Михаил Кожемякин (m1kozhemyakin) wrote in mil_history,
Михаил Кожемякин
m1kozhemyakin
mil_history

Categories:

Мальта: оплот рыцарей Св. Иоанна Милосердного и «средиземноморский Сталинград».

Написано для туристического издания, поэтому на военно-историческую статью вряд ли может претендовать, скорее - на популярное изложение событий из военной истории ;)
 



Живописная группа островов, общая площадь которых чуть больше 300 кв. км., окаймленная чудесными золотистыми пляжами, умиротворенно плещется в яркой синеве Средиземного моря. Тихая туристическая гавань, страна жизнерадостных смуглолицых людей, считающих себя потомками древних мореплавателей-финикийцев. Темная зелень садов и буйство красок ярких тропических цветов, старинные стены крепостей, сложенные из серого, чуть отдающего желтизной камня… И каждый камень здесь – немой свидетель доблести и страдания, отчаянной борьбы и несгибаемой твердости духа. Мальта - благодатный уголок земли, по которому за минувшие века дважды пронесся испепеляющий вихрь войны, разрушил строения и выжег сады, но не смог превозмочь высокой гордости людей.Стародавняя Мальта – оплот рыцарей-иоаннитов, о который в 1565 г. разбилась волна османского завоевания. Совсем недавняя Мальта – несдавшийся «средиземноморский Сталинград», о который в 1940-43 гг. обломали зубы Муссолини и Гитлер.
Рыцари Св. Иоанна Иерусалимского. Роскошные красные плащи с белыми крестами, знак принадлежности к военно-монашескому ордену госпитальеров, жители Мальты впервые увидели в 1530 г. Тогда император Священной Римской империи Карл V подарил ордену во владение Мальту и несколько соседних островов. Рыцарям Св. Иоанна Иерусалимского, или Св. Иоанна Милосердного, как называли себя братья этого основанного около 1099 г. ордена, императорский подарок оказался очень кстати. После участия в яростных «битвах креста и полумесяца» в Палестине в эпоху крестовых походов и на острове Родос, который они вынуждены были оставить в 1522 г. после упорной обороны от войск Османской империи, эти бесстрашные и безжалостные воины оказались в Европе на положении бездомных. Впрочем, дар был не безвозмездным. Закрепившись на Мальте, госпитальеры, слывшие мастерами морских сражений, должны были дать отпор бесчинствовавшим в водах Средиземного моря берберийским (северо-африканским) пиратам и воспрепятствовать распространению завоеваний могущественной Османской империи в регионе.Понимая, что новая битва с турками не за горами, госпитальеры принялись активно вгрызаться в каменистую почву островов, возводя мощные укрепления, береговые батареи, разветвленную систему подземных ходов. Их флот, состоявший из быстроходных хорошо вооруженных галер, вскоре нагнал страху на мусульманское судоходство в Средиземном море. Для турецких и магрибинских мореплавателей рыцари-корсары стали такой же постоянной угрозой, как для христианских кораблей – пираты Алжира, Марокко и Триполитании. «Око за око!», - философски ссылались на Ветхий Завет капитаны-госпитальеры, отправляя на дно незадачливого турецкого купца или алжирского пирата.
Однако орден Св. Иоанна Милосердного пробавлялся на Мальте не только военными приготовлениями. Следуя своему названию, госпитальеры активно открывали больницы и приюты для неимущих, занимались благотворительностью, выкупали из плена христианских невольников. В то же время сами «благочестивые братья» в XVI в. уже не отличались суровой аскезой первых «иоаннитов». Современники свидетельствуют, что орденские рыцари и «сержанты» (т.е. давшие монашеский обет воины недворянского происхождения), с большим удовольствием проводили свободное от боевой подготовки время за кружкой доброго мальтийского вина в обществе местных чернооких «дам сердца». Для молитв и ухода за болящими у ордена хватало «гражданских» монахов и священников. Так в ожидании решающей схватки, военном строительстве и буйных рыцарских увеселениях протекала жизнь на Мальте до 1565 г.
Султан Османской империи Сулейман Великолепный, старинный враг ордена, в 1522 г. выгнавший рыцарей с Родоса, решил, что пора убрать Мальту и иоаннитов с пути своей экспансии в Средиземноморье. Мощный флот из 193 османских военных галер, галиотов и галеасов выступил, чтобы покончить с упрямым островом. На борту находилась мощная сухопутная армия, ударные силы которой составляли 6 тыс. грозных султанских янычар и 5 тыс. конных спахиев (воинов, служивших за земельный надел, подобно европейским рыцарям), а общая численность простиралась до 30-40 тыс. воинов. Против этой армады великий магистр ордена Жан Паризо де ла Валетт мог выставить только 540 орденских рыцарей и сержантов, около тысячи союзных испанских и итальянских пехотинцев и аркебузиров, а также пару тысяч моряков и наемников. В этих условиях костяк обороны составили 4 тыс. ополченцев из местных жителей, готовых драться до конца за свой дом и свою веру, а также за своих сеньоров-госпитальеров, заслуживших на острове славу милостивых и веселых суверенов.
18 мая 1565 г. османский флот подошел к Мальте. Сухопутные войска султана под командой Лале Кара Мустафы-паши начали высаживаться на остров, разворачивать громоздкую артиллерию, возводить осадные сооружения. На берегу их ждал неприятный сюрприз: рыцари Св. Иоанна Милосердного свезли под защиту стен своих надежных крепостей все припасы и собрали туда все население, а источники воды завалили падалью. Турецкие воины вскоре стали болеть и испытывать жестокую нужду. Единственным выходом для них стал штурм. В течение месяца шла кровопролитная и изнурительная борьба за небольшой форт Св. Эльма, считавшийся ключом к главной твердыне защитников Мальты – крепости Св. Ангела. Под его стенами полегли до 8 тыс. османских воинов. Когда 23 июня турки наконец ворвались в разрушенный форт, из 600 его защитников в живых оставались только 60 израненных солдат. Турецкий командующий сумел спасти от расправы девятерых, остальных разъяренные тяжелыми потерями янычары изрубили ятаганами, а изуродованные тела погрузили на плоты и пустили через пролив «в подарок» защитникам твердыни Св. Ангела. В ответ госпитальеры казнили несколько сот захваченных турецких пленных. После этого в битве за Мальту никто больше не просил и не получал пощады. По преданию, после этой пирровой победы Лале Кара Мустафа-паша сказал, в сомнении взирая на мощные стены форта Святого Ангела: «Если такой маленький сын обошелся нам столь дорого, то какую цену нам предстоит заплатить за отца?»
Тем не менее, 15 июля турки начали общий штурм крепости с суши и с моря. В проливе лодки с турецким десантом встретили боевые пловцы, набранные из мальтийских рыбаков и ныряльщиков. Внезапно появляясь из воды, они сбрасывали с лодок турецких солдат и топили их. Атака была отбита, но артиллерийская дуэль продолжалась, не умолкая даже ночью. 7 августа турецким инженерам удалось подвести мину под стену форта Св. Ангела. Мощный взрыв уложил на месте множество защитников и проделал в ней широкий пролом, в который устремились ликующие янычары. Казалось, твердыня Св. Ангела вот-вот падет, однако магистр де ла Валетт бросил в бой свой последний резерв – 500 моряков, и приступ был отбит. Еще дважды ходили на штурм османские войска. Но защитники Мальты успели восстановить стены и частично восполнить потери тысячей добровольцев, которые на галерах прорвались к ним на помощь с Сицилии. Турки снова и снова отступали с тяжелыми потерями.
Вцепившись в остров бульдожьей хваткой, турецкий командующий был готов даже зимовать на Мальте, чтобы взять ее защитников измором. Однако эпидемия дизентерии косила ряды его солдат ужаснее, чем картечь обороняющихся, а флот вознамерился уходить в порты Магриба под предлогом приближения сезона штормов. Прибытие 7 сентября к берегам Мальты испанской эскадры, доставившей ее изнемогавшим защитникам 9-тысячное подкрепление, решило судьбу острова. Скрепя сердце, Лале Кара Мустафа-паша скомандовал общее отступление. Напоследок он подарил свободу девятерым личным пленникам – единственным выжившим из гарнизона форта Св. Эльма. Осенью 1565 г. турецкие войска очистили разоренный и усеянный неглубокими смрадными братскими могилами остров. Считается, что к родным берегам вернулись из этого несчастного похода лишь четверть османских воинов. Защитники Мальты дорого заплатили за свободу и победу: в боях полегли половина рыцарей-госпитальеров, множество простых солдат и моряков, а жителей острова – и ополченцев, и «гражданских» - во время осады погибло свыше 7 тыс. человек. Очевидец вспоминал, что выжившие напоминали «живые призраки, покрытые ранами, но с верой и радостью в глазах». Им еще предстояло поднимать из руин свой остров… В память о магистре госпитальеров, под мужественным руководством которого Мальта выдержала страшную осаду, заново отстроенная столица острова получила имя: Ла Валетта.
«Средиземноморский Сталинград». Над Мальтой проносились века, и рыцари Св. Иоанна Милосердного превратились из гордых воинов и корсаров в удачливых дельцов и интриганов (им удалось залучить в «почетные члены» ордена даже российского императора Павла I). В 1798 г. они были изгнаны с Мальты наполеоновскими войсками, а в 1800 г. Франция, в свою очередь, сдала остров Великобритании.
Более чем на полтора века Мальта стала оплотом Туманного Альбиона, средиземноморской базой Британского королевского флота. Мальтийцы и британцы легко нашли общий язык. Жители острова охотно служили в британских войсках и, особенно, на флоте, а консервативные гастрономические вкусы англичан поспособствовали тому, чтоб самым «ходовым» напитком в местных питейных заведениях стало не вино, а пиво.
С началом Второй мировой войны в размеренной и будничной жизни острова, второстепенной после Гибралтара оперативной и ремонтной базы британского флота на Средиземном море, произошло мало изменений. Основные театры войны казались бесконечно далекими, и английские войска на Мальте насчитывал всего 4 тыс. «томми», привычно переносивших скуку гарнизонной службы. Против воздушного нападения защитники острова могли выставить только несколько зенитных батарей и шесть устаревших истребителей-бипланов «Глостер Гладиатор» британских Королевских ВВС.
С вступлением в войну фашистской Италии (10 июня 1940 г.) провинциальный покой Мальты был в прямом смысле слова разорван в клочья. От Сицилии остров отделали всего 60 морских миль, которые боевые самолеты того времени покрывали за десять с небольшим минут лета. Муссолини полагал, что мощное воздушное наступление быстро поставит на колени «этот жалкий британский довесок, болтающийся в потенциально итальянских водах». На следующий день после объявления войны 55 итальянских бомбардировщиков в сопровождении 21 истребителя нанесли бомбовый удар по военной гавани Ла Валетты, аэродрому в Хал Фар и ряду других объектов на Мальте. Их появление было столь неожиданным, что мальтийцы, прогуливавшиеся по столичной набережной, поначалу приняли россыпь черных точек на горизонте за… птиц! А затем с неба посыпались бомбы. Погибли 6 британских военнослужащих и 11 мирных жителей, более полутораста человек были ранены. В грохоте взрывов, стонах искалеченных людей и яростном треске зенитных орудий на Мальту пришла война.
Авианалеты следовали один за другим. Спасаясь от разрушавших Ла Валетту бомбардировок, жители города уходили в сельские районы острова или укрывались в старинных катакомбах, выдолбленных в скальной породе при магистре ордена госпитальеров Жане де Ласкарисе – «галереях Ласкариса». Туда же приносили раненых, там же работал штаб обороны. Из шести истребителей защитников Мальты боеготовыми оказались лишь три, но они взлетали и дрались. Мальтийское предание гласит, что жители острова дали им трогательные имена: «Вера», «Надежда» и «Милосердие», а их молодых пилотов сравнивали в своих молитвах с рыцарями Св. Иоанна Милосердного. Итальянские бомбардировщики каждый день разрушали взлетно-посадочные полосы двух аэродромов острова – Луки и Хал Фар, но каждую ночь рабочие команды из местных жителей вновь засыпали воронки и восстанавливали покрытие. Солдаты не могли участвовать в этих работах: они окапывались и разматывали колючую проволоку на побережье, готовясь жестокой обороной встретить возможную высадку итальянских войск. Мальтийцы, как и во времена «великой осады» 1565 г., были готовы как один встать на защиту своей маленькой родины. Формировались новые батальоны. Когда скудные британские арсеналы на Мальте исчерпали запас современного оружия, милицию, т.е. ополченцев, стали вооружать старыми однозарядными винтовками «времен первой бурской войны».
Британское адмиралтейство с вступлением Италии в войну было уверено, что падение Мальты – всего лишь вопрос времени. Поэтому огромную роль в том, что сражающаяся Мальта не была покинута, сыграл лично премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль. Острым, как у ищейки-бигля, нюхом прозорливого стратега он осязал потенциал сопротивления маленького островного владения и его ключевую позицию на средиземноморских морских путях. «Со времен Нельсона Мальта была верным британским стражем, охранявшим исключительно важный морской коридор в центральной части Средиземного моря, - писал он впоследствии, - Стратегическое значение Мальты никогда еще не было так велико, как во время последней войны. Нужды огромной армии, которая создавалась нами в Египте, ставили перед нами важнейшие задачи обеспечить свободное прохождение наших конвоев через Средиземное море…»
В июле 1940 г. на помощь Мальте пришел флот Его величества. 12 истребителей «Хоукер Харрикейн» с авианосца «Агус» прорвались на помощь Мальте, существенно укрепив силы и подняв дух ее защитников. Затем последовали новые группы самолетов, многие из которых теряли ориентировку в пути и рушились в море. Новый, 1941-й год, Мальта встретила под бомбами, но с несломленной волей и верой в победу. И первая победа вскоре облегчила положение осажденного острова. 28 марта 1941 г. британский флот в сражении у мыса Матапан нанес тяжелое поражение главным силам итальянского флота и на всю оставшуюся войну «приковал» их к базам. Опасность с моря была снята, однако воздушное превосходство продолжало оставаться в руках фашистов, бросивших в бой сотни самолетов.
Малую эффективность массированных бомбардировок Мальты итальянское командование было склонно связывать с отсутствием в их военно-воздушных силах пикирующих бомбардировщиков, способных бить по целям на острове «с пистолетной дистанции». Для того, чтобы добить упрямый остров и воспрепятствовать британскому судоходству в Средиземном море на Сицилии в январе-феврале 1941 г. было развернуто 255 самолетов гитлеровских Люфтваффе, в том числе более 80 пикировщиков Ju-87 «Штукас». Германские пилоты привнесли в воздушное наступление на Мальту свое фанатичное упорство и боевое мастерство. К ним присоединились отряды первоклассных итальянских военно-морских диверсантов «черного князя» Валерио Боргезе, атаковавших военную гавань Ла Валетты. Потри защитников острова в воздухе и на земле росли с каждым днем, на исходе были запасы боевых материалов и так необходимого для обороны горючего. Жители Мальты давно смирились с тем, что все продукты, кроме пива, отпускались им по мизерным карточным нормам. И, тем не менее, борьба продолжалась. Периодически прорывавшиеся на Мальту британские конвои доставляли боеприпасы, запасные части к самолетам и подкрепления, а перелетавшие с авианосцев группы истребителей и торпедоносцев позволяли пополнить редевшие в воздушных боях ряды «мальтийских соколов». Главная заслуга защитников и жителей Мальты, выстоявших под бомбами в 1941 г., заключалась в том, что они оттягивали на себя значительную часть воздушных и морских сил Италии и Германии, «покупая» таким образом шанс на прорыв британских конвоев, обеспечивавших сражающиеся в Северной Африке войска Союзников. Кроме того, действуя с острова, британские воздушные и морские силы сами интенсивно атаковали итало-германское судоходство в Средиземном море.
В 1942 г. положение Мальты стало критическим. В апреле Гитлер и Муссолини на встрече в Берхтесгадене одобрили план «Геркулес», предусматривавший вторжение на остров силами одной германской, одной итальянской и одной сводной парашютных дивизий и морского десанта численностью до 70 тыс. итальянских солдат. Защитники Мальты могли противопоставить им только 26 тыс. бойцов, десяток танков и примерно 450 орудий береговой, зенитной и полевой артиллерии. Именно тогда, сравнивая героическую эпопею маленького британского владения в Средиземном море с разворачивавшейся в далеком городе на Волге эпической битвой Красной армии, Черчилль впервые произнес слова: «средиземноморский Сталинград». Мальтийцы, чувствовавшие в казематах под развалинами своей столицы духовное и боевое братство с советскими товарищами по борьбе, с гордостью подхватили эти слова. «Сталинград» стал на острове излюбленным названием. Офицеры советской военной миссии, оказавшиеся позднее в Ла Валетте пролетом в Александрию, с изумлением вспоминали, как мальтийцы и британские военнослужащие буквально выстраивались в очередь, чтоб только чокнуться с ними кружкой пива. Позднее этот эпизод был описан Валентином Пикулем в его историческом романе «Честь имею».
Между тем именно Мальте Черчилль отводил ключевую роль в британской средиземноморской стратегии, полагая, что после разгрома итало-германских войск в северной Африке она станет плацдармом для начала освобождения Союзниками Южной Европы. Потеря Мальты означала бы для британцев то, что для Советского Союза значила бы потеря Сталинграда, полагал британский премьер. Чтобы влить в жилы израненной Мальты свежую кровь военных и гуманитарных поставок, в августе 1942 г. был собран самый крупный британский конвой для этого направления – 14 быстроходных транспортов под охраной 29 кораблей флота Его величества. Его путь к цели стал одной из наиболее трагических военно-морских битв флота Союзников в истории войны. Германские и итальянские подлодки, сотни боевых самолетов и торпедные катера набросились на конвой, словно волчьи стаи, «отгрызая» от него корабль за кораблем. Тысячи моряков нашли вечный покой в обманчиво ласковых волнах Средиземного моря. И, тем не менее, пять транспортов, в т.ч. тяжело поврежденный американский танкер «Огайо», сумели прорваться в порт Ла Валетты. Они доставили 32 тыс. тонн грузов, в частности - 11 тыс. тонн авиационного топлива. С авианосца «Фьюриес» на мальтийские аэродромы перелетела первая группа отличных британских истребителей «Спитфайр», способных с успехом драться против всех типов германских и итальянских самолетов. Мальтийцы с ликованием приветствовали прибытие конвоя. Современники свидетельствуют, что многие из них увидели в это знак божественного чуда и предстоящего спасения. Теперь Мальта могла выстоять.
Вскоре число переброшенных на остров «Спитфайров» британских Королевских ВВС достигло сотни, и ход войны в небе стал резко меняться. Последнее массированное воздушное наступление на Мальту, предпринятое Люфтваффе в октябре 1942 г., было отбито британскими пилотами и зенитчиками с большими потерями для гитлеровцев. Резко ухудшавшаяся обстановка в Северной Африке заставила нацистов к ноябрю окончательно отказаться от планов высадки на Мальту. Последний воздушный налет был отражен защитниками острова 20 июля 1943 г. Тогда воздушная тревога прозвучала над руинами несдавшегося «средиземноморского Сталинграда» в 3340-й раз…
К этому моменту войска Союзников уже победоносно наступали на Сицилии, не за горами было падение фашистского режима Муссолини в Италии и начало освобождения Европы от нацизма. «Средиземноморский Сталинград» выиграл свою битву длинной в три года. Маленькая группа островков в Средиземном море и их небольшое по меркам всемирного противостояния 1939-45 гг. населения внесли свой самоотверженный вклад в победу во Второй мировой войне. Вклад, оплаченный жизнями 2300 защитников и 1300 жителей острова, 30 тыс. разрушенных зданий и огромным величием духа.
__________________________________________________________________________________________________________Михаил Кожемякин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments