svidetel_fryaz (svidetel_fryaz) wrote in mil_history,
svidetel_fryaz
svidetel_fryaz
mil_history

Category:

Юлих-Клевское наследство (отрывок из книги "Тридцатилетняя война")


Германия накануне Тридцатилетней войны. Политическая карта

[…] Разжиганию гражданской войны в Германии немало способствовал знаменитый спор о престолонаследии в группе княжеств на Нижнем Рейне, прежде объединенных под властью Альтенской династии, – герцогствах Юлих, Клеве, Берг, графствах Марк и Равенштейн и владении Равенсберг. Вопрос об обладании ими, расположенными в Вестфалии, в плотном католическом поясе между землями курфюршества Кельнского, епископств Оснабрюкк, Мюнстер и Люттих (Льеж), на границе с католическими Испанскими Нидерландами (нынешней Бельгией) и протестантскими Соединенными провинциями, являлся принципиально важным в стратегическом и геополитическом отношениях и напрямую связывался с расстановкой сил в назревавшей религиозной войне.



Иоанн-Вильгельм, герцог Юли-Клеве-Бергский

Династический кризис в этих областях, угрожавший поколебать господство католицизма во всей Северо-Западной Германии, можно было предвидеть заранее: с кончиной бездетного Иоанна Вильгельма Доброго [1592-1609], который был католиком и в прошлом духовным лицом, ожидалось прекращение мужского потомства юлих-клеве-бергских герцогов, а претендентами на наследство готовились выступить мужья и когнаты (потомки по женской линии) его сестер и племянниц, все протестанты: Иоахим Фридрих, курфюрст Бранденбургский [1598-1608] и его сын курпринц (курфюрст в 1608-1619) Иоанн Сигизмунд, женатые на дочерях старшей сестры Марии Элеоноры, а также два князя из дома пфальцских Виттельсбахов, родственники курфюрстов Пфальца: Филипп Людвиг, пфальцграф Нейбургский, будущий участник Евангелической унии, и его брат Иоанн I, пфальцграф Цвейбрюккенский [1569-1604], вступившие в брак с младшими сестрами, соответственно Анной и Магдалиной. Юридическая квалификация прав и преимуществ презумптивных наследников представляла значительную трудность, так как в каждом конкретном случае общеимперские законы следовало трактовать в связи с фамильными соглашениями, условиями брачных договоров, императорскими постановлениями, носившими сугубо частный характер и нередко противоречившими друг другу. Так, несмотря на то, что дочерям Марии Элеоноры (ум. в 1608 г.) принадлежало родовое старшинство, пфальцграфы, и прежде всего Филипп Людвиг, чья жена была жива, отвергали притязания курфюрстов и добивались первенства на том основании, что у младших дочерей правившего герцога, к тому же имеющих сыновей, якобы больше прав, нежели у женского потомства их старшей сестры.


Иоанн Сигизмунд, курфюрст Бранденбургский

В соперничество включился и один из младших Габсбургов – Карл, маркграф Бургау, муж Сивиллы, младшей из сестер злополучного Иоанна Вильгельма. Неделимость Юлих-Клеве-Берга, провозглашенная еще императором Карлом V как непременное условие наследования, оспаривалась в силу наследственного права и договоров о престолопреемстве, подписанных ранее, в том числе тех, которые были заключены с отдельными княжествами, затем вошедшими в состав государства-конгломерата. Так, на обладание графством Марк претендовал Роберт де Ла Марк, граф Молевриерский, а Клеве оспаривал у главных претендентов Карл Гонзага, герцог Неверский – потомки некогда правивших в этих землях династий. Свои прежние притязания на часть Юлих-Клевского наследства (а именно на Клеве) возобновили обе ветви саксонского правящего дома Веттинов – Эрнестинская (герцогская) и Альбертинская (курфюршская), чьи представители, будучи лютеранами, тем не менее, из политической выгоды держали сторону императора Рудольфа II. В свою очередь, к приобретению Юлих-Клеве-Берга стремился и сам император: на деле он уже являлся правителем объединенных герцогств (хотя формально власть в них осуществлял учрежденный им в 1591 г. католический регентский совет) и рассчитывал в ходе предстоявшей борьбы наложить на спорные земли свою руку как на вакантный имперский лен. Вместе с тем Габсбурги стремились использовать соперничество претендентов на Юлих-Клевское наследство, чтобы посеять рознь в лагере протестантов: в частности, желая крепче привязать к себе Саксонию и одновременно скомпрометировать ее перед Пфальцем и Бранденбургом, император делал вид, будто намерен действовать в интересах Веттинов.


Карл, маркграф Бургау

Борьба за Юлих-Клевское наследство приобрела значение и за пределами Германии, естественным образом вписавшись в комплекс противоречий, которые сопровождали раздел сфер влияния в Европе между двумя державами – Францией и окружавшими ее наследственными владениями Габсбургов. Вся внешняя политика французского короля Генриха IV [1589-1610] – некогда лидера гугенотов, который отстоял свои права на престол в соперничестве с католической партией, покровительствовавшейся Испанией, – по сути была направлена на уничтожение европейской гегемонии Габсбургов. Важнейшей ареной этой политики были Нидерланды – крупный торговый и промышленный регион на севере континентальной Европы, все еще боровшийся за свою независимость от Испании: здесь антигабсбургские проекты Генриха IV, как прежде движение протестантов Франции и Рейнской Германии в защиту нидерландских единоверцев, находили поддержку протестантской Англии, которая противостояла Испании на море и к тому же имела с Нидерландами тесные экономические связи. Очевидно, что вмешательство Испании на стороне Австрии в спор о Юлих-Клевском наследстве – прилегавших к Нидерландам землях, где мог сформироваться новый очаг габсбургского влияния, – тревожило французского короля. К тому же он выступал союзником пфальцских князей-кальвини¬стов и курфюрста Бранденбургского и, помогая им завладеть спорными территориями, обеспечивал себе на Рейне прочный плацдарм – возможно, это должно было стать первым шагом к воплощению знаменитого «великого замысла» о гармоничном переустройстве Европы, который приписывал Генриху IV его сподвижник Сюлли.
После смерти злополучного Иоанна Вильгельма (25 марта 1609 г.) оба главных претендента на его наследство – курфюрст и Филипп Людвиг Нейбургский, в соответствии с соглашением, достигнутым между Бранденбургом и Пфальцем несколько лет назад и предполагавшим союз с нидерландскими протестантами, попытались самочинно овладеть областями Юлих-Клеве-Берга. Император, действуя в тандеме с Саксонией, немедленно заявил о недопустимости произвола, наложил секвестр на спорное имущество и назначил комиссаром-управляющим герцогствами своего двоюродного брата эрцгерцога Леопольда V (1586-1632), епископа Пассау и Страсбурга, которому в будущем планировал отдать их во владение. Опираясь на военную помощь испанского наместника Нидерландов эрцгерцога-кардинала Альбрехта, тот занял сильную рейнскую крепость Юлих. В свою очередь курфюрст и пфальцграф 31 мая 1609 г. подписали в Дортмунде временное соглашение о кондоминатном (совместном) управлении Юлих-Клеве-Бергом и взаимной защите своих наследственных прав, что явилось уже прямым вызовом императору. В декабре того же года их посольство было благожелательно принято французским королем, обещавшим претендентам защиту от экспансионистских устремлений Габсбургов. В Германии представители Генриха IV Бонгар, Сент-Катрин, а впоследствии Тюмери де Буассиз активно пропагандировали сближение наследников и их приверженцев с Францией. В феврале 1610 г. по договору в Швебиш-Галле к Евангелической унии, с которой открыто заключил союз французский король, примкнули ландграф Гессен-Кассельский и имперские города Ульм и Нюрнберг.


Генрих IV, король Франции

Определения швебиш-галльского договора, подписанного со стороны Франции Тюмери де Буассизом, предусматривали поддержку другими князьями обоих наследников в случае, если их постигнет императорская опала, предоставление в их распоряжение воинского контингента в четыре тысячи человек при тысяче двухстах лошадях и пятнадцати орудиях от имени германских сторонников, а также восьми тысяч человек при двух тысячах лошадей – от имени французского короля. Кондоминатные наследники, в свою очередь, после урегулирования юлих-клевского вопроса обязывались стать военными союзниками Франции в случае начала войны с Испанией и не заключать сепаратного мира в ущерб французским интересам. Сам Генрих IV в ответ на просьбы испанского посла перестать покровительствовать враждебному Габсбургам блоку, рассмеялся: «Передайте вашему государю, что я не тот человек, который уступит хорошую дорогу, что я, подобно императору и эрцгерцогам, не намерен отказываться от своих замыслов и что я решил поддерживать права князей – моих союзников». В то время как в Испанских Нидерландах и рейнских духовных княжествах спешно происходила военная мобилизация для обеспечения позиций эрцгерцога Леопольда, французские войска выдвинулись в Шампань, готовые перейти границу. Вот-вот должно было начаться наступление на германские твердыни Габсбургов. Параллельно военным приготовлениям Генрих IV открыл переговоры с савойским герцогом Карлом Эммануилом I Великим, убеждая того стать союзником Франции для вторжения в габсбургское Миланское герцогство (потенциальный союз было решено скрепить браком наследника герцога принца Пьемонтского с дочерью короля). Насколько далеко шли планы французского монарха по ниспровержению владычества Габсбургов, можно заключить из рекомендаций, данных им в ходе диалога с Савойей своему послу – советнику Гренобльского парламента Клоду де Бюйону: на заключительном этапе переговоров ему было поручено предложить герцогу обмен французской Савойи на те территории Миланского герцогства, которые Франция должна будет занять в ходе предстоящей войны.
Однако спустя пять месяцев произошло, по выражению из знаменитого романа Дюма, «событие, которое спасло Австрию»: Генрих IV пал жертвой покушения католического фанатика. Королем Франции стал его десятилетний сын Людовик XIII [1610-1643] под опекой матери Марии Медичи. Королева-регентша, вынужденная утверждать свой авторитет в государстве в соперничестве с могущественными принцами из дома Конде и к тому же настроенная в пользу немецких католиков, совершенно не была заинтересована в тех планах, которые стремился реализовать ее супруг, однако в рамках союзных обязательств Франции все-таки направила обещанный воинский контингент в помощь Евангелической унии. 1 сентября 1610 г. войска Унии под командованием Христиана Ангальт-Бернбургского, усиленные отрядами из протестантских провинций Нидерландов, выбили эрцгерцога Леопольда из Юлиха. Впрочем, эта победа не имела решающего значения, поскольку в стане протестантов опять начался разброд, вызванный отпадением Франции и происками императорской дипломатии. В результате договора в саксонском городке Ютербог (21 марта 1611 г.) императору путем частичных уступок и соглашения с Саксонией удалось настроить курфюрста Бранденбургского против пфальцской партии. Раскол был усугублен неудачей сватовства пфальцского принца Вольфганга Вильгельма (сына и наследника Филиппа Людвига) к дочери курфюрста Иоанна Сигизмунда. Наконец произошел поворот, серьезно поколебавший репутацию Евангелической унии. Чтобы найти новых союзников, рассорившиеся претенденты, изменили своим единоверцам: Вольфганг Вильгельм, женившись в конце концов на баварской принцессе, перешел в католицизм, получив поддержку Австрии, Испании и Католической лиги (ноябрь 1613 г.), а курфюрст Иоанн Сигизмунд, рассчитывавший на содействие Соединенных провинций, стал кальвинистом (декабрь 1613 г.). После этого конфликт опять приобрел внегерманское развитие, а основными участниками военных действий стали испанцы и голландцы. Чтобы сохранить лицо, Евангелическая уния дистанцировалась от соперничества претендентов на Юлих-Клевское наследство. Только в середине ноября 1614 г. в Ксантене (герцогство Клеве) при посредничестве Франции и Англии между враждующими сторонами было достигнуто соглашение, предусматривавшее раздел спорных территорий на относительно равные части и возобновление кондоминатного управления: пфальцграф получил Юлих и Берг, а курфюрст – Клеве, Марк, Равенсберг и Равенштейн. Но из-за того, что союзники обоих претендентов отказались вывести свои войска из герцогств, Ксантенский договор остался лишь паллиативом и не прекратил раздоров: в той или иной форме борьба за Юлих-Клевское наследство продолжалась, спустя несколько лет потонула в вале событий Тридцатилетней войны, но в итоге «пережила» ее почти на два десятилетия. Лишь в начале эпохи, когда на историческую сцену выступили новые персонажи – творцы новой, княжеской Германии, подобные «Великому курфюрсту» Фридриху Вильгельму Бранденбургскому [1640-1688], юлих-клевский вопрос был окончательно урегулирован: к Бранденбургу отошли Клеве, Марк и Равенсберг, а к Пфальц-Нейбургу – Юлих и Берг с владениями Виннандаль и Брескенланд (договор в Клеве, 9 сентября 1666 г.). В 1671 г. определилась, наконец, и принадлежность Равенштейна, который курфюрст уступил пфальцграфу в обмен на пятьдесят тысяч марок и отказ последнего от некоторых других территориальных притязаний. Голландцы удерживали крепости в Клеве, отданные им в залог военных издержек, вплоть до 1672 г.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments