chapaev69 (chapaev69) wrote in mil_history,
chapaev69
chapaev69
mil_history

Categories:

С Гитлером Франция воевала эффективнее СССР?

Пишет Серегй Грабовский на "Украинской правде". Перевод с украинского на скорую руку. В двух словах: Красная Армия и в подметки не годилась армиям Великобритании и Франции времен Второй мировой войны. В подтверждение автор приводит соответствующие цифры. Что скажут специалисты по военной истории?
.............................................................
Героическое сопротивление Красной армии врагу... Легкая прогулка нацистов по Европе... Мощь духа русского человека... Неумение и нежелание разнеженных европейцев воевать... Война до последнего на Восточном фронте... Капитуляция Франции и бегство британских войск из континента...

И как итог - преимущество при кризисных обстоятельствах советского строя во главе с "эффективным менеджером" Сталиным, пусть и деспотом, но победителем фашизма, над прогнившей и неэффективной буржуазной демократией.

Все приведенные выше словесные формулы - это то, что объективно стало составляющей ментальности практически всех граждан Украины, кто хотя бы несколько лет успел проучиться в советской школе, не говоря уже о высшей.

Да и сегодня эти формулы тиражируются и втемяшиваются в головы миллионов наших соотечественников с помощью телевидения, радио, газет, журналов, книг - прежде всего российских, но временами и отечественных, с использованием отборной украинской лексики.

"История семидесятилетней ! - скажет кто-то. - Что нам до нее, у нас своих проблем хватает". Действительно, хватает. Но не в последнюю очередь потому, что уроки истории не усвоены или усвоены очень плохо. Это, во-первых.

А во-вторых, здесь речь идет и о непосредственно современных проблемах: о недостатках и преимуществах тех или других разновидностей тоталитаризма и демократии как инструментов государственного строительства и организации общественной жизни.

Вот почему, как по мне, сегодня не лишнее вспомнить о событиях 70-ти и 69-ти летней давности, сопоставив их между собой с использованием статистических данных.

Так вот - что произошло в мае-июне 1940 года на Западном фронте Второй мировой войны, на территории Франции, Бельгии, Голландии и Люксембурга?

Если очень коротко, то немецкая армия, начав генеральное наступление 10 мая, за три недели сломила сопротивление голландской и бельгийской армий, вынудила британский экспедиционный корпус бросить тяжелую технику и эвакуироваться из-под Дюнкерка к Англии, а французскую армию поставила на грань катастрофы.

4 июня территория Голландии и Бельгии полностью перешла под немецкий контроль. А на протяжении следующей недели французские войска терпят поражение и начали хаотическое отступление.

14 июня 1940 года Вермахт без боя вошел в Париж, а 22 июня Франция подписала с Германией перемирие на достаточно унизительных условиях (именно перемирие, а не капитуляцию, как утверждает значительное число российских историков). 3/5 территории самой Франции перешли под немецкий и итальянский контроль.


 

Британия осталась один-на-один (если не считать доминионы - но они были за океанами, в которых активно действовали враждебные субмарины) с немецко-итальянским блоком, экономически и политически поддерживаемым Советским Союзом.

Победа? Да, безусловно. Но посмотрим детальнее на то, какой ценой она была добыта. Придется неминуемо обратиться к языку цифр, без которых здесь обойтись невозможно и которые нередко даже не нуждаются в комментариях.

Война во Франции стоила Германии 45 тысяч убитыми и пропавшими без вести и 111 тысяч ранеными, общие потери - 156 тысяч воинов. Свыше 90% этих потерь приходится на первый месяц боевых действий, до разрушения фронта французской армии.

Французская армия потеряла значительно больше: 84 тысячи убитыми, 547 тысяч солдат и офицеров пленными.

Британские экспедиционные силы потеряли убитыми, пропавшими без вести и пленными 68 тысяч воинов. Цифры в разных источниках могут отличаться на несколько тысяч в ту или другую сторону, и это понятно: часть из тех, кто пропал без вести, в конечном итоге оказывались живы, попав в плен, а часть раненых умирала в полевых госпиталях.

Но так или иначе едва не половина погибших французов и абсолютное большинство пленных приходится на время, когда организованное сопротивление большинства соединений армии Франции было уже сломано. До этого следует прибавить почти миллионную численность войск Бельгии и Нидерландов, которые капитулировали.

Главный инструмент немецкого блицкрига - согласованные удары танковых и моторизованных войск и авиации. Необратимые потери Люфтваффе за весь период операции - 1401 самолет, в целом же было выведено из строя 2073 немецких крылатых машин.

Общие потери танков: свыше 700 - немецкие, свыше 1500 - французские, почти 600 - британские.

А теперь сравним май-июнь 1940 года на Западе с июнем-июлем 1941 года на Востоке. Только не нужно говорить о "внезапном немецком нападении" - ничего в нем внезапного в действительности не было. Кстати, нападение на Голландию и Бельгию, которые пытались избежать войны и остаться нейтральными, также было не менее внезапным, чем на СССР.

Следовательно: на 6 июля 1941 года Вермахт потерял 20 тысяч убитыми и пропавшими без вести, 44 тысячи ранеными, всего 64 тысячи. Те же соединения Красной армии, которые вели бои непосредственно с Вермахтом, ибо в конце июня в войну включились Румыния и Финляндия. За этот же период потеряли свыше 750 тысяч человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести.

 

Состоянием на 10 июля потери Красной армии превысили 815 тысяч воинов, Вермахта - 79 тысяч, пушек соответственно - 21,5 тысяча и одна тысяча, танков - 12 тысяч и 1374 (из них не подлежали ремонту - 350). Потери самолетов Люфтваффе - 550 единиц (на 12 июля), Красной армии - свыше 5 тысяч.

При этом, если на Западном фронте объединенные силы авиации союзников за 40 дней сбили и повредили свыше половины самолетов Люфтваффе, то на Восточном колоссальные силы советской истребительной авиации - 4200 самолетов в западных округах, еще почти 800 - авиация флотов, не смогли ничего противопоставить тысячи с лишним немецких истребителей, отдав им безоговорочное господство в воздухе.

О танках говорить не приходится - имея их в пограничных округах приблизительно в три с половиной раза большее, чем в наступающих немецких соединениях, Красная армия почти все их и потеряла в первых боях.

Причем следует сказать, что французы не имели ни одного истребителя наподобие МиГ-3, ни одного бомбардировщика типа Ар-2 или Пе и ни одного танка класса Т-34 и КВ.

Более того: против западных демократий нацисты бросили в 1940 году 90% имеющихся сил, а летом 1941 года почти 30% пехотных дивизий и свыше 1/3 авиации немцы вынуждены были держать на Западе.

И что интересно: за три недели боев на Западе Вермахт сумел занять территорию, которая приблизительно равняется Литве; на Восточном фронте Литву заняли за неделю, и не только Литву.

Нацистам понадобилось более месяца, чтобы войти в Париж, а вот в Минск, что находился от тогдашней границы приблизительно на таком же расстоянии - только неделю.

А состоянием на 10 июля 1941 года Вермахт был уже в Пскове, Витебске, форсировал Днепр на Смоленском направлении и подошел к Киеву. Если бы французам было куда отступать...

Прибавим к этому еще одну подробность: вероятно, что французская армия смогла бы остановить танки Клейста, Гудериана и Гота, но она, а еще больше тыл, были разложены местными коммунистами по приказу товарища Сталина.

Французская компартия устами своих лидеров позорила правительство страны, которое, мол, лицемерно объявило в сентябре 1939 года войну Германии, чтобы защитить буржуазию и помещиков Польши, этой "тюрьмы народов", и призывала к немедленному заключению мира и перехода власти в "руки трудящихся", то есть самих коммунистов.

"Мир, дружба, хлеб", - таким был популярный коммунистический лозунг того времени, сформулированный руководством Коминтерна и ретранслируемый на Западе.

Дружба, очевидно, со сталинским СССР и гитлеровской Германией.

Компартия же Великобритании прямо призывала рабочих к прекращению войны, свержению буржуазии и установлению социализма. Британцам повезло: эта партия, в отличие от французской, была и немногочисленной, и невлиятельной.

В СССР же вести организованную подрывную работу было некому, кроме локальных националистических организаций. Но, как видим, Красная армия разложилась куда более, чем французские войска.

Кто же разложил эту армию, в результате чего она стала громадной малобоеспособной, но вооруженной до зубов толпой? Риторический вопрос - именно тот, кто и создавал ее по своим идеологическими предписаниям...

Отсюда

 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 171 comments