blackstonebite (blackstonebite) wrote in mil_history,
blackstonebite
blackstonebite
mil_history

Воспоминания французского философа: "Как я освобождал Ливию"


Скандально известный французский философ Бернар-Анри Леви утверждает, что является одним их архитекторов свержения диктаторского режима Муаамара Каддафи в Ливии. В своем новом автобиографическом произведении Леви 
La guerre sans l'aimer (Нелюбимая война)  , не стесняясь,  описывает свои подвиги в древней Керенаике. Среди прочего, он пытался установить дипотношения между ПНС и Израилем и "не допустил того, чтобы в правительство вошли радикальные исламисты".

Леви известен как один из основателей школы “Новой Философии”, критик современного марксизма (нашумевшая книга “Варварство с Человеческим Лицом”, 1977) . Леви – непримиримый борец с мусульманским фундаментализмом. В 2003 году он опубликовал серию очерков “Кто убил Даниэля Перла?” – собственное расследование казни исламистами известного репортера Wall Street Journal в Пакистане. В 2005 он вместе с Салманом Рушди выступил с манифестом “Вместе против нового тоталитаризма” в котором подверг беспощадной критике “Карикатурный скандал пророка Мухаммеда” и попытки распространения мусульманского образа жизни на Европу.

Леви говорит: “Впервые нам удалось установить кровавое побоище так быстро. Ясно, что Франция сыграла ведущую роль. Я думаю, без Франции Соединенные Штаты не стали бы ввязываться, во всяком случае, не зашли бы так далеко. Франция помогла американцам. Помогла им быть честными перед самими собой — потому что нельзя произнести речь Барака Обамы в Каирском университете и не вмешаться в Ливии. Ливия является одним из тех редких, и, возможно, наиболее важных моментов, когда мы ясно можем увидеть линию разлома в мусульманском мире — разлома между тоталитаризмом и стремлением к истинной демократии”.

Леви заявил, что гордится тем, что “французский флаг веет над Бенгази”. С его точки зрения это — демонстрация того, что “демократия, хотя бы один раз не предала сама себя”. Леви говорит, что выступая в Бенгази перед “десятками тысяч людей” он “очень ясно” заявил им, что является евреем.

Леви утверждает, что военной интервенции Франции и НАТО предшествовал его визит в Бенгази 5 марта. Леви, не находящийся ни на какой официальной должности, постоянно цитирует разговоры с президентом Франции Николя Саркози. Именно под влиянием Леви и его отчетов очевидца Саркози убедился в необходимости свержения Каддафи.



Леви превратился в настоящего челнока французской дипломатии (и шпионажа) постоянно путешествовавшим в раздираемую кровавым конфликтом страну. Его Blackberry впервые был использован для передачи точных координат колонн ливийской армии уже 21 марта, а в последний раз – во время финальной битвы за Триполи.

Философ никогда не был пацифистом, но пошел на немалый личный и профессиональный риск: “Прежде всего, существовала непосредственная физическая опасность. Это не имеет никакого значения. Затем, следует ваше имя, ваша репутация. Третья опасность – ты против мира. Война – это жизнь и смерть. Становится ли то, что ты делаешь, причиной еще больших смертей или ты спасаешь жизни? Делаешь ли ты мир лучше или хуже? “.

Леви так описывает свою бурную весеннюю деятельность: “Когда я привез делегацию Мисураты в Елисейский дворец, я знал, что речь пойдет о получении ими новых наступательных вооружений, для того, чтобы быстрее положить конец войне. И когда я привез туда же генерала Юниса, мы знали, что это – не туристический тур с гидом, что Юнис откроет новый фронт, что погибнут еще люди. Ради того, чтобы закончить эту войну”.



Леви рисует полотно “первой европейской войны 21-го века”: Франция и Британия возглавляют вторжение в мусульманское государство, которое является членом Арабской Лиги. Поскольку Леви не занимает никакой официальной должности, он может себе позволить передать колючие оценки президента Саркози, относящиеся к другим мировым лидерам: “Американцы – странно мягкозады”, “Меркель – патетична в своей осторожности”, “Берлускони – спросите его самого, сколько у него осталось мозгов”.

Саркози якобы не хотел смерти Каддафи. На встрече с мятежниками в Елисейском дворце 20 июля он сказал: “Я не хочу, чтобы он превратился в мученика, кроме того, я не убийца. Я, однако, не имею ничего против того, чтобы его убили в вооруженном столкновении”.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments