bookinist2006 (bookinist2006) wrote in mil_history,
bookinist2006
bookinist2006
mil_history

Categories:

Фрагмент воспоминаний полковника В.А. Новобранца в свете документов

В работах посвящённых истории советской военной разведки накануне войны часто можно встретить имя Василия Новобранца. Бывший в 1940-41 гг. заместителем начальника Информационного отдела Разведуправления Генштаба Красной Армии, он оставил воспоминания, в которых подробно осветил перипетии своей карьеры, нюансы взаимоотношений внутри среднего и высшего руководства Красной Армии, поделился весьма эмоциональными оценками как общей ситуации того периода нашей истории, так и отдельных личностей, с которыми его сводила жизнь.

Воспоминания Новобранца вышли в 1990 году в 6 номере журнала «Знамя», потом были перепечатаны в журнале «Военно-исторический архив», а в 2009 году были изданы уже отдельной книгой под названием «Я предупреждал о войне Сталина. Записки военного разведчика». Кроме того, много интересной информации о Новобранце было опубликовано в заочной полемике между В. Булатовым («Кто вы, полковник Новобранец?» - тут, тут и тут) и сыном автора воспоминаний – А. Новобранцем («Сын отвечает за отца» - тут, тут и тут) на страницах газеты «Красная Звезда». Также можно указать на краткий анализ воспоминаний Новобранца в работе М.И. Мельтюхова «Советская разведка и проблема внезапного нападения», опубликованная в 3-м номере за 1998 г. журнала «Отечественная история». Кроме того, крайне вольный пересказ истории Новобранца был изложен в книге известного диссидента П.Г. Григоренко «В подполье можно встретить только крыс», где автор больше использовал собственную фантазию, чем какие-либо другие источники.

Не вдаваясь в анализ всего массива фактов, нашедших место на страницах воспоминаний, и не касаясь оценок личности самого автора, хотел бы остановиться лишь на одном, но важном аспекте мемуаров Новобранца. Ключевым эпизодом своих записок Новобранец сделал рассказ о том, как в декабре 1940 г. самовольно, на свой страх и риск, нарушив прямой указ своего начальника – генерал-лейтенанта Ф.И. Голикова, выпустил разведсводку, в которой прямо предупреждал о готовящемся нападении Германии, детально указывал состав и дислокацию немецкой группировки на западной границе СССР. Эта трактовка событий широко известна и часто используется историками и журналистами, пишущими на тему об информированности советского руководства касательно гитлеровского плана «Барбаросса».


Обратимся к тексту Новобранца. Все выделения в тексте здесь и далее – наши.

«Подходило время выпускать сводку по Германии, а у нас ещё продолжались долгие и мучительные дискуссии о том, сколько же немецких дивизий на наших границах и куда Гитлер нацеливает удар - на Англию или на СССР?
Однажды полковник Гусев [начальник «немецкого» отделения Информационного отдела] после очередного доклада Голикову врывается ко мне в кабинет красный от ярости. Размахивая бумагами и картой, матерно ругаясь, кричит:
- Опять срезал!
- Сколько?
- Пятнадцать дивизий!
Я понял, что настал критический момент. Дальше медлить и терпеть было нельзя. Необходимо принимать какое-то твёрдое решение.
А какое? В угоду начальству дать сведения Путника [военный атташе Югославии в Москве, источник Разведуправления]?
Нет! Это будет предательством Родины! От одной мысли о таком выходе из «пикового положения» меня бросало в жар и холод. А если дать достоверные сведения - значит пойти на острый конфликт с начальством и официальным курсом, т.е. в конечном счёте пойти против мнения Сталина. Значит пойти на риск «исчезнуть при неизвестных обстоятельствах», как это произошло с генералом Проскуровым [репрессированный начальник Разведуправления]. Прямо как в сказке: «Пойдёшь направо - медведь задерёт, налево - волки съедят». Для тяжких дум было много оснований. Были и трусливые мыслишки: «Не лучше ли сделать, как начальство приказывает?!»
К счастью, победили те думы и чувства, которые получили своё начало в моем пастушеском кнуте, в моем комсомольском прошлом. Гнездилась также надежда, что Сталин ничего не знает об истинном положении, что его обманывают. И я наметил свой обходный путь.
Приказал полковнику Гусеву заготовить материал для сводки по нашим данным. Гусев взялся с радостью за составление сводки. Через день она уже была готова. Это была сводка № 8 за декабрь 1940 года. Несомненно, она хранится в архиве. Историки могут её прочитать. А если её в архиве нет, изъяли, то это уже будет явное предательство. Повторяю: Разведывательная сводка № 8, официальный документ, изданный Разведупром.
Общее резюме в сводке было такое (цитирую по памяти, так как сам составлял):
«За последнее время отмечаются массовые переброски немецких войск к нашим границам. Эти переброски тщательно скрываются. По состоянию на декабрь 1940 года на наших границах сосредоточено около ста десяти дивизий, из них одиннадцать танковых, группировки войск (см. схему)...»
В схеме мы показали все немецкие войска до дивизии и отдельной части включительно. В выводах я писал: «Это огромное количество войск сосредоточено не для улучшения условий расквартирования, как об этом заявил Гитлер, а для войны против СССР. Поэтому наши войска должны быть бдительны и готовы к отражению военного нападения Германии».
Подпись была такой: ВРИО начальника Информационного отдела Разведывательного управления Генштаба подполковник Новобранец».

Далее следует рассказ о том, как Новобранец организовал практически подпольную публикацию сводки и рассылку её по адресатам без обязательной в таких случаях визы Голикова.

Итак, если взять на веру информацию Новобранца, то выходит, что в этой сводке была вскрыта наступательная группировка немецких войск и сделан вывод о возможном начале военного конфликта с Германией.

До последнего времени, когда не были опубликованы документы Разведуправления, основные претензии историков и исследователей в основном касались точности указанного в воспоминаниях Новобранца числа немецких дивизий, сосредоточенных в ноябре-декабре 1940 года у советской границы. Так, в работе Мельтюхова было справедливо подмечено о несоответствии данных по количеству дивизий, якобы указанных Новобранцем в сводке, с теми реальными цифрами, которые стали известны после войны из немецких источников.

Однако, после издания в 2008 г. сборника документов «Военная разведка информирует. Документы Разведуправления Красной Армии. Январь 1939 – июнь 1941», где была опубликована та самая «разведывательная сводка № 8 (по Западу)» многие вопросы были разрешены сами собой.

Давайте посмотрим на оригинальный текст документа, авторство которого (якобы сводка ушла за его подписью) принадлежит Новобранцу.

«Германия. Изменения в стратегическом развёртывании германской армии

Неудачные попытки подготовить решительные десантные операции против Англии и возросшая активность английской авиации вынудили германское командование отложить наступление на острова на неопределённое время и искать новых направлений для развёртывания своих сухопутных вооружённых сил против Британской империи, ограничив действия против островов в основном лишь воздушной войной и блокадой.
По имеющимся сведениям, Германия совместно с Италией решила нанести удар Англии путём захвата её ближневосточных колоний (Ирак, Египет). В связи с этим центр военных действий, по-видимому, будет перенесён в бассейн Средиземного моря. Об этом свидетельствуют также происходящие в настоящее время перегруппировки германских и итальянских войск в направлении Балкан, ввод германских войск в Румынию, проникновение немцев в Болгарию, а также ведущиеся уже военные действия Италии против Греции.
Эти мероприятия являются не чем иным, как захватом удобных стратегических баз на Балканах и в Средиземном море для развития дальнейших действий в направлении Ближнего Востока.
Кроме того, установлено увеличение германских войск против наших западных границ. Это требует к себе серьёзного внимания, так как общее количество германских сил на Востоке во многом превосходит силы, необходимые для охраны границ.

Общая группировка германских войск на 15 ноября 1940 г.

Общее количество соединений германской сухопутной армии составляет 229—242 дивизии, в том числе 15—17 танковых дивизий и 8—10 моторизованных. Германские войска распределяются следующим образом (схема 1)…
В Восточной Пруссии и на территории бывшей Польши имеется 76—79 дивизий, которые находятся под общим командованием генерал-фельдмаршала Лист.
Находившаяся в начале октября 1940 г. в Галиции и Моравии группа генерал-полковника Бласковиц в составе 15—17 дивизий в течение октября и ноября в основной своей части переброшена в Румынию.
В Болгарии отмечаются части и штабы l-2 германских дивизий, из которых одна якобы моторизованная…
В Богемии, Австрии и Баварии под командованием генерал-фельдмаршала Рейхенау количество дивизий составляет 27—30.
На германо-итало-швейцарской границе под командованием генерал-фельдмаршала Лееб находятся 6—8 дивизий, предназначенных якобы к переброске в Италию для совместных действий в колониях.
Количество германских дивизий, переброшенных в Италию, определяется 5 пехотными и одной танковой; из них якобы 2 пехотные дивизии и одна танковая отмечаются в Ливии.
На франко-испанской границе под командованием генерал-полковника Дольман сосредоточено 12 пехотных дивизий и 2 танковые. Эти войска предназначены якобы для действий против Гибралтара.
В оккупированной части Франции находятся 12 пехотных дивизий и одна танковая.
На северо-западном побережье Франции, в Бельгии и Голландии из группировки, предназначавшейся для действий против Англии, после произведённых германским командованием в сентябре 1940 г. перебросок на юг и юго-восток Германии осталось под командованием генерал-фельдмаршала Клюге и генерал-полковника Буш 36 пехотных дивизий и 2 танковые.
В собственно Германии имеется 20 пехотных и 1—2 танковые дивизии.
В Дании — 3 пехотных дивизии.
В Норвегии — 10—11 пехотных дивизий, из которых 4 на севере и 6—7 на юге.

Группировка германских войск в Восточной Пруссии и на территории бывшей Польши на 15 ноября 1940 г.

На 15 ноября 1940 г. в Восточной Пруссии и на территории бывшей Польши установлено 60—62 пехотных дивизий, 6 моторизованных дивизий, 7—8 танковых дивизий, 3 горно-стрелковые дивизии, кавалерийских полков — 21 (схема 2).
Из них:
а) В Восточной Пруссии установлено 13 пехотных дивизий, одна мотодивизия, до 2 танковых дивизий и 3 кавалерийские бригады.
б) В северной половине Генерал-губернаторства в Польше (граница с юга: (иск.) Влодава, (иск.) Пулавы, (иск.) Радом) против ЗапОВО установлено до 19 пехотных дивизий, до 3 танковых, до одной мотодивизии и 7 кавалерийских полков.
в) В южной половине Генерал-губернаторства в Польше (против КОВО) установлено 23—25 пехотных дивизий, 3 горно-стрелковых дивизии, 4 мотодивизии, 3 танковых дивизии, 7 кавалерийских полков.
г) В глубине, в районе Данциг, Торн, Познань, установлено до 5 пехотных дивизий (2 армейских корпуса), кавалерийский полк.
Всего в Восточной Пруссии и на территории бывшей Польши установлено 76—79 дивизий».

Далее в разведсводке идёт информация по ВМФ Германии, ситуации в Финляндии, Норвегии, Румынии, Болгарии и Италии.

Итак, самое первое, что бросается в глаза – это указание на то, что основным стратегическим решением Германии стало продолжение войны с Великобританией. Будущим театром военных действий Германия рассматривает бассейн Средиземного моря с последующим развитием движения на Ближний Восток и переносом войны в британские колонии. Фактически в этом пункте была ещё раз повторена немецкая дезинформация о продолжении англо-британской войны. Информация о сосредоточении вермахта у советских границ дана в виде оценочной констатации факта, и указано, что она требует лишь «к себе серьёзного внимания». В целом, вывод документа весьма далёк от того алармистского тона, который сквозит в воспоминаниях Новобранца.

Что же касается данных о размещённых дивизиях, то цифры сводки так же далеки от тех «ста десяти дивизий, из них одиннадцать танковых», указанных в воспоминаниях. Согласно информации сводки (сейчас мы не рассматривает то, насколько эти цифры соотносились с реальной группировкой сил вермахта у советских границ в ноябре-декабре 1940 года) в Восточной Пруссии и на территории бывшей Польши было сосредоточено 76-79 дивизий, из них 7-8 танковых. Те 15-17 дивизий, которые были переброшены в Румынию, в сводке указаны как части нацеленные на Балканы и предназначенные для совместных действий с итальянцами против Великобритании, так что включать их в число дивизий, угрожающих СССР, согласно сводке, не приходится.

В связи с этим, большое сомнение вызывает и рассказ Новобранца о конфликте с начальником Разведуправления Голиковым и практически детективная история о том, как непокорный подполковник (звание Новобранца в 1940 г.) втайне от всех рассылает в войска и руководству страны «правдивую» информацию о грядущем нападении врага.

И в заключение ещё один забавный момент. В середине 60-х годов «оппонент» Новобранца, бывший начальник Разведуправления Ф.И. Голиков, ставший к тому времени уже Маршалом Советского Союза, собирался написать книгу о работе военной разведки в предвоенные годы. Идея с созданием такого рода работы не получила одобрение ни в ЦК КПСС, ни в Министерстве обороны, однако Голиков всё же сумел написать статью «Советская военная разведка перед гитлеровским нашествием на СССР», вышедшую в свет уже только в наше время в «Военно-историческом журнале» (№ 12 за 2007 г. и № 1 за 2008 г.). В этой работе и Голиков в свою очередь также ссылается на ту самую сводку № 8. Вот цитата из его воспоминаний:

«В своём изложении я намерен касаться наиболее важного, основываясь главным образом на таких официальных документах ГРУ, какими были его разведывательные сводки. Они издавались нами систематически, типографским способом и доводились до достаточно широкого круга руководящих инстанций, в том числе и в войска.
Сошлюсь, прежде всего, на разведсводку № 8 от 15 ноября 1940 г. [в других источниках эта сводка датируется декабрём 1940 г; скорее всего, сводка была издана в декабре, но содержала данные по состоянию на 15 ноября]. В ней на стр. 3 в статье «Изменение стратегического развёртывания германской армии» сказано, что к осени 1940 года было «установлено увеличение германских войск против наших западных границ». При этом ГРУ подчёркивало, что «это требует к себе серьёзного внимания, так как общее количество германских сил на Востоке во многом превосходят [так в тексте] силы, необходимые для охраны границ».

А дальше маршал начинает уже просто играть с цифрами. Вырывая фразы из контекста документа, не упоминая о том, что основной вывод сводки касался продолжения войны с Великобританией и перегруппировки немецких войск в направлении Балкан, он начинает просто плюсовать все дивизии вермахта, находящиеся вблизи советской границы, дабы подогнать их число под те самые заветные «сто десять дивизий» (в варианте Голикова «от 112 до 120»).

К сожалению, эти небольшие примеры ещё раз доказывают, насколько ненадёжными источниками могут стать мемуарные произведения, особенно когда авторы пытаются или приписать себе чужие заслуги или снять с себя собственную ответственность.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments