ko_ua (kolvas) wrote in mil_history,
ko_ua
kolvas
mil_history

Categories:

Тысячи шпионов.

В связи с часто обсуждаемой темой о сотне тысяч польских шпионов или "шпионов", разоблаченных или "разоблаченных" в СССР перед ВОВ. Не углубляясь еще раз в дело подобное этому: "Из закрытого письма ГУГБ НКВД СССР «О фашистско-повстанческой, шпионской, диверсионной и террористической деятельности польской разведки в СССР» 11 августа 1937 г.".  Насколько сама цифра реальна? Просто интересно. Тысячи шпионов - реально? А десятки тысяч?  Реально. Кем должен работать шпион? Кем угодно. Все профессии важны, все профессии нужны... .


Нужно отдать должное польскому патриотизму. Поляки никогда не мирились с потерей своей независимости. Тысячи поляков погибли во время восстаний и войн за независимость Польши. Империи делившие Польшу, всегда вынуждены были с этим считаться. В 1794 году, во время очередного усмирения Польши русскими войсками канцлер А.А.Безбородько писал:"Кажется, главное достигнуто, - что не вспыхнул бунт в губерниях наших."(Канцлер Безбородько в связи с событиями его времени" Сб.Рус.Ист.Общ., т29, СПБ 1881г., стр.266) Особенно "любили" поляки Россию:

"Итак мы у п. Тухачевского - "белополяки". Может у кого-то из читателей это и вызовет радостное сердцебиение - я на это не обижаюсь, ведь в гербе нашего государства - орел белого цвета, имеющий как любой орел, кривой клюв и острые когти; в кампании п. Тухачевского 1920 года он расправил свои могучие крылья и сумел противостоять двуглавому уродцу, хоть тот и выкрасился в красный цвет. Пусть мы будем "белополяками", если наш орел белый. У него от природы одна голова, а когти достаточно остры, чтобы побеждать уродцев и защищать свое гнездо.
...Многие иностранцы, впервые посетившие Польшу и склонные, как и п.Тухачевский, больше верить школьным историкам Иловайским, чем реальности, в разговорах со мной часто задавали вопрос: не опасаюсь ли я, глава государства, распространения русской революции у нас в стране? И неизменно они получали от меня один ответ: если человечеству на роду написано пройти русский эксперимент, в чем я сильно сомневаюсь, то мы, поляки, будем последними, кто на это пойдет. И всегда добавлял, что мы слишком близкие соседи с Россией, чтобы следовать ее примеру". (Пилсудский Ю. "Война 1920 года" М., 1992г.,с.263-268)

Про тысячи шпионов из разных стран.

Тысячи бывших чешских шпионов:


"Имена тысяч бывших сотрудников внешней разведки Чехии по ошибке попали в интернет. Среди рассекреченных агентов, возможно, находятся и те, кто все еще работает в разведке. Как передает "Deutsche Welle", в Чехии в интернет по ошибке попали имена тысяч бывших..." (news.liga.net/news/world/494894-v-chekhii-sluchayno-rassekretili-agentov-vneshney-razvedki.htm)

12 тысяч шпионов "штази":



"Тысячи бывших агентов разведки ГДР, работавших в Западной Германии, до сих пор не раскрыты. Об этом заявил уполномоченный правительства ФРГ по работе с архивами министерства госбезопасности ГДР Роланд Ян в интервью газете "Нойе оснабрюккер цайтунг".

"Наши эксперты исходят из того, что в период между 1949 и 1989 годами на Западе Германии были задействованы около 12 тыс шпионов "штази", - отметил Роланд Ян. По его словам, при этом с 1990 по 1999 год было заведено лишь около 3 тыс дел в отношении граждан ФРГ, подозревавшихся в работе на министерство госбезопасности ГДР. В 500 случаях из них было предъявлено обвинение, в отношении 360 бывших агентов был вынесен обвинительный приговор. Таким образом, большинство экс-шпионов "штази" так и не привлечены к ответственности, подчеркнул уполномоченный германского правительства."(itar-tass.com/c96/200033.html)

А это уже про тысячи западногерманских "шпионов-наблюдателей"(книга настолько интересная, что я не удержался и взял обширные отрывки из нее):

""...Пуллаху удалось с 17 июня по 5 июля 1953 года мобилизовать для сбора информации не менее 548 источников в ГДР, составивших в общей сложности 1288 донесений. За тот же период времени Служба Гелена для быстрой передачи важных сообщений около 100 часов осуществляла радиосвязь между Западным Берлином и ФРГ. В ГДР 17 агентов-радистов отослали в свои центры 41 радиограмму и получили от них 23 радиограммы с новыми инструкциями. Только аналитики, занимавшиеся сухопутными войсками, обработали 320 полученных из ГДР агентурных сообщений. 

...В общей сложности объем собранных агентами сведений, документирующих использование советских войск для подавления народных выступлений 17 июня 1953 года, поражает. «Орг» надеялась использованием многочисленных наблюдателей на местах восполнить нехватку топ-агентов на высоких должностях в ГДР или прерванную связь с ними. По внутриведомственной оценке в Организации Гелена, агента в политической области в определенной мере заменяла «центральная картина из камешков информационной мозаики, собранных разведчиками во всех сферах.
...
у наблюдения за военными объектами на местах была одна важная задача, которую не смогли бы самостоятельно решать отдельные топ-агенты. С одной стороны оно служило составлению полной картины общего стратегического положения. Но особенно в кризисные моменты Холодной войны главной целью слежения за военными объектами было раннее предупреждение о возможной угрозе военного нападения. Таким образом, наблюдение за военными объектами означало массированную разведку и массированный анализ в максимально быстром режиме времени, с быстрой передачей полученных сведений. Большое количество советских военных объектов в ГДР, столь же значительное количество восточногерманских гарнизонов и дополнительная необходимость ведения наблюдения за автомобильным и железнодорожным движением и за перемещениями войск означали необходимость задействования тысяч наблюдателей, которые вплоть до постройки Стены шпионили «извне» за казармами ГСОВГ и ГСВГ. Другим направлением разведывательной работы было приобретение внутренних агентов в советских казармах, причем БНД в первую очередь уделяла внимание вербовке не советских офицеров и солдат, а граждан ГДР. На долгое или на короткое время пребывавших на советских военных объектах: машинисток, телефонисток, переводчиков, ремесленников, кочегаров, уборщиц, работников прачечных, поставщиков топлива и провизии. Эта проблема сохраняла свою остроту для Второго главного отдела МГБ и после постройки Стены, так как именно восточногерманская сторона отвечала за контрразведывательное обеспечение инфраструктуры используемых русскими объектов. Пусть количество попыток вербовки уменьшилось ввиду ухудшения условий после закрытия границы, однако потенциальные кандидаты на вербовку из числа восточных немцев по-прежнему посещали казармы ГСВГ.

В 1960-х годах Федеральная разведывательная служба использовала для агентурной вербовки граждан ГДР в некотором смысле новую тактику. Вопреки распространенному среди широкой публики представлению, ни МГБ, ни БНД не делали свою ставку на шпионские сети, объединявшие большое количество агентов и курьеров, ибо такие разветвленные структуры не могли обеспечить нужной скрытности уже из-за большого числа связанных с ними людей. Вместо этого Пуллах попытался вербовать так называемые шпионские ячейки. С их помощью БНД хотела по принципу снежного кома заполучать новых информаторов, которые в наилучшем случае были бы связаны друг с другом семейными узами. В таком случае гарантировалась скрытность, к тому же агенту легче было бы завербовать своего родственника, нежели человека со стороны. В идеальном варианте в такой семейной шпионской ячейке один из членов был западным немцем, который в ходе своих поездок на Восток регулярно собирал бы и доставлял информацию. Восточногерманская разведка тоже полагалась на «тандемы» из супружеских пар — в качестве как резидентов-»нелегалов», так и курьеров...».
"...
Строительство Берлинской стены для западных спецслужб перевернуло «оперативный мир с ног на голову», как сказано в книге Бейли, Мерфи и Кондрашова «Поле битвы Берлин». Через месяц после физического разделения города ЦРУ сообщало в Вашингтон:

«Уникальные возможности для связи в Берлине теперь ушли в прошлое. Но важно запомнить два момента: движение все еще пересекает границу в обоих направлениях; … и уникальная природа границы между секторами до 13 августа означает, что ни в Западной Германии, ни где-либо еще нет никакой замены для этого метода получения доступа к Восточной Германии».

В качестве установок для продолжения шпионажа меморандум содержал ряд рекомендаций: реактивацию тех агентов, контакт с которыми был за это время потерян, вербовка новых источников особенно из среды коммерсантов и студентов, поддерживающих контакты между востоком и западом, начало активных мероприятий по «запугиванию восточногерманского режима», действия для «драматизации берлинского вопроса во всем мире», для «поддержания морального духа Западного Берлина». Последняя идея была совсем новой в истории противостояния разведок в разделенном Берлине, ибо честно признавала, что произошедшее в Берлине нельзя повернуть вспять. «Мы все в Берлине, сами западные берлинцы, армия США, Государственный департамент вполне понимаем, что ни самая мощная пропаганда, ни самые талантливые дезинформационные операции, никак не смогут реально изменить положение в Берлине».

"(Вагнер Армин, Уль Матиас Wagner Armin, Uhl Matthias "БНД против Советской армии: Западногерманский военный шпионаж в ГДР"   militera.lib.ru/h/wagner_uhl/index.html)



Парикмахеры в Панаме - японские шпионы:

"...Я видел канал в 1912 году, проходя службу на новом линейном корабле «Арканзас», когда президент Тафт посетил на нем зону Панамского канала, чтобы осмотреть это гигантское сооружение перед его открытием для судоходства. Уже в то время первые японские агенты проникли в районы, граничащие с запретной десятимильной зоной, которая извилистой лентой тянется на протяжении сорока шести миль между конечными американскими базами — г. Кристобаль на побережье Атлантического и г. Бальбоа — на побережье Тихого океана. Оба они отделяются воображаемой линией от городов Колон и Панама-Сити, находящихся под юрисдикцией панамских властей. В Панама-Сити расторопные и ненавязчивые японцы служили официантами в отеле «Тиволи», работали парикмахерами во вновь открытых салонах и повсюду открывали зубоврачебные кабинеты. В порту, само собой разумеется, находились рыболовные суда с японскими командами. Над разрозненной деятельностью этих людей возвышался улей японского консульства, который [105] работал буквально круглыми сутками, «защищая» интересы Японии.
У нас было неопределенное и снисходительное отношение к этим маленьким суетливым сынам Ниппона{23},страдающим неутолимым любопытством и страстью к фотографированию. Едва лишь в шлюзах показалась первая вода, как они наводнили всю Панаму. Мы подозревали, что среди них есть шпионы, но общее мнение гласило: «Ну вот еще!» Наше представление о шпионаже и секретной службе было настолько далеким от действительности, что мы считали главной ареной их деятельности страницы бульварных журналов, а помещенные в этих журналах описания коварных шпионских резидентур нас просто смешили.
Накопив за десять лет определенный запас знаний о японской секретной службе, я радикальным образом изменил свои взгляды на ее деятельность. Японские агенты не являлись больше для меня персонажами из какой-нибудь комедии, поставленной в восточном вкусе, а противниками, которые умели искусно плести интриги и борьба с которыми требовала воображения, энергии и смелости...
Согласно полученным сведениям, на втором этаже дома находились служебные помещения так называемого профсоюза японских парикмахеров. Тогда мы не особенно интересовались японскими парикмахерами, скопившимися у зоны канала, но на этот раз они привлекли мое внимание. Проходя по Авенида Сентраль или Калле Карлос а Мендоза, я теперь заглядывал в эти маленькие салончики и всюду находил по четыре — пять свободных мастеров, которые безмятежно сидели в креслах в ожидании клиентов. Парикмахерских было такое обилие, что я попытался их сосчитать. Мне показалось, что в Панаме находилась целая армия парикмахеров. Особенно если учесть, что люди, нуждавшиеся в их услугах, встречались не так уж часто. В одном из салонов я как-то заметил сидевшего в кресле американского моряка. Я остановился, чтобы немного понаблюдать за происходящим, и увидел, что мастер сбросил с себя равнодушие и вовлек своего клиента в оживленную беседу, следуя обычаю, принятому у брадобреев всего мира.
В противоположность севильскому цирюльнику эти японские «фигаро» занимались куда более серьезными делами, чем бороды или сводничество. Уже после беглого ознакомления для меня стало совершенно очевидным довольно странное положение, заключавшееся в том, что парикмахерские салоны являлись передовыми постами японской разведки. Японцы и другие иностранцы в «запретную зону» не допускались, однако никто не препятствовал им черпать ценную информацию среди матросов и представителей малых национальностей, которые регулярно пересекали границу зоны, направляясь в Панаму..." Захариас, Эллис М. Zacharias, Ellis M.
"Секретные миссии. Записки офицера разведки". Из этой же книги:

"...
не менее 30 тысяч шпионов..." немецких во Франции:

" ...впервые после окончания первой мировой войны Соединенные Штаты снова оказались в тисках шпионажа. Внезапное появление агентов противника в мирной стране является признаком (на него слишком часто не обращают внимания), что страна избрана в качестве военного объекта в планах агрессоров. Шпионы всегда появляются перед нападением армии и воздушного флота, и их появление должно раскрыть внимательному наблюдателю планы, разрабатываемые в других странах за закрытыми дверями оперативных отделов постоянно занятых генеральных штабов. Франция кишела немецкими шпионами в 60-х годах прошлого века во время подготовки кампании 1870–1871 гг. Бельгия была наводнена немецкими шпионами в 1912–1913 гг. В 1913 году в Сербии обитало много австрийских агентов. Было очевидно, что эти страны избраны для завоеваний пруссаками, немецким рейхом и австро-венгерской монархией; точно так же в 1934–1935 гг. мне было ясно, что Соединенные Штаты выдвигаются на передний план немецких и японских интересов...

Бисмарк готовился к франко-прусской войне, используя мастера шпионажа доктора Штибера, которому он дал все возможности для забрасывания целой армии шпионов во Францию. Армия шпионов должна была проложить путь армиям вторжения Мольтке. Между 1868–1870 гг. Штибер забросил во Францию не менее 30 тысяч шпионов таким путем, который, если говорить словами Жоржа Буржена — сотрудника французского национального архива, был подобен кампании подрывной деятельности, предшествующей обеим мировым войнам. «Германия приняла такие же тщательные меры предосторожности перед первой мировой войной 1914–1918 гг., как перед войной 1870 г., — писал Буржен в своем описании характера немецкого шпионажа. — Шпионам помогало большое количество национальных групп немцев, которые осели в других странах, а также широко развернувшаяся немецкая торговля. Восточные районы Франции особенно кишели немецкими агентами — сельскохозяйственными рабочими, домашней прислугой, парикмахерами, коммивояжерами, учителями немецкого языка. Многие из них выдавали себя за жителей Бельгии, Швейцарии и Люксембурга». " (Zacharias E. M. Secret Missions. The Story of an Intelligence Officer. — New York: Putnam's Sons, 1946. Эллис М. Захариас, контр-адмирал, высокопоставленный сотрудник разведки ВМС США времен Второй мировой войны, в свое время предсказавший наступление «Холодной войны».)

Тысячи поляков в рядах европейского сопротивления в годы ВМВ:

"Всего по неполным и скорее заниженным данным, в советских партизанских отрядах сражалось около 5 тыс. поляков, а взаимодействовало с ними по меньшей мере в два раза больше. Об их активности свидетельствует, например, тот факт, что 993 польских гражданина удостоены советских орденов.
Массовое участие принимали поляки во французском движении Сопротивления, хотя эта страница истории все еще недостаточно освещена...Число поляков, более или менее связанных с этим движением, особенно на его конечном этапе, составляло около 50 тыс. Поляки участвовали в различных формах борьбы, к которым прибегало французское Сопротивление: в забастовках, актах саботажа, в вооруженной борьбе.
...в департаменте Нор в освобождении участвовали 10 тыс. поляков, и на многих памятниках борцам Сопротивления стоит больше польских, чем французских имен...
...на территории Югославии поляки сражались как поодиночке, так и целыми группами...источником пополнения этих отрядов были около 20 тыс. польских эмигрантов, проживавших в центральных районах Боснии. Вторым источником явились поляки, вывезенные немцами в Югославию на принудительные работы и используемые на строительстве стратегических железнодорожных и шоссейных дорог и на рудниках.
...еще меньше изучен вопрос об участии поляков в антифашистском движении...в самой Германии. В состав организаций...действовавших на территории земли Северный Рейн-Вестфалия, входили польско-немецкие подрывные и диверсионные группы. Их членами были, в частности, поляки, эмигрировавшие до войны в Германию в поисках заработка...также поляки вывезенные на принудительные работы в Германию.
Польские антифашисты участвовали в движении Сопротивления в Бельгии, где проживало большое число польских эмигрантов, в Голландии и Дании. Глубокого изучения заслуживает участие поляков в движении Сопротивления в Италии".
(В.Гура "Интернациональный характер польского движения Сопротивления" ВМВ кн.3, Движение Сопротивления в Европе, М., 1966г., с.211-212.)

А еще я встречал информацию о том, что во время ПМВ, в Бельгии, союзники по Антанте вербовали всех кто вербовался. По принципу западногерманской разведки, чем больше - тем лучше. Сведения о немецких войсках должны были передавать при помощи почтовых голубей, которых в клетках переправляли на воздушных шарах через линию фронта. В тылу одной из немецких армий, за короткое время, нашли около 200 клеток с разбившимися голубями.



Т.е.шпионов бывает очень много. Десятки тысяч. И они могут работать, в стране прибывания, кем угодно.


(фото: copypast.ru/2008/09/24/page,3,polskie_plakaty_96_foto.html)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments