panzer_papa (panzer_papa) wrote in mil_history,
panzer_papa
panzer_papa
mil_history

Category:

ДКР: путь Ворошилова

"Под руководством К.Е. Ворошилова шахтеры и металлисты Донбасса в марте 1918 года завязали свои первые бои с кайзеровскими войсками в районе Конотопа (станция Дубовязовка), а затем, как мы увидим ниже, продолжили их в апреле и мае, ведя борьбу с противником на страдном боевом пути от Ворожбы до станции Лихая."
Комдив В.А.Меликов, профессор Академии Генштаба РККА
"Героическая оборона Царицына"

4 марта 1918 года Правительство Донецко-Криворожской Республики принимает решение о мобилизации населения республики в армию для обороны ДКР от наступающих кайзеровских войск (а первое формирование Красной гвардии Донецкого бассейна - решением ВРК ДонКривБаса еще 27 декабря 1917 года, для обороны ДонКривБаса от наступления петлюровских и калединских войск).
Что предшествовало этому непосредственно, и что происходило в эти самые дни?
1 марта 1918 года войска Эйхгорна заняли оставленный без боя Киев и посадили "руководить" Грушевского и Голубовича; Народный Секретариат (правительство) советской Украинской Народной Республики бежало в Полтаву 27 февраля, бросив оружие, но не забыв остатки финансов.
4 марта руководитель правительства советской УНР Евгения Бош подает в отставку в знак протеста против подписания РСФСР 3 марта 1918 года Брестского мира и согласия Петрограда на оккупацию Украины кайзеровскими войсками, а также в знак протеста против оставления Киева без боя.
Главой Народного Секретариата, вместо не принимающей соглашательскую политику Петрограда по отношению к Германии Бош, становится лояльный к Москве Николай Скрипник, попавший в состав правительства ввиду принятого в декабре 1917-го решения формировать правительство "по возможности с украинскими фамилиями".
Примечательно, что постановление ЦИК советской УНР, первым пунктом поставившее Скрипника во главе Народного Секретариата, четвертым пунктом избавляется от присутствия в Народном Секретариате представителя ДКР в лице Артема.

Была ли права Евгения Бош, требуя не оставлять Киев без боя? Нет, не была.
Фактически правительство советской УНР было правительством без армии - те войска Муравьева, которые захватили Киев и отдали там власть Центральному Секретариату, в конце февраля уже были в районе Одессы и состояние их было таково, что они не могли оказать никакой поддержки правительству в Киеве.
Как писала Е.Бош в своей книге "Год борьбы. Борьба за власть на Украине с апреля 1917 года до немецкой оккупации" - работа военного комиссариата Народного Секретариата вместо формирования армии свелась к выдаче отпускных удостоверений демобилизующимся с фронта и приему дел от старых военных организаций. Одновременно народный секретарь по делам финанков Ауссем устроил немалого размера финансовый кризис - после которого Петроград напрочь отказался финансировать Народный Секретариат - и уже к 25 февраля платить жалование тем немногим частям Червоного казачества, что были у Народного Секретариата в Киеве, стало попросту нечем.
Таким образом, Народный Секретариат был властью без власти, единственным достоинство его было признание (но "на коротком поводке") со стороны Петрограда.
Донецко-Криворожская Республика была провозглашена 9 февраля 1918 года, 14 февраля было сформировано ее правительство - однако первые шаги к обособлению Донецко-Криворожской области от Юго-Западной области (т.е. территории, УНР) были сделаны еще в середине 1917 года.
В отличие от Народного Секретариата, Совнарком ДКР имел поддержку на местах - но не имел признания и поддержки со стороны Петрограда, более того, ленинский ставленник Скрипник выступал категорически против обособления ДКР от советской УНР, так как прекрасно понимал, что имеющий минимальную поддержку в Юго-Западной области Народный Секретариат - ничто без поддержки сил ДКР.

17 марта в Екатеринославе состоялся 2й Всеукраинский съезд Советов - причем делегаты от Донской, Донецкой, Одесской и Крымской республик республик приглашались под предлогом "создания единого фронта республик". Главой единого штаба был назначен Антонов-Овсеенко, спешно перелицованный в Овсеенко-Антонова (сам Скрипник стал Скрыпником), впрочем после съезда и до конца апреля он так и не смог связаться с военным руководством ДКР, даже находясь с ними в одном городе.
Скрипник с Народным Секретариатом бежал из Полтавы в Екатеринослав 10 марта (Полтава будет занята кайзеровскими войсками только через 20 дней).
В этот же день кайзеровские войска заняли Николаев, четырьмя днями ранее ими была занята Одесса, через три дня немцы займут Херсон. Остатки 1й, 2й, 3й Украинских социалистических армий, приведенных Муравьевым на юг Украины будут уходить из района Одесса-Херсон-Николаев на восток и северо-восток до начала апреля 1918 года - но с этого времени самые призрачные надежды на помощь Скрипнику от Муравьева приказывают долго жить.
19 марта в Екатеринославе представители ДКР вынуждены согласиться объединиться с уже де-факто давно не существующей советской УНР на федеративных началах, войдя на правах автономии в состав Украинской Советской Федеративной Республики.
Цена соглашения - обещание поддержки в борьбе против кайзеровских войск со стороны Петрограда.
Таковой поддержки ДКР-УСФР так в реальности и не получила - Ленин отказался от малейшей конфронтации с Германией.

Одновременно съездом была провозглашена независимость УСФР (хотя при созыве съезда скрипниковцами провозглашался отказ от независимости советской УНР от РСФСР), т.е. прекращалась проводившаяся ранее Скрипником практика полного подчинения политики Народного Секретариата решениям российского ЦИК. После этого объединительного съезда Скрипник отправился в Москву (куда перебралось и правительство РСФСР) как глава делегации - и 1 апреля 1918 года кроме заявления о независимости УСФР от РСФСР, дружественных отношениях между УСФР и РСФСР, заявил также следующее:
"Мы хорошо понимаем, что в данный момент Советская власть России не может нам прийти на помощь, но мы надеемся на свои собственные силы, которые возрастают с каждым днем".
Такое заявление Скрипника полностью соответствовало точке зрения Ленина, который с одной стороны на словах поддерживал борьбу на Украине против кайзеровских войск (которую вела армия ДКР), а с другой стороны уже месяц как соглашался с тем, что кайзеровские войска займут не только территорию УНР Грушевского-Голубовича, но и оккупируют не входящие в УНР и не подпадающие под соглашение Грушевского с немцами земли ДКР.

"Возрастающие с каждым днем силы", о которых говорил Скрипник - это возраставшие силы ДКР. Армия Донецко-Криворожской Республики росла не только за счет мобилизации ДонКривБаса, но и за счет того, что в марте в Екатеринославе отступившая с Румфронта 8я армия под командованием Геккера влилась в формируемую правительством ДКР Донецкую Пролетарскую армию.
Отмечу - Геккер объединился не со Скрипником. Геккер объединился с Артемом. Он прекрасно понимал, что УСФР - фикция, а реальные действия, власть и реальная поддержка населения - у Артема и Донецко-Криворожской Республики.
Скрипниковский Народный Секретариат в Екатеринославе не занимался ничем кроме подготовки съезда Советов, причем сам он в это время в городе отсутствовал (где был - неизвестно, но запланированный на 15 марта доклад Скрипника "Об организации власти на Украине" на заседании ЦИК советской УНР пришлось отменить ввиду отсутствия докладчика).
Резолюция Екатеринославского съезда, руководство которого было составлено из самобеглых киевско-полтавских представителей, рассматривает вопрос создания вооруженных сил для обороны УСФР только седьмым пунктом, да и то в рекомендательном духе - более важным, шестым пунктом, идет вопрос посылки представителя советской УНР на международный социалистический конгресс "для борьбы за мир всего мира" - это совершенно несравнимо с теми конкретными мерами, которые принимает ДКР.
21 марта, через два дня после подписания соглашения об объединении с Донецко-Криворожской Республикой скрипниковское правительство советской УНР бежало из Екатеринослава в Таганрог.
Евгения Бош:
"21-го вновь избранный ЦИК ... постановил перехать в Таганрог дабы обеспечить себе возможность спокойной работы.
С переездом в Таганрог Украинское Советское правительство [скрипниковское] изолировало себя от мест и для масс сошло со сцены политической борьбы. Да и не только для масс: и руководящие товарищи, которые находились на фронтах и в прифронтовой полосе [руководство Донецко-Криворожской Республики], не возлагали уже никаких надежд на поддержку Советского правительства и рассматривали перезд в Таганрог как начало ликвидации его.
Так в действительности и получилось: ЦИК пробыл в Таганроге около месяца, но за этот период никакого участия в борьбе украинских масс с оккупантами не принимал и существовал совершенно изолированно от мест... ЦИК и Народный Секретариат ушли во внутренние свои дела и никакой деятельности по обслуживанию мест и содействия обороне не развернули."

27 марта Геккер вступает в командование Донецкой Пролетарской армией. К сожалению, мне неизвестно, кто осуществлял непосредственное оперативное руководство ДПА до 27 марта, скорее всего - наркомвоен ДКР М.Л.Рухимович (будуший первый нарком оборонной промышленности СССР).

В этот же день 27 марта в Таганроге военный комиссар города ввел войска в занимавшуюся ЦИК и Народным Секретариатом гостиницу "Бристоль", обвинил на основании взаимных кляуз членов правительства в хищнической растрате средств и провел обыск. Все эти попытки "играть в правительство и республику"(с)Сталин сопровождались резолюциями, контррезолюциями, обращенияи к украинскому народу в местной таганрожской газете - и продолжались до 19 апреля, когда было принято решение ЦИК о роспуске ЦИК, одновременно в Таганроге успели создать КП(б)У как часть РКП(б). 21 марта скрипниковский Народный Секретариат бежал из Таганрога в Москву (через несколько лет Скрипник возглавит УССР и провозгласит курс на украинизацию под лозунгом "Донбасс должен забыть, что он русский").

А что же Ворошилов?

В первых числах марта Ворошилов приезжает из Петрограда в Харьков.
5 марта (т.е на следующий день после декрета о мобилизации в ДКР) он, командирован в Луганск и начинает формирование 1го Луганского социалистического отряда. 10 марта отряд в 640 человек отправляется на фронт против наступающих кайзеровских войск, занявших Бахмач и Конотоп.
С 6-го марта в районе станции Бахмач в составе сил "Бахмачского участка" (300 штыков) под командованием командира Червоного казачества Примакова действует отряд Кулика (будушего маршала Советского Союза), отряды Примакова(120 штыков) и Кулика (35 штыков) занимаются по сути не столько обороной, сколько разведкой передового руубежа, до которого продвинулись немецкие войска.
18 марта отряд Ворошилова на узловой станции Ворожба в 75 км от Конотопа объединится с отрядом Кулика (вернее с несколькими оставшимися от отряда людьми), а к станции Дубовязовка в 15 км от Конотопа отряд Ворошилова выдвинется только 27 марта. Там, во время первого столкновения отряда Ворошилова с немецкими войсками, числящийся "начальником артиллерии" бывший фейерверкер Кулик лично ведет огонь из орудия - но результат боя не в пользу ворошиловского отряда - он отброшен на восток, станция Ворожба занята немцами 31 марта.

Такое медленное продвижение частей по железной дороге с востока на запад не случайно - в это самое время, стараясь не вступать в боевое соприкосновение с немцами , с запада на восток идут эшелоны с чехословаками, блокирующие железнодорожное сообщение (так, 15 марта они несколько часов воевали с нагнавшими их немцами, после чего, воспользовавшись ночной передышкой, загрузились в эшелоны и уехали).

Ворошиловский эшелон с импровизированной бронелетучкой (платформа с полевым орудием) откатывается через Харьков (предписывался рубеж обороны на станции Основа в предместье Харькова) до Луганска.
Бои за Харьков продолжаются до 9 апреля, причем предсовнаркома ДКР Артем лично руководит обороной города и эвакуацией, покидая город в самый последний момент.
Только 16 апреля отряд Ворошилова, который должен был оборонять Харьков, выдвигается в район станции Кабанье - примерно в 200 км к уго-востоку от Харькова, на ж/д линии Купянск-Сватово-Волноваха.
Туда же, в район Сватово, были 14 апреля отведены остатки "Социалистической армии" (5й) Рудольфа Сиверса, которая с декабря 1917го по февраль 1918го вела бои на Таганрогском направлении против белых частей Каледина и Алексеева и была значительно измотана - 300-400 штыков, 100 сабель, 2 полевых орудия и легкая бронеплощадка на 2 орудия (в начале боевого пути по Украине в ноябре 1917го "Северный летучий отряд", переименованный затем в "Социалистическую армию" имел 1165 штыков, 95 сабель, 14 пулеметов, 6 орудий, позже был усилен 3м Курляндским латышским стрелковым полком Карла Калниньша и Латышским конным отрядом Яниса Кршьяна).
С 16 по 18 апреля наркомвоеном ДКР Рухимовичем Сиверсу было предписано армию Ворошилову сдать, а Ворошилову вступить в командование остатками 5й армии, объединив их со своим 1м Луганским социалистическим отрядом.
Причиной снятия Сиверса было неудовлетворительные действия его войск у Купянска (возможно - вследствие ранения Сиверса). Впрочем, ему тут же было поручено формирование заново 2й армии - прежняя 2я Одесская революционная армия (она же - Тираспольский отряд Венедиктова) прекратила свое существование после выхода из ее состава 19 февраля сотни Котовского, рассыпавшись на мелкие группы.

Начштармом 5й армии был Николай Александрович Руднев, бывший прапорщик военного времени (у Конотопа начштаба ворошиловского отряда был ефрейтор) - замнаркомвоен ДКР, возглавлявший свержение власти Центральной Рады в Харькове, командовавший Лебединским участком и Харьковским районом обороны. Т.е. имеющий минимальный боевой опыт Ворошилов опирается наимеющего немалый опыт Руднева.

Кроме объединения Луганского отряда и остатков армии Сиверса, Ворошилов и Руднев стали собирать под свою руку и все остальные разрозненные отряды, оказывавшиеся в их районе - в основном мелкие группы, остатки 1й, 2й, 3й армии, практически полностью разложившихся и имевших целью единственно уйти на северо-восток (в т.ч. и с грабежом местного населения, как Яков Блюмкин в Славянске), выслав передовые отряды и перехватывая беспорядочно отходившие отряды бывших муравьевцев. Таким образом численность 5й армии увеличилась до 2-3 тысяч штыков, т.е. почти вдвое против первоначального соединения.
Из района Сватово-Камышеваха 5я армия начала 24-25 апреля отход на Родаково.
Впрочем, действия Ворошилова и Руднева по сколачиванию армии нельзя оценивать однозначно - они, находясь не на основном участке фронта перехватывали отряды, имеющие свое предписание, а свой собственный невыход на рубеж обороны у Купянска объясняла разрушением ж/д моста при отступлении частями 4й (Донецкой Пролетарской) армии (т.е. совершенно на другом участке).

К этому же времени к Родаково подошли части 4й армии (по сути эшелоны 4й и 5й армии двигались совместно уже от Дебальцево), командует ею с 20 апреля Александр Круссер, такой же бывший прапорщик, как и Николай Руднев.
Совместными усилиями 4й и 5й армий устанавливается фронт у Родаково и Меловой для обороны Луганска, в котором находится правительство Донецко-Криворожской Республики, где готовится к эвакуации - чтобы не досталось немцам - ценное имущество.

Здесь в меликовском изложении событий есть крайне важный момент - около 25 апреля Ворошилов приказывает частям 5й армии и якобы влившейся в ее состав 4й армии держать фронт у Родаково и Меловой, а сам едет в Луганск.

Момент очень важный и очень странный.
Во-первых, якобы вливание 4й армии в состав 5й армии. До сих пор 5я армия поглощала только численно меньшее, а 4я армия превосходит 5ю в 2-3 раза (около 7 тысяч штыков в 4й армии, 2-3 тысячи - в 5й).
Далее, если Ворошилов едет в Луганск, то 5я армия де-факто остается под командованием начштарма-5 Николая Руднева - а он, как замнаркома ДКР по военным делам, действительно может объединить под своим непосредственным руководством вооруженные силы ДКР - 4ю и 5ю армию.
В Луганске Ворошилов, якобы, узнает что Луганский исполком "имея донесения о быстром продвижении немецких частей и боясь попасть в плен, срочно уехал в Миллерово, не закончив эвакуации". Далее Ворошилов, якобы, берет на себя организацию эвакуации оборонного имущества (надо понимать - патронного завода) "по четко разработанному плану", после чего штарм-5 просит его вернуться на фронт, где Ворошилов может убедиться, как все исполняют его приказ держать оборону (а в Луганске он, якобы, оставляет руководить эвакуацией надежных товарищей).
Все это, разумеется очень интересно - если не принимать во внимание, что в это время в Луганске находится Совнарком ДКР - и предсовнаркома Артем, и наркомтруд Магидов, которые, собственно и руководили эвакуацией, направляя эшелоны с эвакуируемым имуществом из Луганска через Миллерово и Чертково на Москву.
Это их, что ли, своим решением "оставил руководить" Ворошилов? Подчиненный - начальников?
Вернулся по просьбе начштарма-5 - или забили тревогу, возможно - с подачи командарма-4 Круссера, не забывшего как его предшественники Геккер и Баранов отбыли в направлении расположения Антонова-Овсеенко, чтобы стать там по очереди начальниками его ничего не решавшего штаба "общего руководства силами южных республик" - и отбыть далее? Просьба ли была вернуть Ворошилова - "без него как без рук" - или вопрос - "а куда это пропал командарм и что у него на уме?"
28 апреля немцы наступают через Старобельск к станции Чертково на железной дороге Москва-Ростов, на самой границеДКР и РСФСР.
При этом еще 22 апреля ленинский Совнарком постановил:
"... предложить Военному Комиссариату принять незамедлительно все зависящие от него меры для обороны восточной границы Харьковской губернии, особенно же станции Чертково, занять которую стремятся немцы и гайдамаки для перерыва железнодорожного сообщения с Ростовом".
При этом защизать стратегически важную для РСФСР железнодорожную линию послали все те же силы Донецко-Криворожской Республики - группу Венедиктова (восстановленный из мобилизованных луганчан Тираспольский отряд, часть подкреплений для которого перехватили Ворошилов и Руднев), только еще формируемую 2ю армию Сиверса, да 5ю армию Ворошилова.
Удивительно ли, что 30 апреля станция Чертково была захвачена? По-моему нет.

После этого, в трактовке Меликова, Ворошилов опять берет на себя все руководство и начинает продвигать эшелоны 5й армии на Миллерово (и эшелоны якобы примкнувшей 4й армии тоже), а оттуда на Лихую.

"Товарищ Ворошилов решил идти через земли Донской казачьей области, от Лихой на Царицын"(с)
Куда Меликов опять дел руководство ДКР - неизвестно. Хотя в реальности оно именно там - вместе с эвакуируемыми эшелонами, с отходящими войсками - и сам Меликов об этом пишет в эпизоде с командиром остатков 3й армии Вишневским, после которого комиссия, состоящая из Руднева, Магидова и Круссера производит единый учет имущества в эшелонах несмотря на угрозы и прямое противодействие командиров отдельных отрядов.

После того, как под руководством Артема и его соратников (которые у Меликова превратились в одного только Ворошилова) чуть менее чем за три недели было пройдено 150 километров пути от Лихой до Морозовской, было принято решение отправить передовой отряд на прорыв к Царицыну - т.к. не было никакой уверенности, что Царицын не падет под натиском белых к приходу эшелонов (а им, растянувшимся на 75 километров, предстояло преодолеть еще чуть более 200).
И вот именно тогда и было приняты решения, которые превратили 4ю, 5ю и 3ю армии в армию Ворошилова.
Самому Ворошилову было приказано заняться сбором разрозненных красных отрядов Донской области, а Артем лично возглавил передовой отряд, который должен был прорваться к Царицыну и расчистить путь для эшелонов.
Прорыв на Царицын передового отряда удался, но вот остальные - теперь уже действительно под командованием Ворошилова, не успевшего заняться сбором отрядов, были отсечены после взрыва железнодорожного моста через Дон у Рычково и захватом красновскими казаками станций Суровикино и Чир.
Вот там-то, в боях у Суровикино и Чира с 22 мая по 15 июня, в невероятном восстановлении посреди вражеского окружения моста через Дон - и появилась ворошиловская армия, а Круссер, Руднев, Пархоменко, Щаденко отошли на второй план.

Приказ военрука Северо-Кавказского военного округа Снесарева по войскам СКВО от 23 июня 1918 года за №4:
"1. Все оставшиеся части бывших 3-й и 5-й армий, части бывшей армии Царицынского фронта и части, сформированные из населения Морозовского и Донецкого округов, объединить в одну группу, командующим которой назначается бывший командующий 5-й армией тов. Климент Ефремович Ворошилов.
2. Всем названным выше воинским частям впредь именоваться "Группой войск тов. Ворошилова".
3. Все начальники частей, отрядов и армий, перечисленных выше в §1, обязуются беспрекословно подчиняться всем приказам тов. Ворошилова; предупреждается, что неповинующиеся будут предаваться Военно-революционному трибуналу... "

В тот же день приказ Снесарева о назначении Ворошилова было подтвержден Сталиным.

Ну а что до почти полной тишины о Круссере (погиб в 1919м), Рудневе (погиб в 1918м), Артеме (погиб в 1921м) на фоне ворошиловской славы - так "... а что ему - кругом пятьсот, и кто кого переживет, тот и докажет, кто был прав, когда припрут!"(с)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments