mikle97 (mikle97) wrote in mil_history,
mikle97
mikle97
mil_history

Categories:

Американская военная миссия связи в ГДР. Год 1964. ч.3

Итак, как обещал – два ЧП которые сильно повлияли на деятельность USMLM в 1964.

1. Т-39 сбитый под Эрфуртом.
28 января 1964 в 14.10 невооруженный учебно-тренировочный самолет ВВС США T-39 Sabreliner взлетел с авиабазы Висбаден (ФРГ) для выполнения рутинного 3-х часового тренировочного полета.


На борту был экипаж из 3-х человек - пилот-инструктор капитан Джон Лоррэйн и обучаемые подполковник Джеральд Ханнафорд и капитан Дональд Миллард. Все шло без неожиданностей, пока на 47-й минуте полета американские радары ПВО засекли приближающийся к границе с ГДР со скоростью 800 км/ч самолет. Все попытки связаться с Т-39 результата не дали. Через 5 минут после пересечения им границы операторы радаров увидели две приближающиеся отметки советских истребителей. В течение еще 11 минут операторы наблюдали, как все три отметки двигались на восток, затем истребители повернули на запад, а 3-я отметка исчезала с экрана. В 15.14 Т-39 был сбит и упал в 20 км к северу от г. Эрфурт (ГДР).

В 17.00 шеф USMLM получил предварительный приказ привести миссию в готовность к поисково-спасательной операции. Через 40 минут был получен приказ о начале поиска пропавшего самолета и в 18.00 первая поисковая команда миссии составленная из офицеров армии и ВВС, свободно говоривших на русском и немецком языках, выехала из Берлина в Эрфурт. В 19.15 шеф миссии встретился с начальником отдела внешних сношений (SERB) штаба ГСВГ и сообщил ему о сбитом над ГДР американском самолете, о выехавшей на место падения поисковой группе и потребовал помощи в соответствии с соглашением Хюбнера-Малинина. Ответ был ожидаемым – отдел внешних сношений доложит командованию ГСВГ и уведомит USMLM как только что-то станет известно. В 20.00 когда из Потсдама выезжала уже вторая поисковая команда, первая добралась до района крушения, преодолев по обледенелым дорогам 190 миль (300 км) за 2 часа. Точного места они не знали, только примерные координаты – 20 км севернее Эрфурта. Там, не месте, им помог какой то гражданский немец, указав что лучшая дорога к месту крушения будет через Фогельсберг. В Фогельсберге местные указали им дорогу непосредственно к месту крушения и сказали что экипаж погиб. Оказавшись на месте, команда оставила машину и стала подниматься по обледеневшему склону холма к месту крушения. Далеко пройти не удалось, так как их блокировала полицейские ГДР. На вершине холма они увидели советских военнослужащих и услышали звон металла. Когда один из офицеров ВМС позвал русских на помощь, группа солдат быстро скатилась вниз по склону. Во главе их был старший лейтенант, который заявил, что офицеры миссии не могут пройти к месту крушения. Он не сказал ничего о судьбе экипажа самолета, заявив только что команда ВМС сможет посетить место крушения на следующий день. Видя, что дальнейший разговор бесполезен, один из офицеров USMLM попытался пробиться к месту крушения силой. Старлей оттолкнул его назад и пригрозил применить оружие. Затем он посоветовал обратиться за разрешением к коменданту. Когда экипаж вернувшись в машину, выезжал из района падения, они увидели немецких солдат устанавливающих запретный знак (MRS). Дорога была блокирована полицейским грузовиком, но из района американцев выпустили. В Эрфурте один из офицеров поисковой команды пошел докладывать в Потсдам по телефону, другой отправился к советскому коменданту. На просьбу пропустить команду миссии к месту падения комендант ответил, что никакой самолет в окрестностях Эрфурта не падал, а пустить американцев в указанный район он не может, так как тот объявлен временной запретной зоной в связи с учениями. Также он заявил что запрет действует с 18.00 на неопределенный период. Экипаж отправился в гостиницу Erfurter Hof для встречи с второй поисковой командой (той что выехала в 20.00). Обе команды получили указание шефа USMLM не обращать внимание на запретные знаки и продолжать попытки добраться до места падения.

В 23.25 шеф миссии снова посетил SERB с просьбой о предоставлении помощи и информации. В отделе присутствовал только переводчик, который пообещал передать просьбу начальству.

Ранним утром 29 января обе команды выехали из Эрфурта к месту падения самолета. Первый экипаж пытался добраться до точки с востока, второй – с западного направления. Команда с востока сумела оторваться от машин наружного наблюдения после 3-х мильной гонки с выключенными огнями по пересеченной местности и прибыла в точку, с которой место падения хорошо наблюдалось в лунном свете. В течение 4-х часов до рассвета, американцы засекли 12 советских машин посетивших место крушения и советских солдат, продолжавших работы на вершине холма (очевидно, извлекали из обломков ценные детали).

Вторая команда, следуя вдоль полевого телефонного кабеля, сумела приблизиться на расстояние до 200 м от самолета, после чего была обнаружена и вынуждена отойти. Днем они повторили попытку, приблизившись на 75 м, и остановились, наткнувшись на полтора десятка вооруженных советских солдат. Подполковник Фэйр, возглавлявший команду, вышел из машины и потребовал пропустить его к месту крушения именем командующего армии США в Европе (by name CINC USAREUR). На это он получил ответ советского полковника, что никакого падения самолета не было, а тут проводятся учения. Также полковник предупредил, что машины ВМС не имеют права передвигаться по проселкам и тропам в этой районе. Фэйр продолжал настаивать на своем требовании. В итоге, вся команда отправилась под конвоем в Эрфуртскую комендатуру. Третья поисковая команда (выехавшая из Берлина после полуночи) успешно ушла от наружки и проникла на расстояние 150 м от места крушения, пока не наткнулась на 4-х советских военнослужащих. Опять офицер USMLM потребовал пропустить их к месту падения, и опять все закончилось тем же – команда под конвоем отправилась в комендатуру.

Единственная поисковая команда, оставшаяся на свободе, продолжила наблюдать за местом крушения до самого заката, сфотографировав 2 советские штабные машины, 2 кареты скорой помощи, грузовик, две машины с кунгами, и до 100 солдат. Затем они сумели успешно уйти с места происшествия с доказательствами, что крушение самолета таки было, и доставить их в Берлин. Задержанные команды оставались в комендатуре до 14.00. Затем, вернувшись в гостиницу и позвонив в Потсдам, они получили приказ оставить в Эрфурте одну сводную команду, а остальным вернуться в Берлин для доклада.

Тем временем, в полдень 29 января полковник Сковронек передал в SERB письмо командующего армией США в Европе генерала Фримена на имя командующего ГСВГ генерала Якубовского. Письмо содержало описание сбитого самолета, детали инцидента и просьба срочно расследовать судьбу экипажа и оказать помощь американской миссии в соответствии с соглашением Хюбнера-Малинина. К середине следующего дня удалось договориться, что обломки самолета и тела экипажа будут переданы американской стороне, и шеф USMLM немедленно выехал к месту крушения. На закате с авиабазы Темпельхоф в Западном Берлине отправился американский конвой из эвакуационных машин и карет скорой помощи. Полковник Сковронек прибыл на место уже в сумерках и осмотрел обломки самолета и обугленные тела экипажа. Хотя было похоже, что часть электронного оборудования исчезла, все же большая часть обгоревших обломков была на месте. Шеф SERB подготовил акт опознания и передачи, который подписали обе стороны. Американский конвой добрался к цели в 2.00 31 января и останки экипажа были погружены в машины скорой помощи. После прибытия в Берлин тела были доставлены на аэродром Темпельхоф, погружены на борт С-130 ВВС США и отправлены в Висбаден. Оставшийся персонал конвоя занялся погрузкой обломков, но в темноте на обледеневшем холме, больших успехов не достиг. Работы продолжились днем и к ним подключились советские солдаты. Как пишется в отчете, они оказали весьма существенную помощь в поиске и погрузке обломков самолета. К 21.00 конвой с обломками отбыл в Берлин, где оказался к 9.00 1 февраля. Вскоре после этого, экипажи USMLM вернулись к месту крушения и опросили местных жителей. В результате пришли к выводу, что Т-39 был сбит советскими перехватчиками. Начштаба ГСВГ отправил письмо НШ USAREUR, в котором выразил свое удовлетворение работой USMLM при исследовании места происшествия и эвакуации обломков.
Ныне на месте падения построен небольшой мемориал:




Продолжение следует...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments