Михаил Кожемякин (m1kozhemyakin) wrote in mil_history,
Михаил Кожемякин
m1kozhemyakin
mil_history

Category:

V3 – «секретное оружие» датского Сопротивления. (часть 2)


Бойцы датского движения Сопротивления; и их противник, коллаборационист из HIPO-korpset

«Секретное оружие» получило название «Бронированная машина V3» (Panservognen V3). Считается, что литера V в ее названии обозначала и принятый у Союзников символ победы, и первую букву в имени изобретателя, при всех своих доблестях явно не страдавшего скромностью. Что же касается цифры «3», то датские историки полагают, что она стала результатом остроумного партизанского «прикола». «Секретное оружие Третьего рейха», самолеты-снаряды «Фау-1» и «Фау-2», имели обозначение соответственно V-1 и V-2, следовательно датское «секретное оружие» получило следующий порядковый номер.

Впрочем, спроектировать бронемашину датским подпольщикам удалось гораздо легче, чем построить ее. Работы шли недостаточно быстро: не хватало то людей, то материалов, то вообще приходилось останавливать все и «залегать на дно» из-за подлинной или мнимой угрозы разоблачения. Раздобыть с помощью товарищей со сталепрокатного завода достаточное количество листов «вотановской» стали толщиной до 8 мм, изначально предназначавшихся для бронирования легких боевых кораблей германского Кригсмарине, удалось только месяц спустя. Йенсен и его помощники приняли решение, что безопаснее будет «накопить» материалы в тайном месте на территории завода, а затем вывезти их на грузовике «одной ходкой». К чести датских подпольщиков следует отметить, что провели они эту рискованную операцию безупречно и дерзко, в разгар рабочего дня въехав и выехав через транспортные ворота завода с фиктивными документами на груз. Бездействие германского караула, состоявшего из немолодых и испытывавших мало иллюзий относительно хода войны солдат, было обеспечено несколькими килограммами дефицитного в «рейхе» сливочного масла. Однако при блиндировании автомобиля вскрылась существенная проблема: изготовить башню с помощью имевшегося в депо оборудования не получилось. Пришлось привлекать сторонников Сопротивления, работавших на сталепрокатном заводе, где имелся соответствующий цех. Чтобы не подвергать их излишней опасности, решено было не добывать новые материалы на месте, а тайно ввезти часть броневых листов обратно на завод. Однако на сей раз все прошло не столь гладко: «контробанду» обнаружил один из инженеров, не связанный с Сопротивлением. Не растерявшись, Йенсен и его люди скрутили беднягу, запихнули его в автомобиль и вывезли за город. Там с бдительным «белым воротничком» была проведена «воспитательная беседа», в результате которой он не посмел доложить о случившемся заводскому начальству.
Задержка в работе над «секретным оружием» Сопротивления привела к тому, что в первых числах мая 1945 г., когда война приблизилась к границам Дании, бронеавтомобиль был еще далек от боеготовности. Руководство военного округа «Копенгаген» в связи с этим вызвало капитана Хвидегарда «на ковер» и жестко раскритиковало его «за безответственность и прожектерство». Однако в боевой судьбе V3 это стало решающим моментом: командир 7-й роты «Фредериксверк» получил возможность задействовать бронеавтомобиль, который вышестоящее подпольное начальство «списало со счетов», для поддержки своего подразделения. А рабочие парни из Фредериксверка, как и их весьма пассионарные для датского Сопротивления командиры, буквально рвались в бой, и нашли его себе даже на фоне в целом мирного окончания войны в Дании.
3 мая 1945 г. частям 2-й британской армии, наступавшим на севере континентальной Западной Европы, без боя сдался германский гарнизон Гамбурга. Путь к границам Дании войскам Союзников был открыт. Дислоцированные в этой стране части Вермахта и береговые службы Кригсмарине (Люфтваффе - не в счет, их война происходила, в основном, в небе), и в лучшие времена «Третьего рейха» не отличались высокой боеспособностью: в этих тыловых войсках был слишком велик процент резервистов старших возрастов и военнослужащих с физическими ограничениями. Теперь же сознание обреченности гитлеровского режима вовсе лишило их воли к сопротивлению. На следующий день был подписан акт о капитуляции, согласно которому все, расположенные на датской территории германские военные сдавались представителям британского командования. За отсутствием в Дании крупных контингентов британских войск, немцы капитулировали перед вышедшей из подполья «тайной армией» этой страны, перешедшей в оперативное подчинение командующему 2-й британской армии сэру Майлзу Кристоферу Демпси. Датчанам по сути пришлось только эскортировать немцев c их воинским и личным имуществом (зачастую – даже с оружием) на сборные пункты близ границы, где их встречали британцы. В течение шести недель сдавшиеся германские войска были выдворены из Дании при почти идеальном соблюдении обеими сторонами условий капитуляции. Исключения касались только служащих СС, которым пришлось расплатиться за жестокие преследования противников гитлеровского режима в стране: датские бойцы Сопротивления разоружали их и гнали под конвоем, как уголовников. При этом многие эсэсовцы были избиты, а основные подозреваемые в совершении военных преступлений ( в т.ч. рейхскомиссар Бест) – задержаны и преданы суду в Дании.
В преддверие решающих событий, на рассвете 4 мая, командир 7-й роты «Фредериксверк» и конструктор-командир броневика V3 приняли решение в срочном порядке «довести» боевую машину и задействовать ее в предполагаемых боевых действиях. Все меры конспирации были прекращены. Полусобранная бронемашина своим ходом вышла с территории железнодорожного депо и двинулась в направлении сталепрокатного завода, где планировалось установить на нее башню. Виктор Йенсен занял место водителя, а в каземате располагались еще несколько бойцов, вооруженные пистолет-пулеметами «Стэн», полученными от британцев, и «Бергман и Мюллер» MP-34/1, выпускавшимися в Дании в довоенные годы. Вышедшие из подполья бойцы 7-й роты сопровождали машину с оружием в руках на случай, если немцы или коллаборационисты попытаются встать у V3 на пути. Немногочисленные прохожие застывали в изумлении не столько при виде вооруженных до зубов решительных парней, облаченных в живописную комбинацию элементов старой датской и немецкой униформы и гражданской одежды, сколько – угловатого стального монстра. Караул Вермахта, несший службу на сталелитейном заводе скорее по инерции, был впечатлен явлением V3 не меньше, особенно когда ему в тыл высыпала из цехов группа вооруженных рабочих – участники местной «милгруппы». Больше для вида резервисты заняли оборону, после чего командовавший ими лейтенант вышел для переговоров к капитану Хвидегарду. Он попросил позволить увести своих подчиненных в расположение части, т.к. приказ о капитуляции еще не поступал, а «крови он не хочет». Датский офицер согласился при условии, что немцы сложат оружие, на чем договоренность и была достигнута. После того, как солдаты Вермахта отдали винтовки и понуро промаршировали в казармы, а их места в укрепленных огневых точках заняли бойцы датского Сопротивления, бронеавтомобиль, надсадно ревущий мотором и объятый клубами выхлопных газов (под бронированным капотом двигатель буквально «вскипал») проследовал в цех. Капитан Хвидегард понимал, что, если что немцы соберутся с силами и предпримут контратаку, у них будет прекрасный шанс «накрыть» главные силы местного Спопротивления; однако он сознательно пошел на риск, рассчитывая на деморализацию и невысокую боеспособность дислоцированных в Фредериксверке подразделений оккупантов.
На сталепрокатном заводе на V3 в спешном порядке «намертво» приклепали уже готовую башню. Для того, чтобы пулеметчик мог вести огонь во все стороны, на ней пришлось прорезать дополнительные бойницы, однако турель при этом пришлось демонтировать, и вести огонь стрелку теперь предстояло «с рук». Для того, чтобы двигатель нормально охлаждался, пришлось также проделать большое прямоугольное отверстие в переднем щите бронекапота, что существенно снижало защиту «сердца» бронемашины, зато обеспечивало ей относительно стабильную подвижность. Установить броневой экран, защищавший колеса, подпольщики так и не успели, равно как пришлось выпустить V3 «в дело» на его «гражданских» шинах – достать «гусматики» в условиях военного дефицита не удалось. К вечеру 4 мая «секретное оружие» датского подполья было готово к активным действиям. Лейтенант Йенсен вновь сам сел за руль бронеавтомобиля, рядом располагался еще один боец – запасной шофер на случай, если командир будет выведен из строя. В каземате находились трое стрелков с пистолет-пулеметами и карабином для ведения снайперского огня, а в башне – пулеметчик с 7,92-мм ручным пулеметом Мадсена М1924. Одетые в рабочие комбинезоны и старые военные мундиры, с датскими и германскими стальными шлемами на головах, члены экипажа выглядел заправскими танкистами. В качестве опознавательных знаков, но больше – для эффектности, на броневую плиту, защищавшую машину спереди, красной краской были нанесены слова «Frit Danmark» («Свободная Дания») и литеры V3. По обе стороны каземата также были изображены буквы «V», а на бронещите кабины - вертикальный белый крест с датского национального флага.
Между тем, с сообщением британской радиостанции «Би-Би-Си» в 20:30 по местному времени во Фредериксверк пришло известие о сдаче германских войск в Дании. Улицы заполнились ликующими людьми, размахивавшими национальными флагами и певшими патриотические песни. К этому времени 7-я рота капитана Хвидегарда при поддержке собственной бронетехники в лице V3 блокировала место дислокации германского гарнизона, что было нелегко осуществить в чисто оперативном плане, учитывая значительное численное превосходство немцев. Однако немецкие подразделения выполняли условия капитуляции досконально, вывесили белый флаг, сняли все внешние посты и, за исключением делегатов для связи с местным муниципалитетом и самими Хвидегардом, носа из расположения не казали. Тем не менее, руководство датского Сопротивления на первых порах опасалось действий «отдельных групп немецких военнослужащих, не получивших приказа о капитуляции или игнорирующих его». Исполняя приказ из Копенгагена, командир 7-й роты отправил в окрестности города несколько механизированных патрулей для поиска и локализации таких предполагаемых групп. Бронеавтомобиль V3 совершил 4-5 мая два разведывательных выхода вдоль побережья в направлении на Хундестед и Фредерикссунн. При этом его сопровождали группы экзальтированной местной молодежи на велосипедах. Членам экипажа приходилось со всей возможной жесткостью убеждать подростков отстать ради их же собственной безопасности: лейтенант Йенсен предполагал, что его машина в любую минуту может вступить в бой. Однако единственным встреченным германским солдатом оказался молодой дезертир, недавно женившийся на датской девушке и теперь сбежавший из части, чтобы не расставаться с возлюбленной. «Проникшись» его историей, Йенсен отпустил солдатика с миром и даже подарил ему свой кожаный плащ, чтобы закрыть форму (через несколько дней честный немец вернул его). На исходе дня бронеавтомобиль возвратился в распоряжение 7-й роты. На улицах Фредериксверка его экипаж встречали как героев, однако даже радость долгожданного освобождения Дании не могла скрасить разочарования «самодельных танкистов». Всем им, давними участникам Сопротивления, не раз приходилось участвовали в стычках, однако решающий бой, в который они мечтали пойти на броне, похоже, не состоялся.
Но многие из датских коллаборационистов, которым нечего было ждать от Сопротивления, кроме ареста, суда и возмездия, не собирались сдаваться так легко. Наиболее фанатичные из них, в первую очередь - бывшие служащие корпуса «Шальбург» (Schalburgkorps), подчинявшегося Германским СС (Germanische-SS) и активисты DNSAP, даже пытались развернуть в стране партизанские действия по примеру германских «вервольфов». Впрочем, достигли они немногого и вскоре были ликвидированы. Другие пытались с оружием в руках пробиться к побережью и уйти в нейтральную Швецию или просто спрятаться понадежнее и «отсидеться». В бою с такими людьми и получил свое боевое крещение самодельный бронеавтомобиль датского движения Сопротивления.
Когда в сентябре 1944 г. германские оккупационные власти ликвидировали датскую полицию и депортировали многих ее сотрудников в концлагеря, для исполнения полицейских функций в стране немцами был создан корпус вспомогательной полиции (Hilfspolizei, HIPO-korpset). В это формирование, занимавшееся, в первую очередь, преследованием противников нацистской оккупации, вступили многие сторонники DNSAP. Однако для наиболее «идейных» приверженцев датских нацистов полицейская служба выглядела «недостаточно престижной» по сравнению с СС, а их мобилизационные ресурсы уже были изрядно истощены Восточным фронтом. Таким образом, оккупационная полиция, известная среди датчан просто как HIPO, комплектовалась и за счет лиц, которых привели на службу гитлеровцам «шкурные интересы»: жалование и паек, возможность почувствовать власть над соотечественниками или попросту безнаказанно реализовать свои садистские наклонности. Одним из стяжавших наиболее устрашающую репутацию подразделений HIPO был так называемый «отдел 9c», чаще именовавшийся по имени своего руководителя «группой Лоренсена» (Lorenzengruppen). Специализировавшийся на политическом сыске, этот отряд, созданный в декабре 1944 г. бывшим частным детективом и сторонником DNSAP Йоргеном Лоренсеном («человеком с бульдожьей хваткой и нюхом ищейки, для которого не было запрещенных приемов») был ответственен за аресты от 600 до 800 датчан, подозревавшихся в сотрудничестве с движением Сопротивления, жестокие пытки заключенных и многочисленные убийства. 4 мая 1945 г. 19 наиболее активных членов «группы Лоненсена» (в т.ч. одна женщина – супруга самого Лоренсена Анна) бежали из Коппенгагена и укрылись в летнем домике в уединенном сельском местечке Ассербо близ Фредерексверка. Там коллаборационисты надеялись «пересидеть смутные времена» и впоследствии покинуть страну. Большинство из них имели при себе фальшивые документы, крупные суммы денег и ценности, конфискованные ранее у арестованных. Группа была довольно хорошо вооружена: помимо личного оружия (пистолетов и револьверов), имелось несколько германских «машинпистолей» различных моделей и винтовок. Понимая, что им нечего терять, головорезы Лоренсена, в случае разоблачения, были готовы дорого продать свою жизнь.
Считается, что утром 5 мая 1945 г. скрывавшихся пособников оккупантов выдал местный почтальон, который ранее работал на Лоренсена и теперь должен был выполнять для него роль связи с «внешним миром». Желая заслужить прощение и, заодно, поквитаться с «шефом», экс-шпик сообщил в муниципалитет Фредерексверка, о месте, где пряталась эта группа. Командир 7-й роты капитан Хвидегард немедленно телефонировал в штаб военного округа в Копенгагене и, не дожидаясь подкрепления, принял решение штурмовать убежище «группы Лоренсена» своими силами. Оставив для блокады гарнизона Вермахта большую часть своих бойцов под командой одного из лейтенантов, Хвидегард сформировал мобильный отряд в составе бронеавтомобиля V3 и 22 стрелков, который возглавил лично. Пешие бойцы были погружены в гражданский автобус, бронеавтомобиль занял место в голове маленькой колонны, и она на предельной скорости помчалась в направлении фермы Ассербо.
Невзирая на отчаянные сигналы автобуса, командир броневика Виктор Йенсен гнал, выжимая из своего раскалившегося под тяжестью брони двигателя все силы, и оставил импровизированный «пехотный транспортер» позади. Идентифицировав дощатый домик, в котором укрылись коллаборационисты, экипаж V3 занял позицию примерно в сотне метров от него, чтобы исключить возможное применение противником ручных гранат (которых, кстати, у людей Лоренсена не было) и произвел предупредительную очередь из пулемета. Надо сказать, что внезапное появление бронетехники с опознавательными знаками Сопротивления вызвало у «группы Лоренсена» подлинный шок. Один из коллаборационистов счел, что все потеряно, выхватил пистолет и застрелился. Этот одиночный выстрел в бронеавтомобиле восприняли, как начало огневого контакта и принялись поливать дом интенсивным автоматно-пулеметным огнем. Затем лейтенант Йенсен решил, что подставлять под пули вентиляционное отверстие на лобовой броне слишком опасно, и сманеврировал, развернув машину по фронту бортом. Стрельба из V3 на несколько секунд стихла, т.к. пулеметчик и стрелки меняли позиции у амбразур, и члены «группы Лоренсена» (решительные и опытные бойцы) воспользовались этим, чтобы попытаться вырваться из хижины, прикрываясь ответным огнем. Однако экипаж бронемашины вновь вступил в бой, и пулеметчик мгновенно «срезал» всех успевших выскочить коллаборационистов меткими очередями. Пули легко прошивали тонкие деревянные стены строения; находившиеся там люди Лоренсена были буквально прижаты к полу и лишены возможности вести прицельный огонь. С появлением автобуса со стрелками 7-й роты капитана Хвидегарда бой был скоро окончен. Развернувшись цепью, борцы Сопротивления стали охватывать изрешеченную дачу полукольцом, и раненый Йорген Лоренсен приказал своим подчиненным прекратить сопротивление. Ворвавшись вовнутрь, вчерашние подпольщики бесцеремонно выволокли наружу своих недавних преследователей, окровавленных и подавленных, и уложили их лицом в землю под стволами оружия. В скоротечном бою двое из «группы Лоренсена» были убиты, один - покончил с собой, пятеро были тяжело ранены, одиннадцать человек получили легкие ранения. Со стороны датского Сопротивления получил ранение только один боец, которому, к сожалению, пришлось ампутировать часть раздробленной пулей кисти руки. В бронеавтомобиль V3 попало несколько автоматных и винтовочных пуль, только одна из которых смогла пробить стальную обшивку дверцы кабины с пассажирской стороны и застряла в сиденье, не причинив никому вреда.
Тяжело раненых с обеих сторон погрузили в автобус и доставили в фредерексверкскую больницу. Остальным схваченным коллаборационистом предстояло провести еще около часа, уткнувшись в землю, на мушке у смеющихся победителей, пока прибывшие из Копенгагена грузовики с конвоем не отвезли их в тюрьму. Впоследствии все уцелевшие члены «группы Лоренсена» предстали перед судом. 10 из них, включая главаря, получили смертные приговоры, однако в шести случаях казнь заменили пожизненным заключением. В отношении Йоргена Лоренсена, отказавшегося подать прошение о помиловании, и троих его «подельников» приговор был приведен в исполнение 10 мая 1949 г. Последние из находившихся в заключении членов его группы вышли на свободу в 1959 г. Некоторые из них оставили воспоминания о своей службе оккупантам и последнем бое 5 мая 1945 г.
Обстоятельства единственного боевого применения «секретного оружия» датского движения Сопротивления вскоре стали широко известны по всей стране. Пресса живописала подробности «сражения в Ассербо», не скупясь на героические эпитеты. Виктор Йенсен и другие члены экипажа V3 наслаждались репутацией героев, хотя сами-то они хорошо понимали весьма скромные масштабы своей победы. Тем не менее, бронеавтомобиль, на бронированном экране капота которого появилась броская надпись: «Hipo besejeren» («Истребитель HIPO») в мае 1945 г. совершил ряд пропагандистских поездок в Копенгаген и другие города о.Зеландия. Повсеместно его радостно приветствовали толпы датчан, праздновавших освобождение от пятилетней нацистской оккупации. Нужно сказать, что двигатель 2-х тонного «Форда» с течением времени все с большим трудом справлялся с весом брони, и даже во время парада в честь освобождения в Копенгагене броневику V3 был придан тягач, который довел его на прицепе до исходной позиции и взял на буксир с окончанием торжества. Вскоре после этого 7-я рота «Фредерексверк», к которой был приписан бронеавтомобиль, была демобилизована, как и многие другие вооруженные подразделения датского Сопротивления, в которых было велико влияние левых сил. Правительство «королевства всеобщего благоденствия» явно не желало усиления позиций «красных». Конструктор и командир V3 Виктор Йенсен, а также автор идеи капитан Ким Хвидегард отправились заново устраивать свою жизнь «на гражданке», в чем, по ряду отрывочных свидетельств, не очень-то преуспели...
На этом бурная, но короткая история активных действий самодельной боевой машины датского движения Сопротивления сменилась многолетним периодом мирного музейного сна. «Вышедший в отставку» броневик первоначально передали в собственность железнодорожной кампании в Фредериксверке, памятуя о происхождении грузовика, на базе которого он был построен. Железнодорожное начальство распорядилось привести боевую машину в монументальный вид (заварено вентиляционное отверстие на переднем броневом листе и установлен защитный экран для задних колес), и установить на почетном месте в качестве реликвии движения Сопротивления. Когда в Копенгагене был создан музей Сопротивления, V3 занял место среди его экспонатов. Он до сих пор привлекает внимание досужих посетителей своим внушительным видом и необычайной историей.
Для вооруженных сил Дании бой в Ассербо 5 мая 1945 г. оставался единственным примером боевого применения бронетехники, до тех пор, пока 29 апреля 1994 г. датская танковая рота в составе международных миротворческих сил ООН в бывшей Югославии (UNPROFOR, United Nations Protection Force), укомплектованная 10 танками Leopard 1A5, не вступила в бой с подразделениями боснийских сербов северо-восточнее Сараево.
____________________________________________________________________________Михаил Кожемякин

Л И Т Е Р А Т У Р А:
1. Bob Moore (editor). Resistance in Western Europe. Oxford, 2000.
2. Knud J.V. Jespersen. No Small Achievement. Special Operations Executive and the Danish Resistance 1940-1945. Odense, University of Southern Denmark, 2002.
3. Jörgen H. Barfod. The Holocaust Failed in Denmark. Copenhagen, 1985.
4. Henrik Dethlefsen. Denmark and the German Occupation: Cooperation, Negotiation, or Collaboration / Scandinavian Journal of History. 15/3 (1990), pp. 193–206.
5. Palle Lauring. A History of Denmark. Copenhagen, 2009.
6. Блицкриг в Западной Европе. Норвегия. Дания. М., «Издательство Аст», 2004.
7. История Второй мировой войны. Т. 10. М., 1979.
8. Ю.В. Кудрина, В.В. Рогинский. История Дании. ХХ век. М., «Наука», 1998.

И Н Т Е Р Н Е Т – Р Е С У Р С Ы:
http://www.nationalmuseet.dk/sw23424.asp
http://www.milhist.dk/index_uk.php
http://mailer.fsu.edu/~akirk/tanks/

http://en.wikipedia.org/wiki/Danish_resistance_movement
http://ditt.almanet.dk/Lorenzengrp.html

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments