kamen_jahr (kamen_jahr) wrote in mil_history,
kamen_jahr
kamen_jahr
mil_history

Category:

В. А. Анфилов о проведении скрытного отмобилизования под видом БУС в апреле–мае 1941

. Виктор Александрович Анфилов (10 июля 1919 года - 15 февраля 2002 года) доктор исторических наук,  профессор кафедры всемирной и отечественной истории МГИМО., заслуженный деятель науки РФ, полковник в отставке, участник Великой Отечественной войны.

Далее - фрагмент из его работы "Роковой просчет" http://www.mgimo.ru/victory65/documents/5-anfilov_rokovoy-proschet.pdf
где идет речь о проведении скрытного отмобилизования под видом больших учебных сборов в апреле–мае 1941 г.

"Развертывание и доукомплектование механизированных и воздушно-десантных корпусов осуществлялось на базе боеспособных, слаженных бригад. Последние развертывались в более крупные, но не доведенные до штатной численности формирования.
В результате снижалась боеспособность прежних соединений. В этом деле были допущены серьезные
просчеты. Гигантомания политического и военного руководства в строительстве Красной Армии весной
1941 г. явилась большой ошибкой. Вследствие этого Красная Армия не усилилась, а ослабла.......В апреле–мае Генеральный штаб с разрешения И. В. Сталина начал проводить скрытное отмобилизование военнообязанных запаса под прикрытием «больших учебных сборов». Ставилась задача усилить войсковые части и соединения в 14 военных округах.
Всего на учебные сборы до начала войны было призвано свыше 802 тыс. человек, что составляло 24%
приписного личного состава по мобплану МП-4130. Это позволило усилить половину всех стрелковых
дивизий (99 из 198), предназначенных в основном для действий на Западе. При этом состав стрелковых
дивизий приграничных округов при штатной численности 14 483 человек был доведен: 21 дивизия —
до 14 тыс. человек, 72 дивизии — до 12 тыс.человек и 6 дивизий — до 11 тыс.человек.
Одновременно было поставлено из народного хозяйства в армию 26 620 лошадей. Вместе с тем работа по повышению мобилизационной готовности приграничных округов не носила последовательного характера. Соединения и части не укомплектовывались до штатной численности автомобилями, тракторами, лошадьми. Их полная готовность к боевым
действиям определялась временем поступления техники из народного хозяйства уже после начала войны.
В соответствии с рекомендациями Генштаба Главный военный совет, на котором присутствовал
И. В. Сталин и дал добро этому мероприятию, принял решение на выдвижение войск второго стратегического эшелона армий резерва Главного командования. Эти действия явились началом стратегического выдвижения и развертывания группировок войск на театре военных действий. С 13 по 25 мая поступили распоряжения Жукова о начале выдвижения к западной границе трех
армий (22, 21 и 16-ю) из Уральского, Приволжского и Забайкальского военных округов. 22-я армия в составе 6 дивизий выдвигалась в район Идрица, Себеж, Витебск со сроком окончания 1–3 июля. 21-я армия в составе 14 дивизий сосредоточивалась в районе Чернигов, Гомель, Конотоп с 17 июня по 2 июля, 16-я армия (12 дивизий) перебрасывалась 22 мая — 1 июня в район Проскуров, Хмельники. Переброска войск была спланирована с расчетом завершения сосредоточения в назначенных районах с 1 июня по 10 июля.
Наряду с этим был разработан график переброски из Северо-Кавказского военного округа в район Черкассы, Белая Церковь 19-й армии со сроками сосредоточения к 10 июня. Общий объем перевозок составлял 939 железнодорожных эшелонов. Растянутость выдвижения войск и поздние сроки сосредоточения определялись мерами маскировки и сохранения режима работы железных дорог по графику мирного времени.
Поэтому к началу войны только 83 воинских эшелона прибыли в назначенные пункты, 455 находились
в пути, а 401 эшелон (9 дивизий) еще не грузились [31].
Соединениям предписывалось иметь только часть запаса боеприпасов, горючего, продовольствия,
предусмотренного мобилизационными планами.
Всего из внутренних округов в соответствии с планом стратегического развертывания началось
выдвижение 28 дивизий, 9 управлений корпусов и 4 армейских управлений[32]. В это же время войска
20, 24 и 28-й армий готовились к передислокации. Выдвигаемые из глубины страны войска не были
укомплектованы транспортом, не имели необходимых запасов боеприпасов, горючего, продовольствия
Перед Тимошенко и Жуковым стояла сложнейшая проблема. С одной стороны, ими предпринимались
попытки призвать часть транспорта из народного хозяйства, что нельзя было полностью скрыть, с другой —
Сталин не хотел дать повода Германии для обострения отношений и тем самым не ускорить развязывание войны. Решение вопроса усложнялось также и тем, что изъятие транспорта из народного хозяйства ставилопод угрозу проведение уборочной кампании.
Развертывание армии и флота потребовало увеличения численности командного и инженерно-технического состава. Учитывая опасную обстановку, И. В. Сталин одобрил предложение С. К. Тимошенко о досрочном выпуске курсантов училищ.
16 мая с большим опозданием, как указывалось выше, приграничные военные округа получили указания ускорить строительство укрепленных районов на новой границе. В тот же день Жуков разрешил
войскам прикрытия держать боеприпасы непосредственно в законсервированных танках.
27 мая в целях повышения боевой готовности штабов к управлению войсками командующие западными приграничными округами получили приказ Тимошенко немедленно приступить к строительству командных пунктов фронтов и завершить его
к 30 июля. Войскам ПВО страны предписывалось закончить к 15 июля 1941 г. оборудование командных
пунктов и артиллерийских позиций.
С приближением срока вторжения противника усиливались его разведывательные действия. Только за первую половину 1941 г. было зафиксировано 324 случая нарушения границы немецкими самолетами, а за двое суток (20 и 21 июня) граница нарушалась 60 раз.
Наши самолеты иногда поднимались в воздух
с целью предупреждения, но ни в коем случае не обстрела нарушителей. Находясь на приграничных аэродромах, советские летчики не имели возможности активно противодействовать нарушению противником
нашей границы. Они получили строжайший приказ
оружия не применять, а предлагать посадку самолетам — нарушителям «эволюциями» (покачиванием
крыльев) своего самолета. Но это не оказывало никакого воздействия на немецких летчиков.

Более того, нашим летчикам не разрешалось даже приближаться к границе. 1 июня при преследовании германского
самолета, нарушившего границу СССР, советский истребитель, увлекшись погоней, перелетел границу
в районе Августов (Западный военный округ) и около 5 минут находился над чужой территорией. Сообщая
об этом случае в Генеральный штаб, Берия потребовал провести тщательное расследование этого факта.
В связи с этим 12 июня командующим приграничными округами было приказано: во избежание возможных провокаций запретить полеты нашей авиации в 10-километровой приграничной полосе. Это запрещение позволило немецким летчикам до такой степени
обнаглеть, что за несколько дней до начала войны они по несколько раз в день перелетали границу с подвешенными бомбами и углублялись в наше воздушное пространство. В том же районе Августов только вечером 20 июня группы из 6–10 немецких самолетов
трижды перелетали нашу границу с подвешенными авиабомбами и углублялись на 1,5–2 км [33].
С поступлением разведывательных данных о сроках нападения Германии И. В. Сталин разрешил
С. К. Тимошенко сосредоточить соединения второго оперативного эшелона западных приграничных округов в районах, предписанных планами прикрытия.
Директивой начальника Генштаба западным округам предписывалось с 12 по 15 июня скрытно вывести дивизии, расположенные в глубине, ближе к государственной границе [34].
Так, в директиве Военному совету Киевского военного округа указывалось: «В целях повышения
боевой готовности войск округа к 1 июля 1941 г. все глубинные дивизии с управлениями корпусов, с корпусными частями перевести ближе к государственной границе в новые лагеря. Приграничные дивизии оставить на месте, имея в виду, что вывод их к гос-
границе, в случае необходимости может быть произведен только по моему особому приказу». Время с 10 по 15 июня являлось тем последним критическим рубежом когда советские войска в случае принятия решения успевали перейти в состояние полной готовности с отмобилизованием и развертыванием соединений на театре военных действий.
Согласно директивы Военного совета Киевского военного округа стрелковым дивизиям, расположенным в глубине, предписывалось начать выдвижение в полном составе, но без мобилизационных запасов, в 20 часов 18 июня. Марш приказывалось совершать
только ночью, каждый переход должен был составлять 40 км. Выдвижение было сильно осложнено большим
некомплектом транспортных средств и средств механической тяги артиллерии. Многие дивизии не имели
лошадей, чтобы можно было поднять всю артиллерию. «Когда я, — рассказывал мне генерал-полковник
И. И. Людников, бывший командир 200-й стрелковой дивизии, — доложил начальнику штаба округа генерал-лейтенанту М. А. Пуркаеву, что дивизия не имеет необходимого количества лошадей мне было сказано:
«Артиллерию брать всю, но если у вас недостает артиллерийских лошадей, двигайте орудия перекатами».

На мое возражение о том, что лошади физически не в состоянии будут передвигать артиллерию перекатами на таком большом расстоянии (около 400 км), последовало указание: «директиву выполнить, артиллерию всю взять в поход». В связи с этим пришлось
всех строевых и верховых коней, которые никогда не носили на себе упряжи, использовать для этой цели».

В Западном военном округе письменных приказов стрелковым корпусам и дивизиям на выдвижение
из глубинных районов ближе к границе не отдавалось.
Командиры соединений получили устные распоряжения от начальника штаба округа генерал-майора В. И. Климовских. Войска брали с собой все учебное имущество. Личному составу разъяснялось, что части
идут на большие «учения» [35].

В то время как к середине июня противник завершал занятие исходного положения для наступления, наши стратегические оперативные резервы находились в движении, войска прикрытия не были приведены в боевую готовность. «С 12 июня изо дня
в день просили мы с С. К. Тимошенко И. В. Сталина о том, чтобы он дал разрешение на приведение
войск в полную боевую готовность — говорил мне Г. К. Жуков, — но такого разрешения до позднего вечера 21 июня так и не получили».
К 15 июня более половины дивизий, составлявших второй 1эшелон и резерв западных военных округов, находились в движении. Всего к началу войны осуществляли выдвижение из резерва при граничных округов 32 дивизии. Из них успели сосредоточиться в новых районах 4–5 дивизий. Эти мероприятия проводились с особой осторожностью и соблюдением мер маскировки...."
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments