Михаил Кожемякин (m1kozhemyakin) wrote in mil_history,
Михаил Кожемякин
m1kozhemyakin
mil_history

Categories:

V3 – «секретное оружие» датского Сопротивления. (часть 1)


Бронеавтомобиль V3 и члены его экипажа в мае 1945 г.; и в музее датского Сопротивления.

Вторая мировая война вошла в историю как «битва брони и моторов», и в рядах стальных героев ее танковых сражений – Т-34 и КВ, «Шерманов» и «Валентайнов», «Тигров» и «Хетцеров», по праву стоят несколько маленьких «подпольщиков» -самодельных бронеавтомобилей, собранных борцами антифашистского Сопротивления стран Европы. Наиболее известным серди них является, несомненно, польский «Kubus», построенный во время Варшавского восстания 1944 г. на одном из заводов столицы Польши силами повстанческих умельцев под руководством инженера Йозефа Ферника.
Этот грозный с вида «бронеобъект» был включен в состав Бронированного взвода моторизованной колонны «Wydra», с 22 августа по 6 сентября 1944 г. принимал отчаянное, но неудачное участие в боях в районе Варшавского университета и был брошен повстанцами при отступлении из-за невозможности его эвакуации. В наши дни тщательно восстановленный «Kubus» экспонируется в Музее Варшавского восстания и даже выезжает своим ходом на различные мемориальные мероприятия.
Гораздо меньше известен его датский «собрат», бронеавтомобиль V3, также успевший повоевать в майские дни 1945 г., хоть и не столь активно. Между тем, история создания этой боевой машины изобилует драматическими эпизодами и интересна хотя бы тем, что V3 был произведен в подполье в условиях гитлеровской оккупации Дании.

Нужно сказать, что, несмотря на подчеркнуто нейтральный и миролюбивый характер оборонительной доктрины предвоенного Датского Королевства, местные военные экспериментировали с применением бронетехники настолько интенсивно, насколько позволял их небольшой бюджет. Первый датский броневик, собранный на шасси Гочкиса М1909 и получивший название HtK46, был заказан еще в 1917 г., правда, не армейцами, а патриотической военизированной организацией «Akademisk Skyttekorps». На первых же крупных учениях бравые волонтеры переехали курятник мирного фермера, после чего опасную новинку «поставили на прикол», а в 1923 г. и вовсе списали. Однако почин был положен. В 1926 г. Датская армия купила в учебных целях итальянский легкий танк «Фиат 3000» (в строю до 1932 г.), а в 1931 г. получила бронеавтомобили «Forsoegs Panser» («Экспериментальный бронеобъект») FP-1и FP-2, построенные на шасси Форда АА и вооруженные 20-мм автоматическими орудиями системы Мадсена. Эти машины оставались в строю вплоть до Второй мировой войны. В 1932-37 гг. на службу были приняты три легких танка «Виккерс» Carden-Loyd Patrol Car Mk VI (FP-3, 4 и 5), однако из-за возникших сложностей в обслуживании они были возвращены поставщику. В 1934-35 гг. парк бронетехники королевства пополнился тремя германскими боевыми машинами – одним «Landsverk L-185», модернизированным под 20-мм пушку Мадсена (FP-6, выведен в резерв в 1939 г.), и двумя «Landsverk М-185» на шасси Бьюссинга (FP-7 и 8, в период оккупации использовались германскими силами в полицейских целях). Однако «немцы», стоимостью 100 тыс. крон каждый, были признаны слишком дорогими. Накануне Второй мировой датские военные планировали закупку 18 шведских бронеавтомобилей Pbil m/39 «Линкс» (в 1939 г. получено три, получивших обозначение PV-10, остальные конфискованы шведской стороной в связи с оккупацией Дании) для вооружения двух кавалерийских полков – драгунского «Jydske» и гусарского «Garder». Датчане также испытывали «бронемотоциклы» «Харлей-Дэвидсон», собранные шведской фабрикой «Landsverk AB». Однако вторжение войск нацистской Германии 9 апреля 1940 г. положило конец этим планам, как и независимости Дании.
Понимая ничтожность шансов своей маленькой, не воевавшей с 1864 г. нейтральной страны противостоять агрессии мощного соседа, король Дании Христиан Х отдал приказ не оказывать захватчикам сопротивления. Тем не мене, в ряде мест продвижение колонн Вермахта и высаженные гитлеровцами морские и воздушные десанты столкнулись с упорным, хоть и непродолжительным противодействием отдельных подразделений Датской армии (ни одна из бронемашин в бой так и не вступила). Но эти изолированные эпизоды не могли изменить общей картины. На Данию на пять лет опустилась тень нацистской оккупации.
Следует признать, что на первых порах оккупационный режим, установленный гитлеровцами в этом скандинавском королевстве, отличался относительной мягкостью, особенно по сравнению со зверствами немцев и их союзников на захваченных территориях СССР, в Польше и в Югославии. Несмотря на то, что в Дании были дислоцированы германские войска, а местная экономика была фактически подчинена интересам Третьего рейха, датская государственность номинально сохранялась, король оставался на троне, правительство функционировало в практически неизмененном довоенном составе. В марте 1943 г. даже состоялись свободные выборы в парламент (Folketinget), в ходе которых датчане «прокатили» главных союзников Гитлера в стране – Датскую национал-социалистическую рабочую партию (Danmarks Nationalsocialistiske Arbejderparti, DNSAP), получившую позорный результат в 2,1% голосов. Согласно воспоминаниям современников, повседневная жизнь датчан в первые годы оккупации мало изменилась, и потому движение Сопротивления в начале не находило широкой поддержки.
Первоначально основу антифашистского подполья страны составляли ячейки запрещенной 22 июня 1941 г. Датской коммунистической партии (Danmarks Kommunistiske Parti), однако по мере того, как Вторая мировая война набирала свои чудовищные обороты, это все явственнее ощущалось в Дании. В 1942 г. страну охватила волна «ненасильственного сопротивления нацистам», выражавшегося, в первую очередь, в актах саботажа и забастовках на работавших на Германию предприятиях, антифашистской агитации (в т.ч. в форме подпольной периодики), игнорировании мероприятий германской администрации и бойкотировании коллаборационистов. С января 1943 г. начали действовать вооруженные отряды «Гражданских партизан» (Borgerlige Partisaner, BOPA), совершавшие диверсии на германских объектах, а так же, периодически, нападения на оккупантов и их датских сторонников. Первоначально созданные коммунистами, они очень скоро собрали в своих рядах пассионариев самого разного толка – левых и либералов, ветеранов войны в Испании и Советско-финской войны, бывших солдат и офицеров, представителей еврейской диаспоры и т.д.
Под влиянием роста антифашистских настроений датской общественности правительство страны стало занимать все более жесткую позицию по отношению к оккупационному режиму. Когда 28 августа 1943 г. германская сторона в ультимативной форме потребовала запрета забастовок и публичных собраний, введения комендантского часа, немецких военно-полевых судов и цензуры, а также «компенсации» в размере 1 млн. крон за каждого убитого «рейхснемца» и взятия заложников, правительство Дании ответило категорическим отказом. На следующий день датское правительство было разогнано по приказу Гитлера, а еще сохранявшиеся небольшие вооруженные силы Дании – разоружены (некоторые гарнизоны пытались оказать немцам сопротивление; датским морякам удалось затопить большинство своих кораблей). Реальная власть в стране перешла в руки германской оккупационной администрации во главе с рейхскомиссаром (ранее – генеральным рейхсуполномоченным, Reichsbevollmächtigter) др. Вернером Бестом; датские органы власти во главе с бывшим дипломатом и открытым германофилом Нильсом Свеннингсеном занимали открыто коллаборационистскую позицию. Датчанам предстояло познать все реалии нацистского «нового порядка» в Европе: жестокое подавление любых протестных выступлений, массовые аресты противников оккупации, стремительные военные суды и расстрелы. Ответом стал быстрый рост движения Сопротивления, ряды которого теперь активно пополняли датские военнослужащие, которым удалось избежать немецких лагерей.
В сентябре 1943 года в качестве руководящего органа движения Сопротивления Дании был создан Совет свободы (Frihedsrådet), объединивший антифашистские силы самой различной политической ориентации. Эмиссарами Совета была установлена связь со знаменитым британским Управлением специальных операций (Special Operations Executive, SOE), после чего борцы Сопротивления стали координировать свои действия с Союзниками. В декабре 1943 г. по инициативе SOE Cоветом свободы было принято решение о создании сети подпольных боевых групп для диверсионных действий против оккупантов, и, в первую очередь, для подготовки массового восстания в момент освобождения Дании англо-американскими или советскими (на последнее особенно надеялись датские коммунисты) войсками. Секретные воздушные поставки оружия и боевых материалов Союзниками, а также тайный доступ на недостаточно бдительно охранявшиеся Вермахтом склады бывших датских вооруженных сил позволил Сопротивлению к началу 1944 г. подготовить более 20 тыс. активных бойцов; к моменту освобождения страны в мае 1945 г. число солдат «тайной армии» Дании достигло 42 тыс.
На протяжении 1944 г. датское Сопротивление осуществляло в среднем от 50-70 до 100 актов саботажа, диверсий и боевых операций ежемесячно («насильственные» акции при этом были наименее частыми), в 1945 г. эти показатели выросли еще значительнее. Всего за время войны датские подпольщики записали на свой счет более 1800 диверсии на железной дороге и свыше 2670 различных операций. В боестолкновениях, в тюрьмах и концентрационных лагерях за это время погибли 850 датских бойцов; 102 патриота были казнены нацистами. Следует признать, что «кровавые» потери гитлеровцев и их местных сторонников в результате действий подполья были значительно меньшими: преодолеть моральные запреты на убийство «гражданским партизанам» неизменно было нелегко, да и угроза взятия оккупантами заложников являлась сдерживающим фактором. Нередки были случаи, когда отчаянные молодые бойцы, спланировавшие нападение на германский патруль или пост и хвалившиеся друг перед другом, как «без жалости перебьют проклятых швабов», в решающую минуту «давали слабину», ограничивались разоружением выглядевших очень невоинственно немецких резервистов и битьем им морд. Со своей стороны, занимавшиеся преследованием Сопротивления в Дании германские и коллаборационистские силовые структуры таких моральных проблем почти не испытывали….
Наиболее известной операцией датского Сопротивления, в которую активно включились и различные «легальные» силы страны, стало спасение датских евреев. Когда 1 октября 1943 г. Гитлер принял решение о депортации восьмитысячной еврейской диаспоры Дании в «лагеря смерти», усилиями борцов Сопротивления и самых широких слоев датского общества большинство евреев были спасены и нелегально переправлены в Швецию на рыбацких лодках, частных яхтах и торговых судах. Нацистам удалось схватить лишь 477 чел., из которых впоследствии погибли около 70 (по данным израильского института «Яд Вашем – более ста).
«Тайная армия» Дании имела достаточно четкую организационную структуру. Основными первичными подразделениями Сопротивления являлись так называемые «милгруппы», т.е. «военные группы» (militaer gruppe), создававшиеся на территориальной основе и насчитывавшие от нескольких до нескольких десятков бойцов. «Милгруппы» объединялись в роты (от 80 до 100 чел.), которыми, как правило, командовали бывшие кадровые военнослужащие. Были предприняты также попытки создания батальонов численностью до 600 бойцов, однако, за исключением Копенгагена, подобная практика была сочтена «нецелесообразной». Для удобства координации действий подполья, вся страна была разделена на шесть военных округов, каждый из которых имел собственный штаб, свои структуры связи, разведки, обеспечения и т.д. В качестве «безопасной базы» датские борцы Сопротивления использовали соседнюю нейтральную Швецию, куда и откуда издревле знакомые с морем датчане легко добирались на моторных и парусных лодках. На вооружении подпольщиков находилось легкое стрелковое оружие и даже пулеметы самых различных систем (в первую очередь – датского, германского, британского и американского производства), гранаты и взрывные устройства фабричного и самодельного выпуска и даже… бронеавтомобиль. Его постройка и последующее боевое применение стало одним из наиболее легендарных эпизодов в истории движения Сопротивления в Дании. Инициатива создания собственной бронетехники принадлежала 7-й роте «Фредериксверк» (7 Komp. Frederiksvaerk) столичного военного округа, названной так по имени небольшого промышленного города (о. Зеландия, близ Копенгагена), где располагался ее подпольный штаб.
Согласно наиболее распространенной версии, датский «партизанский» бронеавтомобиль являлся «духовным наследником» знаменитого польского «Kubus’а». В январе 1945 г. случай якобы свел командира датской подпольной 7-й роты капитана Кима Хвидегарда в одном из питейных заведений Копенгагена с приехавшим с Восточного фронта германским военным журналистом, который участвовал в подавлении Варшавского восстания. Отметим, что многие датские патриоты имели знакомых из числа немецких военнослужащих, что не мешало им страстно желать изгнания оккупантов: таковы были гримасы Второй мировой войны в Западной Европе. Красноречивый «кригсберихтер» живописал своему датскому собеседнику эпизод, когда на германские позиции в районе Варшавского университета «внезапно двинулись собранные поляками броневики устрашающего вида». Так единственный «Kubus» размножился в устах умелого рассказчика до целого бронеавтомобильного подразделения, однако главное, что запомнил капитан Хвидегард из этого «охотничьего рассказа» - растерянность, которую вызвало у гитлеровцев появление повстанческой бронетехники. В результате в штаб столичного военного округа вскоре поступил проект постройки силами подполья из Фредериксверка «экспериментальной боевой машины с броневой защитой». После недолгого раздумья, подпольное руководство дало «добро», тем более, что «мощностей» местных «милгрупп» вполне должно было хватить. В индустриальном городе имелись сталепрокатный завод, судоремонтные доки и железнодорожное депо, на которых работали в своей «легальной» жизни подчиненные капитана Хвидегарда, в основном – пролетарские ребята, с детства привычные к труду и к драке. Имелся в подпольной 7-й роте и человек, который был способен спроектировать, построить бронеавтомобиль и повести его в бой.
29-летний талантливый инженер Виктор Йенсен происходил из буржуазной семьи. До начала войны он шел по благополучному путем молодого человека из обеспеченных слоев общества. Учеба в университете, диплом инженера, блестящие перспективы на будущее, веселое, но в целом «благопристойное» времяпрепровождение в компании сверстников и сверстниц «своего класса», среди которых он пользовался авторитетом как бесшабашный автогонщик и яхтсмен-любитель, страстный охотник, знаток автомобилей и оружия… После германского вторжения Дании Йенсен занял непримиримую позицию по отношению к оккупантам. Он дважды арестовывался за участие в антифашистских акциях, «вылетел» с работы и, в конечном итоге, в 1942 г. был вынужден уйти на нелегальное положение после того, как в случайной стычке ранил немецкого гражданского специалиста. В подполье бывший выходец из «золотой молодежи» сблизился с коммунистами и примкнул к самым радикальным кругам Сопротивления, взявшим курс на вооруженную борьбу. Он участвовал во многих операциях, демонстрируя личную храбрость, а также организаторские способности и отличные технические знания. В 7-й роте, в которой сильно было влияние «левых», Виктор Йенсен носил чин лейтенанта, а в Фредериксверке работал мастером в железнодорожном депо по поддельным документам (кстати, фамилию «Йенсен» ему менять не пришлось, т.к. она считается самой распространенной в Дании). Разумеется, такой человек с готовностью согласился взять на себя организацию постройки броневика и в феврале 1945 г. принялся за дело с кипучей энергией энтузиаста и осторожностью опытного конспиратора.
Базой для постройки боевой машиной стали мастерские депо железнодорожной компании «Фредериксверк – Хундестед» (Frederiksvaerk-Hundested). Дирекция этого предприятия демонстрировала стремление к сотрудничеству с подпольными структурами, особенно в последние месяцы войны, когда стало ясно, что падение нацистской Германии не за горами. Для сохранения строительства в тайне Виктор Йенсен задействовал в реализации проекта весьма ограниченное число рабочих, исключительно сторонников Сопротивления, которым мог доверять лично. Таким образом, быстрота производства была принесена в жертву безопасности. Для создания будущего «секретного оружия» датского Сопротивления был использован принадлежащий железнодорожной компании 2-тонный грузовик «Форд» с двигателем V8, имевший репутацию надежной военного автомобиля (в Германии за годы войны было выпущено 13 952 полугусеничных машины на его базе, производство которых было начато по заказу войск СС). «Форду» инсценировали аварию на территории железнодорожного депо, чтобы избежать посторонних свидетелей, после чего по всем правилам была оформлена документация на его списание. Машину спрятали в пожарном сарае, где в условиях строгой секретности и выполнялась большая часть работ. Для того, чтобы скрыть постройку броневика от любопытных глаз «непосвященных», пришлось пойти на переукомплектование рабочих смен в депо, составив одну из них почти полностью из участников Сопротивления. Несколько человек в дирекции, оказавших в этом помощь, как выяснилось уже после войны, быстро догадались, что за «агрегат» собирают подпольщики, однако держали язык за зубами: получить ярлык «предателя» буквально накануне освобождения никому из них не хотелось.
Проект Виктора Йенсена предусматривал блиндирование автомобиля противопульными броневыми листами и установку на передней части капота экрана большей толщины, чем прочая броневая защита. Вместо кузова монтировался «каземат» прямоугольной формы с прорезными бойницами для стрелков и люком с бронекрышкой полусферической формы в верхней части. В задней части автомобиля располагалась башня цилиндрической формы с турелью для 7,92-мм пулемета Мадсена, которую планировалось оснастить поворотным механизмом с ручным приводом (фактически ее должен был вращать мускульной силой сам стрелок, поворачиваясь вместе с пулеметом за целью). Командир, располагавшийся в кабине вместе с водителем, мог переговариваться с экипажем «каземата» через прорезанное слуховое окошко. «Гражданские» шины автомобиля планировалось заменить армейскими пулестойкими «гусматиками», и, кроме того, установить для их защиты экраны – так называемую «броневую полу-юбку». Проект Йенсена предусматривал для экипажа боевой машины даже определенный комфорт: каземат был оборудован ручками, за которые бойцы могли держаться при движении по пересеченной местности, а также резиновыми валиками, чтоб они не бились о броню; пулеметчик имел вращающееся сиденье с регулировкой высоты. (ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)
___________________________________________________________________________________________Михаил Кожемякин 


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments