Саблезубый Воробей (savlozubyvrabec) wrote in mil_history,
Саблезубый Воробей
savlozubyvrabec
mil_history

Category:

Либерастические перевёртыши: Союзники Третьего Рейха. Часть 2.

«Советский Союз ковал фашистский меч и был союзником Германии в 1939–1941».

На фоне щедрых пожертвований Запада для Третьего Рейха не стоит забывать всё то же западное попустительство для Италии и Японии.

В апреле 1935 года Францией, Великобританией и Италией был образован «Фронт Стрезы», который объявлял своей целью следить за ухудшающимся поведением Германии и независимостью Австрии. Известно, как Франция и Великобритания следили за милитаризацией и усилением Германии – бегали за ней на цыпочках в позе «Чего изволите-с?» Италия, как уже говорилось, за независимостью Австрии прекратила следить, как только Гитлер благожелательно отнёсся к итальянской агрессии в Абиссинии.

А как другие стрезские фронтовики отнеслись к итальянскому вторжению в маленькую и беззащитную Эфиопию (осуществлённому, как полагается цивилизованным народам в отношении презренных дикарей, без объявления войны) и применению маршалом Бадольо химического оружия против гражданского населения? Например, в наше время Саддам Хусейн за вторжение в Кувейт и якобы имеющиеся склады ОМП получил последовательно два американских нападения и вышку. Но Муссолини – не Хусейн: Италия вторглась в Эфиопию 2 октября 1935, агрессором её оперативно признали через 5 дней (отдадим должно европейцам – Советский Союз в 1939 признали агрессором через 15 дней после нападения на Финляндию), а 18 ноября против Италии были введены экономические санкции, однако эмбарго не распространялись на нефть, уголь и металл. Переводя это на язык либеральных мыслителей, получаем: Франция и Великобритания снабжали Италию стратегическим сырьём, помогая ей в войне против Эфиопии. США, не состоявшие в Лиге Наций, ввели эмбарго на оружие – правда, для обеих воюющих сторон, а Великобритания продолжила держать Суэцкий канал открытым для итальянских судов.

Великобритания и Франция в декабре 1935 трусливо предложили Италии и Эфиопии составленный в Париже план Хора-Лаваля, по которому Италия получала эфиопские области Тигре, Огаден и Данакиль, зону «экономической экспансии и колонизации», а Эфиопия получала узенькую полоску Южной Эритреи с выходом к морю в Асэбе. Этакий африканский вариант Мюнхенского сговора. Однако император Хайле Селассие – не тряпка, как Бенеш и Сыровый, план Хора-Лаваля отверг, а вскоре западные СМИ разгласили текст Парижского сговора, и после взрыва народного возмущения Хор и Лаваль вынуждены были подать в отставку.

7 мая 1936 Италия официально аннексировала Эфиопию, 25 июля того же года Германия признала присоединение Эфиопии к Италии. Внимание, какие другие страны в 1938 признали территориальные захваты Италии? Великобритания и Франция. Они же равнодушно взирали на то, как в апреле 1939 года Италия вторглась в Албанию и аннексировала её. Ну понятно: на глобусе, находившимся в кабинете Чемберлена, Албанию с трудом отыщешь, да и разве можно ожидать от цивилизованного европейца Муссолини нападения на Великобританию?

Если в Европе главным агрессором становилась Германия, догнавшая и перегнавшая в этом отношении Польшу, то на Востоке с давних пор эту роль за собой прочно застолбила Япония, чей проект Великой Восточноазиатской сферы взаимного (японского) процветания призван был объединить исконно японские земли от Енисея до Индокитая. 18 сентября 1931 японская военщина устроила подрыв железной дороги у Мукдена, за которым последовало наступление Квантунской армии. Но если за два года до этого Чан Кайши и Чжан Сюэлян смело отправили китайские полки на авантюрный захват КВЖД, то сейчас Чан Кайши в ответ на запрос Чжана Сюэляна о помощи приказал не оказывать сопротивления, и храбрые милитаристы отступили. 24 октября 1931 Лига Наций вынесла на голосование резолюцию, предлагавшую Японии вывести свои войска из Маньчжурии в течение трёх недель. Япония – это не Советский Союз, про которого за защиту КВЖД можно поорать как про агрессора. Япония – это уважаемая цивилизованная страна, могущая надавить с востока на большевистских варваров в полусгнивших шкурах мамонтов; поэтому ей полагается царское условие – целых три недели на вывод войск (для сравнения – Мюнхенский сговор требовал от Чехословакии убрать войска с принадлежащей ей же Судетской области в течение 24 часов), поэтому Японию можно пригласить на голосование по поводу резолюции и благодаря самому собой разумеющемуся голосу против эту резолюцию не принять.

28 января 1932 Японская Императорская Армия высадилась в Шанхае. Так как Шанхай для усмирения большевистских варваров Японии был, в отличие от Маньчжурии, не нужен, но зато входил в сферу интересов США, Великобритании и Франции, то Запад отреагировал незамедлительно и надавил на Японию. Япония вынуждена была удовлетвориться китайской демилитаризацией Шанхая, Сучжоу и Куньшаня и разрешением разместить небольшой военный контингент в городе.

В новогоднюю ночь 1933 года японский гарнизон в самой восточной заставе Великой Китайской Стены – Шаньхайгуане, размещавшийся там по итогам подавления восстания ихэтуаней, устроил праздничный фейерверк с использованием ружей и гранат. После такого «инцидента», как полагается, Квантунская армия отправилась штурмовать Стену с последующей кампанией в провинции Жэхэ. В апреле 1933 года Япония вторглась во Внутреннюю Монголию, с 1935 года начались регулярные провокации на границе против Монголии и СССР, закончившиеся громким поражением японцев на Халхин-Голе в 1939; в июле 1937 Япония, уверовав в пофигизм Запада, осуществила крупномасштабное вторжение в Китай. Однако Запад зашевелился лишь после Нанкинской резни в декабре 1937, но решительных действий, опять же, предпринимать не стал, ограничившись предоставлением кредитов Китаю и небольшими экономическими санкциями против Японии, – в то время как СССР не пожадничал и перебросил в Китай военных советников и воздушную эскадрилью. Запад же заморозит японские счета, объявит Японии нефтяное эмбарго и сформирует Американскую добровольческую группу «Летающие тигры» только летом 1941, уже после того, как Япония, обнаглев донельзя, займёт Индокитай, перерезав дорогу из Австралии в Китай.

Вернёмся к германскому разбою. После уничтожения Чехословакии Германия 22 марта 1939 аннексировала Мемельскую область – как ей предлагала Польша год назад, а затем усилила нажим на саму Польшу – с целью аннексии Данцига и постройки экстерриториальной железной дороги между Восточной Пруссией и Померанией. Польша, до 1933 года бывшая главным европейским бандитом, сочла недопустимым для себя становиться сателлитом Германии, да вдобавок Великобритания 31 марта 1939 заявила, что вместе с Францией обязуется быть гарантом польской независимости, 13 апреля Великобритания гарантировала границы Греции и Румынии – в ответ на итальянский захват Албании. Казалось бы, многочисленные примеры годичной давности должны были со всей ясностью показать: гарантии Великобритании и Франции – это липа, они трусливо сдают агрессорам одну страну за другой, что они используют малейший повод, чтобы уклониться от исполнения обязанностей гаранта.

Но Польша бойко и радостно взяла курс на эскалацию германского конфликта с надеждами на Запад и жёстким отвержением помощи СССР. Неадекватность Юзефа Бека позволяла ему чистосердечно признаться Гитлеру, что он рад бы прекратить антигерманскую истерию в Польше, да не получается. Представьте себе радость Гитлера, когда он от одного из первых лиц государства услышал, что в Польше элита не имеет никакого влияния на народ! Мало этого, Эдвард Рыдз-Смиглы на весь мир объявил об отказе от советской помощи: «С Германией мы потеряем свободу, с Советским Союзом потеряем душу»! Да это просто рай для ОКВ: воевать придётся только с одной лишь Польшей, советская помощь Польше грубо ей отклонена, а западные гаранты, как показал пример Маньчжурии, Шанхая, Жэхэ, Эфиопии, Испании, Австрии, Чехословакии, Литвы и Албании, либо прячутся под столом и рыдают, либо управляют политикой по глобусу, считают Германию, Италию и Японию своими союзниками и не верят в возможность их нападения.

Если советское руководство летом 1939 проявило невероятную прозорливость и крайне чутко реагировало на интриги Запада, на заключение германо-эстонского и германо-латвийского пактов о ненападении (вопрос либералам: насколько аморально поступили Латвия и Эстония, заключив пакты о ненападении с Германией?), на подготовку Великобритании к союзному соглашению с Герингом в Лондоне 24 августа 1939, если оно пресекло опасность столкновения с европейским блоком (при продолжающейся необъявленной войне с Японией), расколов европейских союзников советско-германским пактом о ненападении, то дипломаты Франции, Великобритании и Польши действовали как конченые придурки. Британский премьер Чемберлен, страдавший аэрофобией, но ради любимого германского союзника трижды садившийся в самолёт и летавший к нему на встречу, на Московские переговоры о коллективной безопасности послал на корабле адмирала Дракса, не имевшего полномочий подписывать соглашение, но зато с инструкцией «тянуть время». Во Франции, как полагается, премьер Даладье хлестал валерьянку под столом и тенью следовал за Великобританией в её канители на Московских переговорах. Причём, ладно ещё Великобритания может рисковать – в конце концов, если Германия придавит Францию, можно надеяться на адмирала Ла-Манша и огромные пространства и человеческие ресурсы своих колоний и доминионов. Но во Франции-то правительство должно понимать, что Польшу нужно всерьёз защищать, что дальнейшее усиление Германии недопустимо, ведь сам Даладье говорил, что в конечном итоге Германия повернёт на запад! В Польше же надменно отвергали советские предложения о помощи, а вера в помощь Запада была столь непоколебимой, что появилась песня:
Одетые в сталь и броню, Ведомые Рыдзом-Смиглы, Мы маршем пойдём на Рейн...
Однако гарантийное бюро «Запад & Co» не очень-то собиралось защищать Польшу. 25 августа был заключён англо-польский военный альянс, который вынудил Гитлера перенести нападение на Польшу с 26 августа на 1 сентября, но в то же время Великобритания подчёркивала свою готовность разрешить Данцигский кризис путём консультаций (по опыту прошлых лет Гитлер это воспринимал как готовность к уступкам), а Польше порекомендовала приостановить мобилизацию, что, собственно, та и сделала. Пользуйтесь информацией и советами британской разведки, как рекомендуют либералы! Никогда не прогадаете!

В 4:30 утра 1 сентября 1939 года Германия без объявления войны вторглась в Польшу. Нехотя потягиваясь, Франция и Великобритания потребовали (вернее, попросили) Германию отступить и оплатить убытки, но, получив отказ, объявили войну 3 сентября (оперативно среагировали!) Вопреки имеющимся договорённостям с Польшей, Запад не пошевелил пальцем, чтобы спасти своего союзника и обрушиться всей своей мощью на оголённый до предела германский тыл.

В апреле 1940 Германия вторглась в Данию и Норвегию. Дания подписала капитуляцию через полдня, Норвегия же встала на путь сопротивления агрессору. В Норвегию был переброшен Экспедиционный корпус союзников, а принадлежавшие побеждённой Дании Фареры и Исландия были заняты контингентом английских войск – «с целью недопущения их использования германскими вооружёнными силами», Гренландия попала под «американскую зону ответственности». Как известно либералам, занимать территории побеждённых нацистской Германией государств – это очень плохо и это первейший признак союза с Германией, не говоря уже о том, что фактически Великобритания спровоцировала Третий Рейх на вторжение в Данию и Норвегию, когда вознамерилась в союзе с Францией оккупировать эти страны для давления на Германию и установления более жёсткой морской блокады. 3 июля 1940 всю подлость британской политики смогла ощутить на себе и доигравшаяся Франция: британские вооружённые силы вероломно, без объявления войны напали на французский флот в Портсмуте, Плимуте, Александрии, Оране, Мерс-эль-Кебире, а через несколько дней атаковали французский флот в Дакаре и на Мартинике.

Закончить главу уместно перефразированием одной известной либеральной фразы: Великобритания и Франция усиленно лезли во все восточноевропейские дела, считая себя самыми крутыми и умными, за что закономерно получили по морде.


Галерея.

Сейчас этот «Мессершмитт» стоит на испанском аэродроме, а потом, года через 3 почти такие же самолёты будут стоять на французских. А стоять они будут потому, что англичане и французы наплевательски смотрели на усиление Германии и её всё возрастающую агрессивность. За многие такие фокусы Запад до сих пор не покаялся.

 
Сейчас этот транспортный «Юнкерс» высаживает десант на Крите, а лет 5 назад почти такие же самолёты перебрасывали испанских мятежников из Марокко в континентальную Испанию. А перебрасывали они их через Гибралтар, являвшийся английским владением.

Сейчас вермахт въезжает в Рейнскую область пешкобусом и на велосипедах, а потом почти такие же солдаты будут въезжать в Париж на танках. А въехать они смогут из-за английских лордов, управлявших политикой по глобусу и говоривших про милитаризацию Рейнской области «Это не более чем возвращение немцев на их задний двор», а также из-за дипломатического «таланта» французских министров, пребывавших в прострации от такой выходки немцев.

Сейчас Германия с Польшей нагибают Чехословакию, а потом в почти такую же позу Германия поставит Польшу. А поставит она благодаря преступной политике польских фашистов и англо-французских демократов, которые вынашивали планы ушивания Советского Союза от Волги до Енисея и потому ковали нацистский меч.

Собрание 4 союзников.

Сейчас польские танки проезжают по улицам чешского города, а потом гораздо более крутые немецкие танки будут кататься по улицам польских городов. А проезжать они будут благодаря преступной политике польских фашистов, которые окружили себя враждебными государствами, но при этом верили британским правительству и разведке.

Часть 1
.
В начало сборника.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 74 comments