Михаил Кожемякин (m1kozhemyakin) wrote in mil_history,
Михаил Кожемякин
m1kozhemyakin
mil_history

Тарас Бульба-Боровец и «Полесская сечь» (Часть 2)


Бульба-Боровец в мундире генерал-хорунжего (1942 г.)

Боевая обстановка складывалась для партизан Бульбы-Боровца в целом удачно, однако им катастрофически не хватало сил для того, чтобы вырваться с регионального уровня. Пытаясь увеличить численность своих отрядов, генерал-атаман пытался провести в подконтрольных районах Полесья мобилизацию. Подобно множеству партизанских мобилизаций всех времен и народов, она принесла ограниченное число ненадежных бойцов и падение популярности среди населения. По состоянию на начало 1943 г., когда отряды «бульбовцев» находились на пике своей мощи, они насчитывали всего около 4 тыс. человек, развернутых на линии Ровно-Звягель [27].
Командующему УПА приходилось вести переговоры с другими силами, вовлеченными в партизанскую войну в Украине, чтобы не оказаться «одному против всех». К лету 1942 г. значительно усилились позиции советских партизан, в т.ч. за счет десантирования хорошо подготовленных командных и диверсионных кадров. Один из лучших партизанских командиров Великой Отечественной полковник (майор ГБ) Д.Медведев в начале сентября 1942 г. пытался склонить Бульбу-Боровца к переходу на свою сторону. Его делегация во главе с подполковником (капитаном ГБ) А.Лукиным встретилась с атаманом-генералом на хуторе Гута. «Бульбовцам» было предложено перейти под советское командование, а взамен обещано щедрое обеспечение оружием и снаряжением, а также высокие посты и награды руководителям УПА в послевоенной Советской Украине. Разумеется, принять такое предложение для Бульбы-Боровца было равнозначно отказу от всех своих идеалов и потому абсолютно невозможно. В конечном итоге стороны проявили прагматизм, договорились о взаимном нейтралитете и обменялись символическими подарками: автомат ППШ - украинскому командующему, упитанный кабанчик – советскому офицеру. Впрочем, встречая небольшие группы народных мстителей, «бульбовцы» продолжали обезоруживать их, о чем советские командиры регулярно сообщали «в центр». Перемирие в таких условиях продержалось около полугода. 16 июня 1943 г. комиссар партизанского соединения Ковпака С.Руднев в своем дневнике характеризовал отряды Бульбы-Боровца уже следующим образом: «Это одна разновидность украинских националистов, которые дерутся против немцев и партизан» [28].
Германская администрация, столкнувшаяся с серьезными затруднениями в Украине, также предпринимала попытки «перетянуть» Бульбу-Боровца с его людьми к себе на службу. 23 ноября 1942 г. начальник СД Волыни и Подолья штурмбанфюрер Пютц лично прибыл для переговоров с генералом-атаманом в село Москвин. Этот эпизод, не продемонстрировавший ничего принципиально нового в позициях сторон и закончившийся безрезультатно, памятен благодаря яркой характеристике «бульбовцев», данной германским чиновником при отъезде: «Эти бандиты – настоящая армия кристальных патриотов. Какая жалость, что они не с нами!» [29].
Но роковыми для движения «бульбовцев» стали не бои с оккупантами, не операции советских спецслужб, а взаимоотношения с украинскими идеологическими соперниками – сторонниками Степана Бандеры из ОУН/б/, в 1942-43 г. стремительно набиравшими влияние в национальном партизанском и политическом движении по всей Украине. Их вооруженные формирования вели упорные бои как с советскими партизанами, так и с германскими войсками (впрочем, с последними бывали и временные тактические союзы). Так как сам Бандера в 1941 г. был арестован гитлеровцами и находился в концлагере Заксенхаузен, руководство ОУН/б/ осуществлял создатель и глава печально знаменитой Службы безопасности (СБ, «безпека») Микола Лебедь. Он характеризовался современниками как безжалостный лидер с диктаторскими наклонностями и мастер интриги. Выполняя его волю, отряды бандеровцев проводили в западных районах Украины настоящие этнические чистки, зверски истребляя польское население и уцелевших при нацистских облавах евреев. В феврале 1943 г. эмиссар ОУН/б/ А.Бусел прибыл в штаб Бульбы-Боровца с предложением объединить силы. Стремившийся к гегемонии Лебедь выдвинул «бульбовцам» восемь условий, главными из которых были: слияние боевых отрядов обеих организаций под эгидой УПА и командой ОУН/б/; признание Бульбой-Боровцом Акта независимости Украины от 30 июня 1941 г.; допуск в отряды «бульбовцев» бандеровских политических агитаторов и сотрудников «безпеки»; уничтожение польского населения в Полесье. Начались длительные и мучительные переговоры, в которых ни одна из сторон не была намерена уступать [30]. Допуская возможность объединения военных сил, атаман-генерал, верный своим демократическим убеждениям, предложил к качестве альтернативы «вождизму» Лебедя создание Общеукраинской народно-революционной Рады. Этот проект поддержали сторонники более умеренного крыла ОУН, возглавлявшегося Андрием Мельником (ОУН/м/), с которыми у Бульбы-Боровца были союзнические отношения, а также сторонники гетманщины (монархисты) и ряд более мелких украинских движений. Но ОУН/б/ все равно превосходила их, даже вместе взятых, своим мощным боевым потенциалом и готовностью идти до конца. Поняв, что с Бульбой-Боровцом договориться не удастся, Лебедь попросту присвоил название «Украинская повстанческая армия» своим формированиям «методом рейдерского захвата», как метко выразился украинский публицист В.Колесниченко [31]. Летом 1943 г. отряды бандеровцев стали открыто нападать на «бульбовцев», разоружая личный состав и убивая командиров. Среди жертв СБ ОУН/б/ оказались многие сподвижники генерала-атамана, включая его супругу Анну Опоченскую, которая была схвачена и расстреляна «безпекой».
Вынужденный сражаться одновременно с немцами, советскими и польскими партизанами, да еще постоянно атакуемый бандеровцами, Бульба-Боровец снова оказался перед тяжелым моральным выбором. Желая дистанцироваться от расправ над поляками и евреями, чинимых отрядами ОУН/б/ (которые теперь именовались УПА), 20 июля 1943 г. он отдал приказ о переименовании своих формирований в Украинскую народную революционную армию (УНРА). Пропагандистский отдел бульбовского штаба, возглавляемый видным украинским публицистом Иваном Митрингой, на страницах своих печатных изданий («газета «Оборона Украины» и листовки) развернул отчаянную антибендеровскую пропаганду. Однако сражаться против новой УПА, в сущности - тоже украинской националистической армии, боровшейся за независимость страны, атаман-генерал оказался не способен. Его отряды таяли с каждым днем, неся большие потери в тяжелых боях и еще более значительные – от дезертирства, а фронты Великой Отечественной войны тем временем неумолимо надвигались на Полесье. Осенью 1943 г. Полесская котловина наполнилась массами уходивших от войны беженцев, эвакуирующимися германскими административными и тыловыми учреждениями, отступающими под натиском Красной армии частями Вермахта и разнородными партизанами, собиравшими богатые трофеи в этом кровавом хаосе [32].
Тогда Бульба-Боровец принял решение вновь искать союза с немцами, которое выглядит скорее жестом отчаяния, чем продуманным военно-политическим ходом. В ночь с 15 на 16 октября штаб УНРА отдал приказ о демобилизации «избыточного» личного состава и разделении всех оставшихся сил на малые группы для продолжения борьбы в тылу Красной армии. На следующий день, передав командование УНР атаману Зубатому-Щербатюку, Бульба-Боровец в сопровождении адъютанта сотника Ждановича выехал в Ровно к своему «старому знакомому» генералу Кицингеру. Он намеревался предложить немцам план совместных действий против советских войск, добиться помощи в эвакуации украинского населения, а также потребовать освобождения «всех украинских политических заключенных» (читай: Степана Бандеры, который смог бы обуздать распоясавшегося Лебедя) и создания в Германии Украинского национального комитета [33]. Сославшись на недостаток полномочий, начальник тыла Вермахта в Украине под строгой охраной отправил самозваного союзника в Берлин. Почувствовав, что вместо переговоров его ждет арест, атаман-генерал, согласно одной из версий, попытался найти убежище у бывшего белоэмигранта и руководителя «Зондер-штаба Россия» Б.Хольмстон-Смысловского [34]. Так или иначе, он был обнаружен и схвачен.
1 декабря за Бульбой-Боровцом закрылись двери барака «Целленбау» зловещего гитлеровского концлагеря Заксенхаузен. Там к тому времени содержались многие деятели украинского национального движения, а также важные военнопленные и деятели Сопротивления. Генерал-атаман находился в изоляции в камере №77, но ему удалость узнать, что совсем недалеко, в камере №73, томится его оппонент Степан Бандера. Заключенные-украинцы пытались общаться, обмениваясь записками на полях газет, и перекликаться, исполняя хором народные песни. За это лагерная администрация регулярно отправляла их в карцер. Несломленный и ироничный Бульба-Боровец был там завсегдатаем.
В 1944 г. катастрофическое ухудшение военного положения нацистской Германии заставило ее руководство запоздало разыграть карту коллаборационизма среди народов СССР. В частности, было разрешено создание Украинского национального комитета (УНК, провозглашен 17 марта 1945 г. в Веймаре), объединившего представителей ОУН/м/, правительства УНР в изгнании и гетманцев-монархистов. Председатель комитета генерал Павло Шандрук формировал части Украинской национальной армии (УНА) для участия в войне на стороне гитлеровцев. Освобожденный вместе с другими украинскими деятелями из концлагеря, Бульба-Боровец активно включился в работу этих структур. Он согласился возглавить создававшуюся в УНА Парашютную бригаду – Группу «Б» (Fallschirmjagd-Brigade – Gruppe «B»), в которой удалось подготовить не более 400 бойцов. В новом амплуа офицера-десантника, бывший партизанский атаман не только с интересом осваивал парашютный спорт, но и пустился в буйное прожектерство. В последние месяцы существования гитлеровской Германии он разрабатывал план заброски его людей на территорию Полесья, где они должны были объединиться с отрядами УНРА и вновь развернуть партизанскую борьбу. На самом деле, последние группы «бульбовцев» в Украине были к тому времени уже абсорбированы или уничтожены бандеровской УПА, а «чужие парашютные подразделения» «безпека» имела приказ «обезоруживать и уничтожать» [35].
Словно пытаясь наверстать упущенное в заключении время, Бульба-Боровец интенсивно участвовал в общественной и публицистической деятельности УНК. Он резко критиковал генерала А.Власова, обвиняя его в «империалистических», «великорусских» наклонностях и призывая немцев не доверять ему [36]. Не скрывал генерал-атаман и своего резкого недовольства политикой гитлеровской верхушки. «Кто хочет разбить советскую империю, должен действовать согласно воле ее подневольных народов, а не против ее», - писал Бульба-Боровец в конце 1944 г. «Идеология нацизма была для нас чуждой и явно враждебной, - отмечал он в своих мемуарах, пытаясь объяснить причины, подтолкнувшие его к коллаборационизму. – Но среди немецкого народа мы имели возможность видеть в годы Второй мировой войны очень много людей… которые с симпатией относились к идеям и программе нашей национально-освободительной борьбы» [37].
Накануне капитуляция гитлеровской Германии Группа «Б» Бульбы-Боровца размещалась в горах близ Йоганесберга. В конце апреля 1945 г. был получен приказ командующего УНА Шандрука прорываться на Запад, чтобы избежать советского плена. Разбив два своих батальона на небольшие группы, Бульба-Боровец приказал им двигаться в Баварию, где украинские парашютисты частично сдались американцам, частично – рассеялись среди местного населения.
Сам генерал-атаман оказался в плену у Союзников. В апреле 1946 г. британские военные следственные органы выдвинули против него обвинение в причастности к массовым убийствам евреев на оккупированных территориях. Бульба-Боровец категорически заявил о своей невиновности. В собственной неповторимом стиле он пообещал «размозжить себе голову об стену камеры, если это не так». В ходе процесса были допрошены более тысячи свидетелей, в том числе выжившие еврейские узники нацистских концлагерей, и в октябре состоялось вынесение вердикта. Бульба-Боровец был оправдан по всем пунктам. Вскоре после этого он сменил лагерь военнопленных на лагерь для перемещенных лиц, где активно сотрудничал с украинскими эмигрантскими организациями.
В 1948 г. Бульба-Боровец переехал в Канаду. Он продолжал играть важную роль в общественно-политической жизни украинской диаспоры и много писал для украино-язычных изданий Нового и Старого света. Несмотря на идеологические разногласия со Степаном Бандерой, в 1959 г., после убийства вождя ОУН/б/ агентами советских спецслужб, он приехал на его похороны в Мюнхен и произнес прочувствованную речь. «Вождь должен властвовать не штыком и ногайкой над телом своего народа, а только над его душой – своею духовной силой, - заявил тогда Бульба-Боровец. – Власть без идейного подъема – это мертвая болтовня».
15 мая 1981 г. Тарас (Максим) Бульба-Боровец скончался в одной из больниц Нью-Йорка в США. Он совсем недолго не дожил до выхода в свет своего главного литературного произведения – мемуаров «Армия без государства». Достойной эпитафией этому неординарному и неоднозначному человеку могли бы послужить известные поэтические строки Иосифа Бродского:

Сколько раз могли убить! А умер старцем.
Даже здесь не существует, Постум, правил…
__________________________________________________________________________________________________Михаил Кожемякин

С Н О С К И:

1. А. Гогун. Между Гитлером и Сталиным. Украинские повстанцы. – СПб, 2004. – С. 96.
2. В. Колесниченко. Украинское освободительное движение и «бандеровщина». – «Новый Севастополь», 09. 02. 2009.
3. С. Чуев. Украинский легион. – М., 2006. – С. 274-275; Т. Бульба-Боровець. Армiя без держави. – Виннипег, 1981. – С. 80.
4. С. Музычик, I. Марчук. Украiньска Повстанча Армiя. – Рiвне, 2006. – С. 5.
5. Т. Бульба-Боровець. Iсторiя Української Повстанчої Армії. - http://forum.ottawa-litopys.org/documents/doc0303_u.htm
6. В. Косик. Украiна i Немеччина у Другiй Свiтовiй вiйнi. – Париж – Нью-Йорк – Львiв, 1993. – С. 119-120.
7. С. Чуев. Украинский легион. – М., 2006. – С. 278.
8. О. Субтельный. Украина. История. – Киев, 1994. – С. 581.
9. Т. Бульба-Боровець. Армiя без держави. – Виннипег, 1981. – С. 121.
10. Там же. – С. 126.
11. С. Чуев. Украинский легион. – М., 2006. – С. 279.
12. Ю. Данюк. Олевська Республіка. - http://olevsk.org.ua/modules/myarticles/article.php?storyid=9
13. С. Чуев. Украинский легион. – М., 2006. – С. 280.
14. В. Косик. Украiна i Немеччина у Другiй Свiтовiй вiйнi. – Париж – Нью-Йорк – Львiв, 1993. – С. 275.
15. Текст здесь: http://www.personal-plus.net/196/1415.html
16. Т. Бульба-Боровець. Армiя без держави. – Виннипег, 1981. – С. 141.
17. В. Косик. Украiна i Немеччина у Другiй Свiтовiй вiйнi. – Париж – Нью-Йорк – Львiв, 1993. – С. 239; С. Музычик, I. Марчук. Украiньска Повстанча Армiя. – Рiвне, 2006. – С. 6.
18. Ю. Данюк. Олевська Республіка. - http://olevsk.org.ua/modules/myarticles/article.php?storyid=9
19. Т. Бульба-Боровець. Армiя без держави. – Виннипег, 1981. – С. 175.
20. Ю. Данюк. Олевська Республіка. - http://olevsk.org.ua/modules/myarticles/article.php?storyid=9
21. Т. Бульба-Боровець. Армiя без держави. – Виннипег, 1981. – С. 179.
22. Організація українських націоналістів і Українська повстанська армія: Історичні нариси / НАН України; Інститут історії України / С. В. Кульчицький (відп. ред.). - Киiв, 2005. - С. 114.
23. Т. Бульба-Боровець. Iсторiя Української Повстанчої Армії. - http://forum.ottawa-litopys.org/documents/doc0303_u.htm
24. С. Чуев. Украинский легион. – М., 2006. – С. 282.
25. Т. Бульба-Боровець. Армiя без держави. – Виннипег, 1981. – С. 204.
26. Г. Бухало. Син землi Полiськоi. – «Волинь», 7.3.2003 / №10 (610).
27. В. Косик. Украiна i Немеччина у Другiй Свiтовiй вiйнi. – Париж – Нью-Йорк – Львiв, 1993.
28. Цит. по: П. Е. Брайко. Партизанский комиссар. - М., 1982
29. Т. Бульба-Боровець. Армiя без держави. – Виннипег, 1981. – С. 223.
30. А. Гогун. Между Гитлером и Сталиным. Украинские повстанцы. – СПб, 2004. – С. 99-100.
31. В. Колесниченко. Украинское освободительное движение и «бандеровщина». – «Новый Севастополь», 09. 02. 2009.
32. Т. Бульба-Боровець. Армiя без держави. – Виннипег, 1981. – С. 271.
33. Там же – С. 278.
34. С. Чуев. Украинский легион. – М., 2006. – С. 294.
35. А. Боляновський. Украiнськi вiйсковi формування в збройних силах Нiмеччини (1939-1945). Львiв, 2003. – С. 308.
36. Т. Бульба-Боровець. Наше становище до Росії, комунізму і генерала Власова. - http://forum.ottawa-litopys.org/documents/doc0304_u.htm; Т. Бульба-Боровець. Iсторiя Української Повстанчої Армії. - http://forum.ottawa-litopys.org/documents/doc0303_u.htm
37. Т. Бульба-Боровець. Армiя без держави. – Виннипег, 1981. – С. 308.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment