gaivor (gaivor) wrote in mil_history,
gaivor
gaivor
mil_history

Первые две недели ВОВ

Насколько СССР представлялся Гитлеру периферийной проблемой по сравнению с «Британским колоссом» видно из его переговоров с японским министром иностранных дел Мацуокой в марте 1941-го. Гитлера абсолютно не интересует вступление Японии в войну с Россией. Наоборот, он всячески склоняет японца к мысли об атаке Сингапура. Совершенно равнодушно реагирует фюрер и на сообщение Мацуоки о предстоящем заключении договора о нейтралитете с СССР. Да ради бога, лишь бы на англичан напали! (Хотя в последнее время и нейтралитет Японии все чаще ставят в заслугу пакту Молотова-Риббентропа, но не будем о грустном…)

И вот начинается война – и что же? 28 июня Риббентроп шлет немецкому послу в Токио   телеграмму с просьбой сделать все возможное, чтобы вынудить японцев поскорее напасть на
СССР. 10 июля он дублирует ее уже чуть ли не в паническом тоне: «Я прошу вас использовать все  имеющиеся  средства,  чтобы  настоять на вступлении Японии в войну против  России  в  самые  ближайшие  сроки». 

Вопрос: а что, собственно, произошло? В ставке Гитлера у всех прекрасное настроение. Еще 4 июля фюрер заявляет, что противник «практически проиграл войну» и самым сложным вопросом будет решение – добивать ли его поворотом на север или на юг? 8 июля Гальдер докладывает, что у «советов» осталось всего 46 боеспособных дивизий. Т.е. никаких оснований для паники пока нет. Зачем же немцам Япония?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments