mikle97 (mikle97) wrote in mil_history,
mikle97
mikle97
mil_history

Categories:

Американская военная миссия связи в ГДР. Год 1964. ч.2

Согласно отчету, в 1964 USMLM успешно справлялась с поставленными задачами – дипломатическими и разведывательными
Миссия оставалась единственным каналом связи между США и СССР в Восточной Германии и наиболее важным разведывательным органом США в Европе, поскольку только в этой зоне американские военные могли наблюдать, фотографировать и оценивать действия советских войск в полевых условиях.


1. Разведка.
1.1 Обстановка.
Разведывательная деятельность миссии осложнялось тем что примерно треть территории ГДР входила в состав Постоянных Запретных Зон (Permanent Restricted Areas – PRA), кроме того, действовало 10 Временных Запретных Зон (TRA), общая продолжительность запрета - 72 дня. В 1964 году, по сравнению с предыдущим годом общая площадь PRA увеличилась на 150 кв. миль, закрыв от наблюдения полигон советских понтонно-мостовых частей на Эльбе и железнодорожные узлы в районе Берлина, через которые проходил основной трафик советских военных эшелонов из Польши. TRA, как правило закрывали от наблюдения зоны учений советских войск. Кроме этого, применялась такая мера как установка на отдельных дорогах знаков запрета проезда для машин военных миссий связи (Mission Restriction Sign – MRS). В 1964 таких знаков действовало свыше 2500 и число это постоянно росло.





1.2 Общие сведения
Основным методом сбора ценной информации для сотрудников военных миссий являлись так называемые туры – поездки машин миссии по заранее спланированным маршрутам, которые проходили вблизи мест дислокаций советских и ГДРовских в/ч, стрельбищ, полигонов, аэродромов, железнодорожных узлов. В ходе эти поездок офицеры MLM вели наблюдения за учениями советских войск, передвижениями военных автоколонн и железнодорожных эшелонов, полетами авиации, делали снимки новых образцов техники, проникали на территорию полигонов, добывали документацию, новые образцы снаряжения и боеприпасов, пытались вступать в контакты с отдельными советскими военнослужащими (не без успеха).

1.3 Статистика
Всего в 1964 г. сотрудники миссии совершили 441 разведвыезд (тур) по территории ГДР, общей продолжительностью 645 дней (одновременно выезжали несколько экипажей). По сравнению с 1963, эти числа уменьшились на 71 выезд и 121 день соответственно. Причиной такого снижения разведывательной активности стали два серьезнейших ЧП – в 1964 над территорией ГДР дважды сбивались американские самолеты. В обоих случаях USMLM вынуждена была полностью сворачивать обычную деятельность и бросать все силы на поиск мест падения самолетов, выяснение судьбы экипажей и.т.п. Про эти ЧП подробнее напишу позже.
Общий километраж этих туров составил 311613 км (в 1963 -326271 км). В ходе поездок экипажи миссии 8 раз попадали в дорожные инциденты и 32 раза задерживались советскими и ГДРовскими властями. Причем если количество инцидентов снизилось почти вдвое, то число задержаний увеличилось на 12 по сравнению с предыдущим годом. По результатам туров было подготовлено 643 отдельных разведывательных отчета и отпечатано 79862 фотографии, не считая ответов на отдельные информационные запросы.



1.4 Подготовка и выполнение туров.

Подготовка к разведывательному выезду (туру) обычно длилась два дня. Примерно за неделю, офицер получал расписание, в котором значилась зона, в которую планировался выезд, фамилия водителя и время тура. Не менее чем за два дня до отъезда, он получал из оперативной секции список целей на данный тур. Как правило, требовалось сделать описание, определить дислокацию, сфотографировать определенный радар или узел связи; описать и зарисовать сооружения, на каком либо полигоне; посетить места расположения воинских частей – определить тип части, укомплектованность л/с и техникой; или же наблюдение на железнодорожных узлах, описания и фото эшелонов с войсками и техникой. Часто ставились задачи наблюдения за советскими учениями по наведению переправ через реки. Вообще, в отчете американцы высоко оценивали уровень подготовки советских понтонеров и характеристики переправочной техники. Замечу, что единственный известный мне образец советской военной техники, который американцы в 70-х полностью скопировали и приняли на вооружение своей армии – это как раз понтонный парк ПМП (состоял на вооружении СА с 1962).
Также ставились задачи по фотографированию новых образцов военной техники на дорогах, и обследования мусорных свалок в районе мест дислокации советских воинских частей на предмет поиска материалов имеющих разведывательную ценность. Как пишется, в связи с отсутствием туалетной бумаги, в советских частях часто использовались не по назначению страницы из уставов, технических руководств, служебной документации, обрывки карт. Так что резиновые перчатки были необходимым элементом снаряжения американского разведчика . Как они шутили: «Разведка – грязный бизнес».
Могли ставиться задачи по покупке карт, путеводителей, военных и научных изданий, имевшихся в свободной продаже.

Имея список целей, и приняв во внимание длительность светлого времени суток, дистанции между целями, состояние дорог, наличие запретных знаков (MRS), тур-офицер планировал точный маршрут и расписание тура. Он изучал имеющееся досье на каждую цель поездки. В досье входили все описания данного объекта, сделанные экипажами американской британской и французской миссий за последние два года. К нему также прилагались подробные карты и фотографии.
По этим данным офицер делал выводы, что именно нужно посмотреть и что следует ожидать увидеть. Типичный маршрут разведвыезда содержал от 5 до 15 целей, в зависимости от расстояний между ними. Средняя продолжительность поездки – два дня. Также тур-офицер перед выездом должен был освежить свои знания советской и ГДР-овской военной техники и снаряжения, просмотрев соответствующие таблицы, и карту дислокации в/ч в зоне тура.
Кроме этого, он должен был определиться со списком необходимого снаряжения.
Обычно брали пару обычных биноклей, фотоаппараты, иногда – 30-ти кратный телескоп, приборы ночного видения, мощные фонари для наблюдения и снимков в ночное время, контейнеры для сбора образцов ГСМ, диктофон – для описаний длинных колонн техники. Также брали блокноты и карандаши, ножницы для резки проволоки, перчатки, карманные фонарики, компас, фотопленку, карты местности. На картах наносились только границы постоянных и временных запретных зон. Нанесение на них запланированного маршрута, целей, дислокации воинских частей – категорически запрещалось, все это офицер должен был держать в памяти.
Когда погода была хорошей, и требовались фото с больших расстояний, то брали мощные телевики к фотоаппаратам. Чего не брали в поездки никогда – это оружие и секретные документы.




Экипаж тура – у американцев, как правило, два человека (тур-офицер и водитель). Офицер, как правило, в звании майор или подполковник, водитель – сержант. Иногда в экипаже могло быть еще один-два офицера – стажеры, недавно прибывшие в миссию. У англичан обычный экипаж состоял из 3-х человек.

Когда тур-офицер был готов к выезду, он оставлял копию подробного маршрута оперативному офицеру и сообщал своему водителю время выезда. Выезжал он сам, из Берлинской резиденции, а водителя подбирал в Потсдаме.
Поездки редко были похожи одна на другую при планировании маршрута и расписания старались избегать шаблона.
Например, практиковались выезды не только с утра, но и с наступлением темноты. Это делалось для наблюдения за ночными маршами советских частей, либо для того чтобы у цели с рассветом. Иногда планы приходилось корректировать на ходу – ехали, чтобы прибыть на точку с рассветом, но ночью наткнулись на колонны военной техники, заполонившие все дороги. Тогда сворачивали с дороги, выбирали удобный наблюдательный пункт и старались составить по возможности наиболее полное описание колонны – количество машин, их типы, регистрационные номера и.т.д. Если уже удавалось выйти к объекту с рассветом, то сначала старались сделать панорамные снимки цели, незаметно исследовать мусорную свалку у объекта. Вообще для наблюдения и фотографирования стались максимально использовать светлое время суток, так как ночные фото делать сложнее и качество хуже. Соответственно, когда миссионеров задерживали, их оставляли до наступления темноты.

Перемещаясь от цели к цели, экипажи миссии часто наблюдали советских дорожных регулировщиков на перекрестках. Это был признак того, что в этом месте или недавно прошла и ли скоро пройдет военная колонна. Изучив карту и двигаясь по концентрическим окружностям, экипаж находил другие посты регулировщиков и определял маршрут колонны. Затем либо садился ей на хвост, либо занимал удобный НП и терпеливо ждал ее прохождения.

Каждый экипаж в каждой поездке рано или поздно натыкался на MRS. Иногда меняли маршрут, чтобы не лезть в закрытую зону, а иногда наоборот – помня, что у них нет сведения о дислокации каких либо военных объектов в данном районе, начинали тщательно прочесывать закрытый район, пытаясь узнать, что же там интересного появилось . Тем не менее, больше минимально необходимого времени в запретных районах старались не задерживаться. Ездить приходилось как по автобанам построенным еще при Гитлере (их было особенно много на юге ГДР) так и по проселкам, а то и по лесным тропам.














Некоторые задания тура могли быть достаточно простыми – узнать прекратила ли работу местная комендатура или сфотографировать ГДР-овскую гражданскую радиовышку. Тем не менее, в ходе выполнения каждого из этих заданий экипаж мог наткнуться на непредвиденный объект представляющий разведывательный интерес. И водитель и офицер –разведчик постоянно высматривали что-нибудь необычное. Неожиданный силуэт машины, антенна, мелькнувшая среди деревьев, следы гусениц на дороге – все было поводом для проверки данного места.


Обычно, в полдень экипаж делал остановку на обед. Чтобы совместить приятное с полезным, место для пикника выбирали с таким расчетом, чтобы с него открывался хороший вид на авто или железнодорожную магистраль, или же на советский полигон, на котором в данный момент шли учения. Наблюдению за движением по железным дорогам вообще уделялось много времени – и не без пользы.



Ночью сотрудники миссии могли осуществлять наблюдение за важной железной или автодорогой, либо наблюдать за ночными учениями на полигоне, либо курсировать по району в поисках интересных военных колонн - наиболее секретную технику (радары, ракетные установки) часто перевозили по ночам.
Все же чаще экипажи ночевали в отелях и продолжали поездку на следующий день. Машину вместе со всем снаряжением, запертым в багажник, оставляли на охраняемой стоянке. Тур-офицер забирал с собой только фотопленку со снимками и блокноты. Часто во время таких остановок офицеры посещали книжные магазины, для покупки карт, книг, местной прессы. На базу в Потсдам машина обычно прибывала к вечеру второго дня. Тур-офицер докладывал о прибытии по телефону в берлинскую штаб-квартиру, затем ехал туда и садился писать краткий рапорт о поездке. Написав, он отдавал пленки на проявку, сдавал снаряжение и запирал блокноты с записями в сейф. После этого он мог идти домой отсыпаться, чтобы на следующий день, вернувшись на службу писать уже полный отчет. На обработку и анализ собранного материала, сверку с данными предыдущих поездок и составление отчета уходило до двух дней. Отчет сдавался в оперативную секцию для проверки и редактирования. После этого тур-офицер начинал готовиться к следующей поездке.

1.5 Противодействие спецслужб ГДР.
В 1964 американцы 58 раз отмечали ведение наружного наблюдения за машинами миссии. Рекорд - в мае, 12 раз. По сравнению с предыдущим годом число заметно уменьшилось ( в 1963 было 82 случая). Но при этом отмечается, что когда наружка вела себя деликатно, ненавязчиво (discreet surveillance) – то такие случаи могли в отчеты не попасть. Отмечалось агрессивное поведение экипажей наружки (harassment surveillance) в случаях, когда сотрудники миссии пытались вести наблюдение за учениями немецкой армии. Наблюдение велось как машинами с экипажами в полицейской форме, так и с экипажами в штатском.





В некоторых случаях наблюдение велось командой из нескольких экипажей – один на Мерседесе или БМВ плюс 3-6 седанов ГДР-овского производства. Случалось, когда такие команды пытались блокировать машину миссии или даже сбросить ее с дороги. Как пишется в отчете, мастерство водителей MLM и выдающиеся характеристики американской техники позволяли отрываться от хвоста, как на шоссе, так и на проселках и пересеченной местности. Причем от Мерседесов и БМВ легче всего удавалось отрываться как раз на проселках – видимо, экипажи наружки старались беречь дорогую импортную машину .
В целом, по мнению авторов отчета, наружное наблюдение не создавало серьезных препятствий для деятельности миссии.
Продолжение следует...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments