blackstonebite (blackstonebite) wrote in mil_history,
blackstonebite
blackstonebite
mil_history

Categories:

"Вьетнамская грязь" и крах Французской Империи. Сайгонский хаос


Франция, как великая держава, была уничтожена танковым ударом Гитлера в мае1940 года. Благодаря титаническим усилиям де Голля и нескольких десятков тысяч членов "Свободной Франции", фасад великой империи продержался еще несколько лет. Он рухнул под ударами двух "освободительных войн" – во Вьетнаме и Алжире. После этих позорных поражений Франция оправится уже не могла. Официально, началом войны в Индокитае считается бойня, устроенная Вьетмином в Ханое 19 декабря 1946 года. Чтобы понять, как и почему началась война, следует несколько внимательнее рассмотреть события, предшествовавшие этой дате.

Судьба  Вьетнама решалась на июльской конференции в Потсдаме. С точки зрения великих держав, речь шла о не самом важном вопросе разоружения японского контингента, а посему страну, не долго думая, разделили по 16-й параллели. Британцы получали Юг, китайские националисты – Север. Это была формула катастрофы.
 
Командующим британским контингентом был генерал Грэйси – типичный колониальный офицер с ограниченным политическим опытом. Он любил своих индийских солдат, но относился к ним патерналистски, и искренне верил, что "дети природы" должны подчиняться европейцам. Лорд Луи Маунтбаттен, командующий союзными войсками в Юго-Восточной Азии запретил ему вмешиваться во внутренние дела вьетнамцев и заниматься исключительно разоружением японцев. Грэйси, однако, инструкции нарушил. Несмотря на то, что первоначально принял ханойскую декларацию Хо, уже через несколько дней он заявил, что "установление французского контроля – вопрос нескольких недель".
 
Сайгон погрузился в хаос. Дискредитированная французская администрация, добитая капитуляцией Японии, развалилась. Французские колонисты готовились к кровавой войне всех против всех. Комитет Вьетмина боролся за власть с Жаном Седилем – представителем, которого де Голль послал для наведения порядка в Индокитае.
 
Као Дай, Хоа Хао, троцкисты враждовали между собой и все вместе  - с Вьетмином. Бин Ксуен – вооруженная и организованная банда продавала свои услуги тому , кто больше заплатит. На протяжении последующих 10 лет ее использовали и Хо Ши Мин, и французы, до тех пор пока она не была уничтожена президентом Южного Вьетнама  Зьемом. Последняя задача, которая выполняла эта наемная армия – исполнение роли французской полиции, в обмен на франшизу на бордели, казино и опиумные притоны.


 
Седиль находился в невозможной ситуации – с одной стороны, де Голль приказал ему не принимать деклараций независимости Вьетмина, с другой стороны, Вьетмин не соглашался ни на что меньшее. Французские "ветераны" – торговцы, плантаторы и чиновники также на него давили, призывая проявлять жесткость к "Вьетам" и "бандитам", и говоря о том, что местные понимают только язык силы.
 
В то время как лейбористы в Британии намеревались предоставить независимость Индии, Грэйси поддержал французских колониалистов, ввел военное положение, установил комендантский час, запретил собрания и митинги и закрыл все вьетнамские газеты. Для осуществления мероприятий подобного масштаба у Грэйси попросту не было достаточно сил – под его командой было всего лишь 1800 британских солдат и индусов. Поэтому он согласился освободить и вооружить интернированных японцами французских солдат. Речь шла, прежде всего, о членах Иностранного Легиона и десантниках.
 
Освобожденные легионеры и десантники немедленно устроили в Сайгоне погром. Расстреляв часовых, они ворвались в мэрию и изгнали оттуда временный Комитет Вьетмина. После этого легионеры захватили полицейские станции и другие административные учреждения, везде развешивая французские флаги. К ним присоединились озлобленные и напуганные французские гражданские. Все вместе они начали громить вьетнамские лавки и избивать  дубинками всех вьетнамцев, попавшихся под руку.
 
Грэйси и Седиль были потрясены подобным безобразием, виновниками которого они сами отчасти и были, и призывали всех успокоиться – но было слишком поздно.
 
Вьетмин осознал, что если он не перейдет в контратаку, то потеряет импульс и народную поддержку. 24 сентября была объявлена всеобщая забастовка. Именно этот день можно считать началом индокитайской войны, продолжавшейся еще долгие 30 лет. После 24 сентября пути назад не было, и все последующие попытки мирного урегулирования заканчивались крахом.
 
Утром Сайгон был полностью парализован. Электричество было отключено, вода не подавалась, трамваи стояли на путях, даже рикши куда-то исчезли с улиц. Французы, напуганные еще больше, баррикадировались в своих домах или бежали под защиту британских и французских офицеров в комплекс отеля Continental.
 
По всему городу были слышны выстрелы и разрывы минометных снарядов. Боевые отряды Вьетмина штурмовали аэропорт, сожгли центральный рынок, и освободили из тюрьмы сотни своих товарищей, задержанных французами.
 
Наиболее ужасный эпизод произошел в Cite Herault. Наемники Бин Ксуен под предводительством агентов Вьетмина вломились в дома французов, убивая всех без разбора – женщин, детей, стариков. В результате нападения были убиты 150 гражданских лиц. Еще 100 человек были взяты в заложники, многие из них изуродованы.
 
Британия оказалась перед нелегкой дилеммой. С одной стороны,  ей не хотелось ввязываться во вьетнамские проблемы Франции и навлекать на себя гнев антиколониального американского общественного мнения и осуждение Китая. С другой стороны, англичане не могли просто поджав хвост покинуть Китай – это произвело бы дурное впечатление на их собственные колониальные владения в регионе.
 
Как всегда, гении в британском МИДе придумали блестящее решение: "перебросить немедленно французские войска в южный Вьетнам, а самим  немедленно эвакуироваться по их прибытии". И это то, что действительно очень быстро произошло: американцы разрешили передать французам свое оружие и технику, британцы организовали быструю переброску французских подразделений на собственных кораблях и сами поспешили ретироваться.
 
Генерал де Голль, между тем , сделал два символических назначения, которые должны были продемонстрировать его решимость во чтобы то ни стало удержать Вьетнам. Высшим комиссаром Индокитая был провозглашен адмирал Жорж Тьерри  д'Аржанлье – фигура практически средневековая. Адмирал, после первой мировой войны, ушел в монахи, и покинул монастырь только ради того, чтобы присоединиться к Свободной Франции. Самонадеянный и негибкий, адмирал разделял святую веру де Голля в "величие Франции", что неизбежно ставило его на курс лобового столкновения с не менее спесивым Вьетмином. Военным командиром при адмирале был назначен знаменитый генерал Жан-Филипп Леклерк, 2-я бронетанковая дивизия которого в 44-м освободила Париж.
 
Леклерк первоначально последовал совету американского генерала МакАртура: "Везите солдат, еще солдат, как можно больше солдат", но вскоре осознал необходимость поиска политического решения для выхода из хаоса, в котором оказался Индокитай.
 
Леклерк в начале октября прорвал блокаду Сайгона и двинулся по дельте Меконга на север. Вьетмин применил тактику выжженной земли , уничтожая при отступлении деревни, мосты и терроризируя местное население. Местный командир Вьетмина, Тран Ван Джау серьезно ослабил движение ликвидацией тех членов, которые не отвечали его стандартам. Через пять месяцев Леклерк был способен провозгласить победу в южном Вьетнаме, но победа оказалась иллюзией.
 
Французский историк Филипп Девилье, служивший под командованием Леклерка во Вьетнаме, так описывал сложившуюся ситуацию: "Как только мы покидали какую-то местность, там сразу же появлялся Вьетмин. Чтобы закрепить нашу победу, нужно было увеличить в несколько раз количество постов, укрепить их, вооружить жителей деревень и создать разветвленную систему внутренней разведки. То. Что было нужно – это не 35 тысяч солдат Леклерка, а 100 тысяч, но у Франции были другие проблемы, кроме Индокитая".
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments