panzer_papa (panzer_papa) wrote in mil_history,
panzer_papa
panzer_papa
mil_history

Categories:

И еще раз о командире 9САД Запфронта Черных

Сейчас не очень умными людьми принято утверждать, что при Сталине все было под жестким и неусыпным контролем, что запуганные репрессиями до икоты командиры РККА боялись сделать что-то не так, а о малейшем проступке или нарушении тут же становилось известно на самом верху - после чего, покрошив "Герцеговину Флор" в трубку и сделав пару затяжек, товарищ Сталин демоническим взглядом испепелял присутствующих немедленно приказывал репрессировать виновного в самой малой ошибке.

Что же, почитаем свидетельства, как всегда - из давно открытых и опубликованных источников.

Как я уже рассказывал здесь, перед войной в 9САД Западного фронта случилось происшествие - 9 мая 1941 года была порвана линия связи между штабом 9САД и постом ВНОС в Белостокском аэропорту.
Неделю командование 9САД сутяжничало с Белостокским аэропортом, препираясь по вопросу - кто должен восстанавливать линию связи - и препиралось бы и дальше, но тут прямо над ними 15 мая 1941 года на Москву безнаказанно пролетел немецкий транспортный Юнкерс - и расследование причин этого чрезвычайного события все-таки вскрыло факт отсутствия связи между штабом 9САД и постом ВНОС.

Последовал приказ наркома обороны СССР тов. Тимошенко №0035 от 10 июня 1941 года:
"Приказываю:
  1. Военному совету Западного особорго военного округа тщательно расследовать факт самовольного пролета самолета Ю-52 через территорию округа, выявить всех виновных лиц и наложить на них взыскания своей властью. Немедленно восстановить телефонную связь Белостокского аэропорта с 9-й смешанной авиадивизией и штабом 4-й бригады ПВО и в пятидневный срок проверить состояние связи аэропортов со штабами ПВО. Исполнение донести к 20.06.41 г."

http://militera.lib.ru/docs/da/nko/index.html

Виновники-сутяжники отнюдь не испепелены репрессированы незамедлительно - и, насколько можно понять, багополучно отчитались о восстановлении связи.

Но как именно эта связь была восстановлена?

Свидетель - Олимпиев Всеволод Иванович:
Штаб 9-й САД размещался на главной улице города в окруженном просторным двором особняке с башенкой. В полуподвале дома - казарма роты связи. Вернувшись с дежурства в казарму поздно вечером 21 июня 1941 года с увольнительной в кармане на воскресенье, я уже задремал, когда сквозь сон услышал громкую команду дневального "в ружье". Взглянул на часы - около двух ночи. Рота быстро построилась во дворе штаба. Боевая тревога нас не удивила, так как ожидались очередные войсковые учения. Неординарные команды - выставить на башенке штабного здания наблюдение за воздухом, получить боевые патроны и гранаты, погрузить на машину неприкосновенный запас кабеля воспринималась нами как часть входивших тогда в моду учений в обстановке, максимально приближенной к реальным боевым условиям. Мысли о самом худшем по молодости отбрасывались. Оставив конец кабеля в штабе, мое отделение начало в темноте безлунной ночи привычную работу - прокладку полевой телефонной линии на запасной командный пункт, расположенный на хуторе в нескольких километрах за городом. Почти рассвело, когда наш спецгрузовик, предназначенный для размотки и намотки кабеля, достиг военного аэродрома на окраине города. Все было тихо. Бросились в глаза замаскированные в капонирах вдоль летного поля 37 - миллиметровые орудия, вооруженные карабинами расчеты которых были в касках. Такие зенитные полуавтоматы были тогда новинкой и только начали поступать в подразделения противовоздушной обороны. Наша машина отъехала от аэродрома не более километра, когда послышались взрывы и пушечно-пулеметные очереди. Обернувшись, мы увидели пикирующие на аэродром самолеты, светящиеся трассы снарядов и пуль, разрывы бомб. Однако страшная действительность дошла до нас лишь тогда, когда на выходящем над нами из пике бомбардировщике ясно обозначились черные кресты.

Первую половину дня 22 июня я дежурил у телефона на ЗКП командира 9-й САД Героя Советского Союза генерала-майора Черных. Телефонная связь с авиаполками, расположенными в различных населенных пунктах Белостокской области и на полевых аэродромах вдоль границы, была прервана. Она непродуманно осуществлялась через городскую почту, в которой на рассвете еще до начала бомбардировок прогремел взрыв, разрушивший коммутатор. С некоторыми полками наладили связь по радио. Судя по мрачному лицу генерала, известия были плохими. Постепенно вырисовывалась неожиданная и ужасающая реальность: большинство наших самолетов погибало на земле от бомбежек или обстрела с воздуха и даже от артогня. Но и в таких условиях над Белостоком весь день шли воздушные бои, дрались дежурные звенья и все те, кто сумел подняться в воздух.

Вторую половину этого трагического дня я просидел в кювете шоссе на окраине города у телефонного аппарата промежуточно-контрольной точки. Мимо на запад прошла крупная бронетанковая часть, порвавшая кабель в нескольких местах. С большим трудом удалось восстановить связь со штабом дивизии, что, возможно, спасло мою жизнь. В конце дня я получил по телефону приказ бросить все и как можно быстрее вернуться в штаб. Здесь меня ожидали два драматических известия. Все авиационные части получили приказ немедленно покинуть город и уходить на Восток. Такое решение было, без сомнения, оправдано не только огромными потерями самолетов, но и уже обозначившимся быстрым продвижением немецких танковых колон, стремившихся охватить Белосток с севера и юга. Вторая новость была не менее ошеломляющей: в конце дня застрелился командующий авиацией ОБВО генерал Копец. Я встречал его в штабе дивизии. В памяти остался высокий молодой генерал в кожаном пальто. По-видимому, он являлся одним из тех, кто понимал свою ответственность за разгром авиации округа, последствия которого роковым образом сказались на наших военных неудачах лета и осени 1941 года.

Поздним вечером 22 июня длинная колонна покинула Белосток и уже ранним утром понедельника была далеко за городом. В машинах находились только военные с голубыми петлицами - оставшиеся без самолетов летчики, авиационные техники, связисты, интенданты...

Для меня до сих пор являются загадкой причины произошедшего в то памятное воскресенье с авиацией ОБВО и в частности 9-й САД. Очевидной серьезной ошибкой являлось размещение взлетных площадок слишком близко к границе, что не давало возможности своевременно поднять нашу авиацию в воздух из-за малого подлетного времени для самолетов противника и, кроме того, ставило ее под угрозу удара немецкой артиллерии. Но тогда почему не встретили наши истребители с белостокского аэродрома армаду люфтвафе в воздухе? В этом случае подлетное время для тогдашних немецких бомбардировщиков составляло не менее четверти часа. Буквально за несколько минут до начала бомбардировки на летном поле, как мы убедились сами было тихо, не раздавался рев разогреваемых моторов и вообще ничто не говорило о готовности к взлету хотя бы дежурного звена. Похоже, летчиков даже не оповестили о том, что воздушные эскадры противника уже пересекли нашу границу. Такое трудно объяснить плохой работой связистов. Это был несомненный успех немецкой разведки, сумевшей разрушить на рассвете 22 июня систему проводной связи не только 9-й САД, но и всей приграничной зоны.


http://www.portalus.ru/modules/warcraft/special/remember.ru/artillerymen/olimpev/olimpev_r.htm

Итак - вместо восстановления армейских линий связи в 9САД банально использовали гражданские линии. Ну так а что, от генерал-майора Черных ведь требовали восстановить не линии связи, а саму связь, не так ли?
Нельзя сказать, что у Черных не было возможностей для восстановления линии - вон, среди ночи подняли по тревоге связистов и погнали линию прокладывать. И не пёхом, а со спецтранспортом.
Линии связи были порваны танкистами 22 июня? Да, были порваны. Но не рано утром, а уже после того, как началась война.
Почему остались без связи? Потому что Черных вместо того, чтобы исполнять приказ наркома обороны, занялся очковтирательством начальству. Телефонная связь на 20.06 есть? Есть. Ну а что сделано не так - так авось наверху не узнают, как не знали неделю о предыдущем обрыве связи.
Ну а немецким диверсантам, как мы видим, не пришлось бегать по лесам и полям, обрезая провода и заваливая столбы. Генерал-майор Черных оказал услугу диверсантам - оставив дивизию фактически без связи еще до войны - ну а та связь по гражданским линиям, что была якобы заменой отсутствующей армейской связи, была уничтожена единичной диверсией на гражданском объекте.
Охраняли ли простую белостокскую почту так, как должен охраняться дивизионный узел связи? Ой, сомнительно...

Ну и еще по мелочи.

Цитата:
Постепенно вырисовывалась неожиданная и ужасающая реальность: большинство наших самолетов погибало на земле от бомбежек или обстрела с воздуха и даже от артогня.
Очень красивая фраза. Особенно если посмотреть реальные потери на первую половину дня 22.06.
Опять же - артогонь очень красиво помянут. Как будто все полки были в ста метрах от границы. А на самом деле - отнюдь. Впрочем, тут бывшему связисту ничего не остается делать, кроме как верить на слово сказочникам, нагородившим горы мифов в оправдание Черных.

Цитата:
В конце дня... Все авиационные части получили приказ немедленно покинуть город и уходить на Восток.
Оп-па! А в полки дивизии приказы на перебазирование на восток стали поступать еще в обед. Работает машина времени?

Цитата:
Такое решение было, без сомнения, оправдано не только огромными потерями самолетов
Следим за руками: потери самолетов в дивизии до начала перебазирования полков еще не были огромными. Товарищам из штаба с помощью машины времени 22.06 сообщили сведения от 24.06?

Цитата:
Вторая новость была не менее ошеломляющей: в конце дня застрелился командующий авиацией ОБВО генерал Копец.
ОБВО - это конечно же Запфронт, бывший ЗОВО. Как же быстро информация-то проходит, да при разрушенном коммутаторе! Вечером 22.06 Копец стреляется в Минске, тут же об этом сверхсрочной депешей, фельдегерем (коммутатор-то разбит, да?) оповещают Черных в 9й САД.

Цитата:
Поздним вечером 22 июня длинная колонна покинула Белосток и уже ранним утром понедельника была далеко за городом. В машинах находились только военные с голубыми петлицами - оставшиеся без самолетов летчики, авиационные техники, связисты, интенданты.
Послать связного хотя бы в тот же 41 истребительный авиаполк, базировавшийся на аэродроме у Белостока, и предупредить их о приведении полка в боевую готовность - это ни-ни, это совершенно невозможно. А вот штаб эвакуировать - так тут же молниеносно организован транспорт, и бензин нашелся.
В штабистов и интендантов в машинах поверю. А в летчиков - нет. Потому что вечером 22.06 перебазировавшиеся в Белосток летчики дрались в небе, прикрывая город. И констатируя факт отсутствия командования.

Цитата:
Похоже, летчиков даже не оповестили о том, что воздушные эскадры противника уже пересекли нашу границу. Такое трудно объяснить плохой работой связистов.
Полностью согласен. Связисты здесь ни при чем. Если штаб в Белостоке и часть в Белостоке, а приказ из штаба в часть не попадает ДАЖЕ НАРОЧНЫМ - то тут явно не в связи дело.

Цитата:
Это был несомненный успех немецкой разведки, сумевшей разрушить на рассвете 22 июня систему проводной связи не только 9-й САД, но и всей приграничной зоны.
Заодно, видимо, вездесущий "Бранденбург" приклеил штабным и околоштабным товарищам галифе к стульям, так что они никак не могли доставить приказы так, как это положено при отсутствии связи. Ножками-с. И страшный клей отпустил их штаны в тот самый миг, когда вечером прозвучала команда "по машинам".

Цитата:
Днем 24 июня мы продолжали движение на восток. Этот вторник был фактически концом 9-й САД. Очевидцы говорили, что оставшиеся после воскресного побоища самолеты перегнали на аэродром Волковыска.
Т.е. в воскресенье побоище (которое если смотреть боевые потери и не побоище вовсе), в понедельник вообще невесть что (штаб отдельно, Черных отдельно), а во вторник лучший инструмент для связи - это слухи, полученные от каких-то граждан, именующих себя очевидцами и передвигающихся достаточно быстро, чтобы догнать колонну штабистов и интендантов.

А вот вам еще интересного
Цитата:
Капитан Ю.Беркаль (будущий генерал-майор авиации), командир 129-го истребительного полка, базировавшегося всего в 8 км от границы на аэродроме Тарново, в 4 часа 05 минут успел поднять две эскадрильи МиГ-3 на прикрытие города Острув-Мазовецка и одну эскадрилью И-153 в район Ломжи. Четвертая эскадрилья И-153 патрулировала в районе аэродрома.
Значит капитан Беркаль на самой границе может вовремя поднять машины в воздух, а в Белостоке штаб не может справиться с передачей приказа в пределах города.
129 иап - это все та же 9 САД. Чудеса, да и только.
И подлетное время для приграничного полка наверное больше, чем для Белостока. И бранденбуржцы с поганым своим клеем этот полк миновали. Ясное дело миновали, их всего-то полк, а проводов много, это только у штабных товарищей бранденбуржцы многоруки как Шива, размножаются почкованием и прячутся на каждом телеграфном столбе.

Капитан Ю.М.Беркаль выжил там, где согласно нынешним горе-теоретикам выжить было невозможно - на аэродроме в 8 километрах от границы. И не просто выжил - а дал отпор врагу, сделав то, что должен был сделать генерал Черных.

Поэтому Беркаль в 1943-м стал командовать авиадивизией, а Черных был изловлен в Брянске, осужден по ст. 193 и расстрелян.