toha124 (toha124) wrote in mil_history,
toha124
toha124
mil_history

Category:

УРы. Те, да не те.

Тему для данного поста, надо признать, я выбрал провокационную интересную. Интереснее только "Автострадные танки" ©. Как только речь заходит об укрепленных районах, поклонники известного британского публициста сражаются на полях блогосферы с упорством достойным гарнизона настоящего УРа. 
На самом деле, никакого злого умысла у меня нет - тема данного опуса несколько отличается от той, какую представил себе возмущенный читатель...

Так уж повелось, что когда в военно-исторической среде начинается обсуждение отечественных укрепленных районов, как явления, речь идет о  двадцати одном УРе на старой границе и двадцати УРах на новой, которые были построены-не достроены-заброшены-не вооружены-готовы-не готовы (нужное подчеркнуть) в довоенные годы. В конце разговора обычно обсуждаются укрепления на китайской границе, те, что родом из 60-х.  Проще говоря, рассматриваются УРы, насыщенные в более или менее серьезном количестве ДОЛГОВРЕМЕННЫМИ фортификационными сооружениями. Этакие "домашние заготовки" мирного времени. Таким образом, оказываются обделены вниманием любителей истории иные УРы - полевые.

Летом 1941 года началось массовое строительство оборонительных рубежей. Цель - обеспечить занимающим оборону войскам возможность использовать все преимущества заблаговременно подготовленной в инженерном отношении местности. Однако в силу различных причин, хорошо известных членам нашего сообщества, части и соединения РККА не всегда могли эти рубежи, не всегда грамотно оборудованные, занять. А если и занимали, то использовали крайне неэффективно - командиры всех уровней вынуждены были либо вписываться в замысел тех, кто готовил рубежи, либо переделывать готовые позиции под свое решение. Плюс поправки на несоответствие реальной обстановки ожидаемой и потери полевых войск до занятия рубежа.  "Результат немного предсказуем" ©

Вследствие этого, выявилась необходимость занимать подготовленные рубежи специально подготовленными гарнизонами (не везде и не всегда, разумеется - на особо важных направлениях).  Гарнизоны долговременных УРов были сильно потрепаны, малочисленны либо попросту потеряны. Ситуация потребовала создания новых специальных войск. При этом никто не стал изобретать велосипед  - были созданы во множестве отдельные пулеметно-артиллерийские батальоны, управления и в целом соединения, названные полевыми укрепленными районами.


Схема ПТО и боевого порядка артиллерии 399 опаб из состава 119УР, Подмосковье, 08.09.42.

Полевые УРы применялись на протяжении почти всей войны - с конца первого ее года и вплоть до окончания.
То, что к идее создания укрепленных районов советское командование вернулось, еще раз доказывает -  долговременные УРы в первые дни и недели войны себя оправдали. То же доказано и рядом исторических фактов. Завсегдатаи mil_history знают - там, где гарнизоны и мат.часть были готовы к бою, где удавалось должным образом наладить взаимодействие с полевыми частями, противник нес огромные потери и  темпы наступления снижались. Для прочих кратенько поясню:
  • Гарнизон Рава-Русского УР (два пулеметных батальона) с двумя полками 41-й сд и 91-ым погранотрядом пять суток держали три пехотные и часть сил танковой дивизии из состава 17-й армии немцев.
  • Перемышельский УР сражался семь суток.
  • Гарнизон Тираспольского УР держался 12 суток, обеспечивая отход войск за Днестр. Комендант оставил позиции лишь по приказу командующего Приморской армией. 
  • Опираясь на Киевский УР, 37А более 70 суток (тут могу наврать поправьте, если что) отражала атаки противника.
  • Единственным непрорванным долговременным укреплением Второй Мировой войны оказался советский Карельский УР.
Собственно, и задачи полевых УР в оборонительных операциях практически совпадали с задачами их долговременных предшественников:
  1. Прикрывать важные стратегические и оперативные направления.
  2. Прикрывать наиболее важные административные и экономические центры (районы и города).
  3. Служить опорой оперативного маневра армий и фронтов.
  4. Обеспечивать стабилизацию фронта  в случае его прорыва.

382-ой опаб 160 УР, Тульская область, 12.09.42.

Дальше последует совершенно бредовая, с точки зрения некоторых камрадов, мысль - полевые УРы вовсю применялись в наступательных операциях:
  1. Они создавали из своих оборонительных полос весьма удобные плацдармы для контрударов.
  2. Они сменяли обороняющиеся дивизии и корпуса для создания  ударных группировок, обеспечивая эффективную оборону малыми силами на широком фронте.
  3. Продвигаясь за наступающими войсками, они сменяли соединения перешедшие к обороне для отражения контрударов, обеспечивая таким образом возможность переброски последних на главные направления (где наметился успех).
Изучив следующую схему, читатель увидит, что структура полевого укрепленного района была принята по принципу формирования гарнизонов УРов долговременных, естественно, с некоторыми сокращениями и насыщением вооружением полевого типа:



Следует учитывать, что количество пулаб менялось в зависимости от задач УРа и протяженности фронта и составляло от трех до двенадцати.

Подобная орг.-штатная структура не лишена недостатков. Изначально предполагалось, что практически весь гарнизон будет представлять из себя совокупность огневых расчетов стационарных огневых точек и вести бой всегда совместно с частями полевого заполнения. Поэтому структура полевого УР не обеспечивала самостоятельное ведение боя и его всесторонее обеспечение. Напрочь отсутствовали подразделения разведки, ПВО, хим.защиты. Не было собственной ударной силы для контратак или деблокирования сооружений. Не было арт. орудий калибром свыше 76мм и минометов калибром свыше 82мм. Про транспорт мы скромно умолчим - а ведь протяженности фронта были огромны.

Поставленные суровой действительностью перед необходимостью самостоятельного ведения боя, коменданты УРов брали ответственность на себя и производили внутреннее переформирование с созданием внештатных подразделений.
В случаях, когда заполнение все же присутствовало - общевойсковые командиры часто видели в гарнизоне набор подразделений для собственного усиления и использовали его по собственному усмотрению вплоть до пополнения своих частей.

Организация обороны и построение боевых порядков, боевая служба гарнизонов  основывалась на уставных положениях для полевых войск. Отличие заключалось в построении обороны на фронте в 40-50 км для сильного УР 6-7 батальонного состава. Это считалось нормой. Одному отдельному пулаб нарезалось 2,5-8 км. При этом тактические плотности УР сильно уступали соответствующим показателям стрелковой дивизии:



По личному составу заполнение позиций УР было меньше в 4-5 раз. При этом, во всем уступая дивизии, УРы успешно выполняли свои задачи.
Более того, гарнизоны заменяли общевойсковые соединения по численности большие в три-семь раз.

Несколько примеров:
В августе 42-го года на Донском фронте 34-й УР численностью 4980 чел. сменил две стрелковые дивизии численностью свыше 15000 чел.
В январе 45-го года на 4 Украинском фронте фронте 159-й УР численностью 4100 чел. сменил три стрелковые дивизии и одну вдд численностью свыше 25000 чел.


Каким образом достигался эффект устойчивой обороны малыми силами?

Главным образом особым штатом:




Из анализа приведенных схем следует, что пулеметчики, бронебойщики и артиллеристы составляют 76% численного состава УР, а в дивизии их всего 45%. Это позволяло полевому УР при тактической плотности личного состава  меньшей в 4-5 раз выбрасывать в строну супостата вполне сравнимое количество металла.
Недостаток плотности также компенсировался за счет более эффективной  форт.защиты расчетов и  устройства такого количества инженерных заграждений, какое вставшая в оборону дивизия не имела. Массово применялись ложные сооружения и даже ложные опорные пункты, причем в них обязательно имелись несколько настоящих огневых сооружений с реальными расчетами. 
Строительство полевых УРов выполнялось либо частями УОС (управления оборонительного строительства), либо совместно с ними, либо самостоятельно гарнизонами. При этом земляные работы велись вручную. Конечно, было бы неплохо, если бы РККА обладала серьезными средствами механизации.  Но, к сожалению, уровень развития землеройной и прочей военно-инженерной техники в СССР тогда был примерно на уровне немецкого, т.е. ниже плинтуса. Впрочем, я забываю что пишу о событиях середины прошлого века...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments