким разведывательным батальонам, а по огневой мощи значительно превосходили их. Доказав в боях свою эффективность, мотоциклетные подразделения приняли активное участие в освобождении нашей страны и государств Восточной Европы, двигаясь всегда впереди, в авангарде, на остриях советских бронетанковых клиньев.

В то же время после начала Великой Отечественной войны производство мотоциклов в СССР резко сократилось. Часть производственных мощностей мотоциклетных заводов переориентировали на выпуск другой продукции, часть эвакуировали на восток — в Ирбит, Тюмень, Горький. В итоге осенью 1941 года выпуск мотоциклов в Советском Союзе практически прекратился. Немногим лучше была ситуация и в 1942 году, когда цеха покинули только 3028 мотоциклов. В 1943 году советские заводы изготовили не намного больше — 3760 машин, в 1944-м — 5380, и, наконец, за 4 месяца 1945 года — 1595 мотоциклов. Таким образом, за четыре года войны было изготовлено 13 763 мотоцикла.

Ничего удивительного, что уже в 1942 году СССР запросил у союзников мотоциклы. При этом советскую сторону интересовали только мотоциклы с коляской, которых у союзников было очень мало. Дело в том, что для выполнения задач, которые в Вермахте и Красной армии решались с помощью мотоциклов, в армиях Великобритании и особенно США использовались джипы. Мотоциклы с коляской им были просто не нужны. В отличие от союзных армий в Красной армии джипы так и не стали солдатской машиной и, за исключением случаев применения в качестве арттягачей, использовались как командирские. Однако вернемся к мотоциклам.

С 1942 по май 1945 года в СССР поступили 29 944 мотоцикла пяти марок: английские «Велосетт», «Матчлесс», ВСА и американские «Индиан» и «Харлей-Девидсон». Причем два последних составляли большинство: 6759 и 21 572 соответственно. Поскольку поступали только мотоциклы-одиночки, то по заданию ГБТУ были изготовлены и испытаны узлы крепления к импортным мотоциклам коляски от отечественного мотоцикла М-72. Сборкой импортных мотоциклов с одновременным оборудованием их колясками М-72 с апреля 1943 года занимались Московский и Серпуховской мотозаводы и ремзавод № 20. Мотоциклы без колясок собирались на складах и в войсковых частях. До 1 мая 1945 года были оборудованы колясками 11 642 мотоцикла «Индиан» и «Харлей-Девидсон».



По оценке личного состава, лучшим мотоциклом с коляской считался американский «Харлей-Девидсон». Он был достаточно надежен, мог использовать советское горючее, но имел низкую посадку, и проходимость его оставляла желать лучшего. Английские мотоциклы ВС А и «Велосетт» тоже соответствовали предъявляемым к ним требованиям, а вот «Индиан» в некоторых советских военно-технических отчетах подвергался критике: тяжел, низкая посадка и плохая проходимость, плохо работает на советском топливе и главное — ненадежен.

Следует подчеркнуть, что выше речь шла только о мотоциклах, прошедших через военную приемку. Всего же в СССР по ленд-лизу прибыло 35 тыс. мотоциклов. Около 5 тыс. машин получили другие структуры, например войска НКВД, милиция и т.п.

К 1945 году основным чисто мотоциклетным боевым подразделением стала мотоциклетная рота, компактная, хорошо управляемая и мобильная, вооруженная только легким стрелковым оружием. В ходе послевоенных реорганизаций Советской Армии мотоциклетные роты были включены в состав разведывательных батальонов стрелковых (затем - мотострелковых) и танковых дивизий. Большой проблемой оставалась недостаточная проходимость состоящих на вооружении мотоциклов в условиях бездорожья и вязких грунтов, т.к. на вооружении Советской Армии состояла только одна модель мотоцикла – М-72, фактически гражданский тяжелый мотоцикл, лишь слегка приспособленный для военных нужд. После того, как Киевский мотоциклетный завод в 1964г разработал специальный военный мотоцикл повышенной проходимости МВ-750, положение исправилось. Новый мотоцикл был сконструирован специально для военных, он имел дифференциал и привод на колесо коляски, что в сочетании с тяговитым нижнеклапанным двигателем многократно повысило его проходимость. Хотя по своим ТТХ новый мотоцикл все же уступал главным оппонентам нашего М-72 во Второй Мировой войне – «зеленым слонам вермахта» BMW-R75 и Zundapp KS750 – он превосходил их в простоте конструкции, дешевизне, а главное – практически все его детали были взаимозаменяемы с деталями гражданских тяжелых мотоциклов, что в случае начала войны облегчало его обслуживание и ремонт.

К началу 1970-х мир снова находился на пороге глобального военного конфликта. Советская армия готовилась к крупномасштабным боевым действиям, ее организация и тактические приемы в целом соответствовали задачам, которые возникли бы в случае столкновения с войсками стран НАТО. После начала конфликта, мощные советские танковые группировки, дислоцированные в Восточной Европе, должны были стремительным ударом разгромить противостоящие им войска НАТО и оккупировать Западную Европу. Предусматривались наступательные операции невиданного в истории размаха и стремительности, поэтому большое значение уделялось повышению мобильности войск. В условиях Европы, с ее хорошо развитой дорожной сетью, допускающей возможность быстрого маневра, мотоциклистам отводилась роль боевого охранения, разведки, нарушения вражеских коммуникаций. В каждый разведывательный батальон мотострелковой или танковой дивизии входила одна мотоциклетная рота.

Рота насчитывала один командирский (оборудованный мощной радиостанцией) мотоцикл и 46 линейных мотоциклах в 4-х взводах. Как правило, на вооружении состояли армейские мотоциклы модели МВ750 или МВ750М, последние за характерную горбатую форму бензобака получили в войсках прозвище «верблюды». Это были практически однотипные машины, основным отличием которых было наличие на МВ750 механизма блокировки дифференциала, отсутствие которого на МВ750М «компенсировалось» добавленной передачей заднего хода. Известен случай, когда один из взводов роты, являющийся учебным, оснащался военными мотоциклами устаревшей конструкции – К-750В, не имевшими привода на колесо коляски. Считалось, что, поскольку такие мотоциклы легче в управлении, они лучше подходят для обучения молодых солдат. В экипаж каждого мотоцикла входило 2 человека – водитель и стрелок, все стрелки обучались вождению мотоцикла и могли в случае необходимости заменить выбывшего водителя. Водитель вооружался автоматом АКМ, на марше крепившимся на специальных зажимах внутри коляски. Стрелок вооружался пулеметом ПК калибром 7, 62 мм, устанавливающимся на специальном поворотном вертлюге, позволяющем на ходу вести огонь как по ходу мотоцикла, так и назад, а также закреплять оружие в походном положении. Питание пулемета ПК – лентами, по 100 патронов каждая. Таким образом, основным огневым средством мотоциклетной роты являлись 46 пулеметов ПК. Такая внушительная для роты огневая мощь в сочетании с высокой мобильностью давала шанс мотоциклетной роте избежать гибели при неожиданной встрече с превосходящими силами противника, а также не дать противнику, уступающему в численности, помешать выполнению ротой боевого задания. На случай встречи с вражеской бронетехникой в 1-м взводе имелся один гранатомет РПГ-7, а в боекомплекте каждого мотоцикла – противотанковые гранаты. Однако, грамотный командир роты, естественно, должен был свести вероятность таких встреч к минимуму – задачей мотоциклетной роты была, прежде всего, разведка, а не бой .

Начиная с середины 1970-х, моторазведывательные роты СА стали получать новую технику – колесные бронетранспортеры семейства БТР- 60 и взвод плавающих танков ПТ-76. Предполагалось, что это увеличит подвижность и огневую мощь роты. Подвижность и огневая мощь возросли, но, по мнению офицеров, служивших в это время в разведывательном батальоне, эффективность такой роты как разведывательного подразделения резко упала. (Естественно, такой вывод делался с учетом перспективы глобальной войны.) Фактически, получилась мотострелковая рота, усиленная плавающими танками с избыточной для разведподразделения огневой мощью. Рев мощных танковых двигателей облегчал противнику обнаружение такой роты, а хорошая, в теории, проходимость мощной боевой техники на практике не всегда соответствовала нуждам разведчиков. 8 бойцов легко перетаскивали мотоцикл через препятствие, непреодолимое для бронетранспортера. Малый вес мотоцикла – до 450 кг – позволял не беспокоиться о состоянии мостов, а в отдельных случаях, преодолевать препятствие по наспех брошенным доскам. В целом, бронетехника, имея хорошую защищенность и высокую огневую мощь, сделала моторазведывательную роту чрезмерно громоздким и шумным подразделением, плохо подходящим для нужд разведки. Однако, так перевооружены были, видимо, не все подразделения, так, как к середине 80-х чисто мотоциклетные роты еще сохранялись в составе разведывательных батальонов СА. К счастью, глобального военного конфликта так и не произошло. Наступила эпоха малых необъявленных войн и криминальных межнациональных столкновений. Для новых условий ведения боевых действий требовались новая техника и иная организация ВС, на полях новых сражений разведчикам-мотоциклистам уже не было места, и эти войска безвозвратно ушли в прошлое.

В 1972 году солдаты и офицеры боевых частей Советской Армии, усиленно занимающиеся боевой подготовкой, имели высокий уровень морального духа. По воспоминаниям ветеранов СА, служивших в этот период в мотоциклетной роте мотострелковой дивизии ГСВГ, никакие явления, называемые сейчас неуставными отношениями, в их подразделениях не имели места. Все силы солдат отнимали изнурительные тренировки, а без чувства товарищества, взаимовыручки, подразделение выполнить задачу просто не могло. В случае, если у неопытного водителя, застрявшего на бездорожье, глох мотор, вытаскивать его из грязи бросались все, без оглядки на срок службы и иные заслуги. Напряженная международная обстановка заставляла командный состав повышать боеготовность вверенных подразделений с помощью учений, приближенных к боевой обстановке. Обычный сценарий таких учений для одной из мотоциклетных рот, расположенной в Венгрии, выглядел следующим образом.

Через час после отбоя, раздавался сигнал тревоги, по которому рота, разобрав оружие, бежала в ангары, где хранились мотоциклы. В кратчайший срок, на максимальной скорости необходимо было вывести роту в район сосредоточения. Считалось правилом, что, после пуска двигателя, водитель включает 1-ю передачу в тот момент, когда становится левой ногой на левую подножку, затем, отрывая правую ногу от земли он отпускает сцепление, мотоцикл начинает разгон на 1-й передаче, момент, когда, водитель садится на сидение, совпадает с включением 2-й передачи. От быстроты, с какой подразделение, в случае начала войны, сумеет покинуть место дислокации, зависело само существование этого подразделения – считалось, что противнику известно расположение советских танковых парков и в первые же минуты войны наши объекты будут подвергнуты ракетно-артиллерийскому удару. Во время одной из таких тренировок лейтенант, командир мотоциклетной роты, при выезде из ангара, отвлекшись от управления на действия своих подчиненных, на скорости 60 км/ч врезался в ворота ангара, которые не успели полностью открыть. Мотоцикл после такой аварии подлежал списанию, а лейтенант получил тяжелые травмы. Вообще, синяки и ссадины были обыкновенными спутниками боевой учебы мотоциклистов. В результате каждодневных тренировок молодые люди, пришедшие с гражданки, вначале пугавшиеся даже звука мощного мотоциклетного двигателя, становились лихими наездниками и подготовленными бойцами. В 1972 году в боевом подразделении никому не приходило в голову, в отличие от современной армии, устраивать медосмотры для поиска следов побоев, оставленных сослуживцами. Если ссадины в наличии были – значит, это от боевой учебы, значит за Родину.

Для того, чтобы стать полноправным разведчиком-мотоциклистом, требовалось сдать особые нормативы. Вот некоторые из них: проезд, стоя на левой подножке согнувшись, укрываясь от обстрела за мотоциклом; стрельба на ходу из пулемета по внезапно появляющейся грудной мишени и, (невероятно!) замена колеса коляски на ходу. Этот поистине цирковой номер происходил следующим образом: водитель резким поворотом вправо поднимал коляску (использовался мотоцикл К750В) и, работая рулем в движении, удерживал мотоцикл на 2-х колесах. Тем временем стрелок доставал гаечный ключ и откручивал запасное колесо и колесо коляски, менял их местами и затягивал гайки. Все это время водитель выписывал циркуляции, удерживая мотоцикл на двух колесах с задранной вверх коляской. Мало кто из современных опытных байкеров рискнет повторить такой трюк.

Советские подразделения военных мотоциклистов традиционно относились к бронетанковым частям, а их мотоциклы числились как бронетехника. Поэтому военнослужащие мотоциклетных рот носили в 1972 году установленную приказом №250 1970 года форму бронетанковых частей. Летняя и зимняя парадная, парадно-выходная, повседневная и полевая форма мотоциклистов была общей со всеми Сухопутными войсками, особенностью бронетанковых частей был черный цвет околышей фуражек, погон, петлиц и особый нарукавный знак, носившийся на парадном кителе и шинели.

Нарукавный знак имел вид щита, на который сверху была наложена красная звезда (эмблема ВС СССР), снизу – изображение танка Т-60 (эмблема Бронетанковых войск). Полевое снаряжение использовалось единого для всех ВС типа. Кроме обычного набора предметов униформы и снаряжения мотоциклисту, как члену экипажа боевой машины полагался комплект рабочей формы одежды, а также танковые комбинезон, шлем и очки. По воспоминаниям ветеранов СА реальная боевая служба вносила свои коррективы во внешний вид мотоциклиста. Стальной шлем никогда не использовался, из снаряжения надевался только необходимый минимум, саперные лопатки, крайне неудобные для мотоциклиста, крепились не к поясному ремню, а к борту мотоцикла на зажимы, чаще всего вся система РПС с подсумками оставалась на складе. Танковые очки советского производства, ужасного качества, выдаваемые интендантами, заменялись лыжными очками, купленными в спортивном магазине военнослужащими за свои средства. Внешний вид советского военного мотоциклиста был бы не полным без кип газет «Красная звезда», засовываемых в пространство между униформой и танковым комбинезоном, а так же в шлемофон, для дополнительной защиты от ледяного, режущего встречного ветра.



Служба военного мотоциклиста была воистину «и опасна и трудна», тем более обидно, что информации об этих очень необычных войсках было и есть крайне мало. От посылаемых ГлавПУРом военных корреспондентов требовали демонстрации всесокрушающей мощи Советской армии, гигантских ракет, сверхзвуковых самолетов и танковых монстров, как спички ломающих огромные деревья. Тут было уже не до каких-то мотоциклов. Поэтому и приходится сейчас по крупицам отрывочных сведений, по воспоминаниям немногих ветеранов заново восстанавливать картину боевой службы этих интереснейших войск. Как и вся Советская армия, они были готовы в тяжелый час встать на защиту своей Родины и, если понадобится, отдать свои жизни за нее.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments