Shon (redshon) wrote in mil_history,
Shon
redshon
mil_history

  • Music:

Подарок Каддафи

Мой отец, полковник Советской Армии в отставке Евгений Новокшонов стал обладателем часов Tissot в 1985 году. Как -- он сам и рассказывает.

Эти часы с эмблемой Войск противовоздушной обороны Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирии (СНЛАД) от имени Лидера Ливийской революции Муамара Каддафи вручил мне в Триполи полковник Салем Басыр. Подарок более чем скромный, но тому были свои причины.
Дело в том, что арабские военные попросили руководство Советских военных советников (СВС) в Ливии выделить одного специалиста для анализа обстановки в воюющих Чаде и Судане. Выбор пал на меня.
В результате, без официально оформленного приказа по группе СВС, состоялась моя командировка в южные районы Ливии и некоторые районы Чада и Судана.
Не уверен, что пришло время рассказывать обо всех деталях той интересной поездки. Расскажу лишь одну историю.

История про ноги
Я со своим ливийским визави - акыдом (полковником) Хуссейном - вылетел на плоскогорье Эль Уйвенат в северо-восточный угол Судана. Там мы проверили подготовку суданских повстанцев, осмотрели их лагерь, провели совещание. Тем временем подчиненные выгрузили из Ми-8 тюки с одеялами и продуктами.
Выполнив программу, полетели в ливийскую Эс-Сарру - дорога должна была занять около четыреста км. Летели почти на запад. Почти и около из-за того, что ливийский экипаж пользовался старыми английскими картами выпуска 1952 года. Почти на всех десятимильных квадратах на фоне знаков песков и реже останцев лишь одна надпись - unknown. Вдобавок - режим радиомолчания. В общем, от Чада недалеко, да и в небе Судана постоянно шныряли недружественные летательные аппараты.
Я с акыдом сидел в первом ряду от кабины и вел разговоры, укрепляя ливийско-советскую дружбу. Но каждый свои тайны бережет - Хуссейн не ждет от меня вопросов, куда летали, но и я ни за что не скажу арабу, что сфотографированный американцами неизвестный самолет (по их обозначению Fulcrum), это наш советский МиГ-29.
Прошло часа два с половиной. Тут я обратил внимание на какую-то суету в кабине. Летчик оттуда вышел - пригласил акыда. Хуссейн ушел в кабину смуглый, а вернулся бледный. Наклонился к моему уху и сообщил, что летчики потеряли ориентировку. Я ответил: "Челноком ходить надо", - и сопроводил фразу соответствующим жестом руки в воздухе.
Акыд вернулся к летчикам и сообщил им свое решение. Тут я услышал басовитый вой - за моей спиной арабы начали молиться. Хусейн тоже зашевелил губами. Подумал: "Мне молиться нельзя. Я же советский человек. Буду себя просто мужественно вести", - и повел себя мужественно, хотя от мысли о посадке без горючего и радиосвязи в центре Сахары слегка подташнивало.
Вдруг араб, сидевший где-то сзади, сорвался с места и прошел в кабину. Видимо Аллах, милостивый и милосердный, услышал молитвы правоверных - вертолет резко поменял курс и минут через десять приземлился на полосу. И тут же африканская темнота обрушилась на пустыню.
Я пошел к гостинице и сделал жест - не ждите. Сел на скамью возле входа - ватные ноги не держали.

Эпилог
В лучших традициях советской перестраховки, один из начальников потом оформил мою поездку как самоволку (обстановка была такая: «Русские в боевых действиях в Чаде и Судане участия не принимают и принимать не могут»). Чтобы подсластить горечь обиды, Каддафи и приказал подарить мне этот скромный хронометр.
Часы работали два года, а потом сломались. Ни одна ленинградская мастерская в конце 80-х годов не взялась их отремонтировать. Так и лежат.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments