Андрей (andrey162609) wrote in mil_history,
Андрей
andrey162609
mil_history

Categories:

Подвиг генерала Неверовского.

  Один из известных подвигов войны 1812 года, описание 1887 года. 




 

Избегая боя с неприятелем, превышавшим в силах, наши армии отошли к Смоленску, где и соединились.  Здесь решено было двинуться на центр неприятельского расположения, к Рудне, чтобы сильным ударом разделить противника и разбить его по частям. 26 июля русские войска выступили из Смоленска. Между тем Наполеон предполагал, переправившись через Днепр выше Орши, овладеть слабоукрепленным Смоленском и обойдя наши войска с левого фланга, отрезать нам путь отступления к Москве. 1 августа, одна часть французской армии, собранная против нашей, уже готова была к решительной встрече, другая в тот же день начала переправу через Днепр.

Для наблюдения за неприятелем, расположенным в Орше и Могилеве, оставлен был на левой стороне Днепра, под г.Красным. в 47 верстах от Смоленска, отряд Невровского, состоявщий из 27-й пехотной дивизии. Харьковского драгунского и 3-го казачьего полков, небольшой части Смоленского ополчения, с 14 орудиями. Полки 27-й пехотной дивизии, Виленский, Одесский, Тарнопольский и Симбирский пехотные, 49-й и 50-й егерские – сформированы были из рекрут и только что прибыли в Смоленск из Москвы.  Для придания большей стойкости, вторые два полка были заменены Ладожским и Полтавским 26-й пехотной дивизии Паскевича. 2-го августа, войска Неверовского были расположены впереди Красного;  но когда разъезды донесли о появлении огромных сил неприятельских, он отступил за город, оставив в Красном батальон 49-го егерского полка с 2-мя орудиями и Смоленское ополчение, и расположился за глубоким оврагом, послав 50-й егерский полк с 2-мя конными орудиями по дороге к Смоленску за 15 верст, с приказом занять там переправу на небольшой речке. Едва лишь отряд Неверовского успел занять новую позицию, как Мюрат, с 3-мя кавалерийскими корпусами, в числе 15 тыс. всадников, тесня перед собой Смоленское ополчение, бывшее в наблюдательной цепи, в 3 часа пополудни показался перед Красным; за ним следовали части пехотного корпуса Нея.

Части этого корпуса, под личным начальством маршала, ворвались в город, вытеснили наши передовые войска и захватили бывшие при них два орудия. Вслед за тем часть французской кавалерии обошла позицию Неверовского с левого фланга, где стояла кавалерия, прикрывавшая батарею. Наши драгуны кинулись в атаку, но были опрокинуты и принуждены удалиться с места сражения. Из 10-ти орудий, стоявших на позиции, захвачено неприятелем пять, прочие  ушли вслед за драгунами. Тогда Неверовский, оставшись с одной лишь пехотою и видя против себя с фронта несколько пехотных колонн корпуса Нея и огромные силы кавалерии Мюрата, двищавшиеся в тыл нашему отряду, решился отступать. Построив свои полки в густые колонны, Неверовкий напомнил солдатам, как они должны были действовать: «Ребята – сказал он – помните, чему вас учили; никакие кавалерии не победят вас, только в пальбе не торопитесь, стреляйте метко, не торопясь. Никто не смей начинать без моей команды!» Лишь только налетала французская конница, Неверовский останавливал свою пехоту, по знаку его раздавалась тревога, за ней следовал густой дробью батальонный огонь; в несколько мгновений все пространство кругом наших колонн покрывалось павшими лошадьми и всадниками. Напрасны были все усилия французов прорвать твердо сплоченную массу пехоты. «Хорошо, ребята! – сказал Неверовский после первой отбитой атаки. – Видите как легко управляться с кавалерией; благодарю… поздравляю вас!» «Рады стараться, ура!» - ответили солдаты.

Широкая почтовая дорога, как это видно на картине, обсаженная по сторонам  два ряда большими березами и обрытая канавами, способствовала обороне, затрудняя кавалерийские атаки и не позволяя производить их в надлежащем порядке, большим фронтом. Само собой разумеется, что при таком отступлении, совершенном на пространстве целого перехода, не было никакой возможности сохранить интервалы между колоннами, вся дивизия сдвинулась в одну сплошную массу, которую не могли поколебать атаки превосходной конницы, предводимой знаменитым кавалерийским начальником Наполеоновой эпохи, Мюратом.  Но Мюрат, увлекшись мыслею задавить эту ничтожную горсть пехотинцев массою своей кавалерии, забыл о бывшей принем батарее конной артиллерии. Батарея эта своим огнем могла бы расстроить ряды каре и тем облегчить атаки кавалерии. Не воспользовавшись этим средством, он дал нашей пехоте возможность совершить замечательный подвиг отступления на целый переход при атаках превосходного числа кавалерии.

К вечеру наши войска подошли к селу Коршину, где за речкой стояли высланные вперед 2 орудия, под прикрытием пехоты. Огонь их остановил преследование, и это позволило утомленной пехоте Неверовского расположиться на отдых. Потери наши простирались до 1500 человек, в том числе до 800 пленных.  Потери французов были до 500 человек.

Князь Багратион так доносил Государю об этом подвиге: «Нельзя довольно похвалить храбрость и твердость, с которой дивизия, совершенно новая, дралась против чрезмерно превосходных сил неприятельских. Можно даже сказать, что пример такой храбрости ни в какой армии показать нельзя».  «Неверовский отступил, как лев», пишет французский историк граф Сегюр.  Другой иностранный писатель, Шамдре, говорит, что это представляет достопамятный пример превосходства хорошо обученной и предводимой искусным начальником пехоты.

4-го августа, в 8 часов утра, корпус Нея и кавалерия Мюрата, подойдя к Смоленску, остановилась вне пушечного выстрела.

 


 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments