Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote in mil_history,
Nick 'Uhtomsky
hvac
mil_history

Category:

Англо – Бурская война - 4

Boer War -4

Продолжение

“...я всецело поглощён войной Англии с Трансваалем; я ежедневно перечитываю все подробности в английских газетах от первой до последней строки и затем делюсь с другими за столом своими впечатлениями...

Не могу не выразить моей радости по поводу только что подтвердившегося известия, полученного уже вчера, о том, что во время вылазки генерала Уайта целых два английских батальона и горная батарея взяты бурами в плен!

Вот, что называется, влопались и полезли в воду не зная броду! Этим способом буры сразу уменьшили гарнизон Ледисмита в 10 тысяч человек на одну пятую, забрав около 2000 в плен.

Недаром старик Крюгер, кажется, в своем ультиматуме к Англии, сказал, что, прежде чем погибнет Трансвааль, буры удивят весь мир своей удалью и стойкостью. Его слова положительно уже начинают сказываться. Я уверен, что мы еще не то увидим, даже после высадки всех английских войск.

А если поднимется восстание остальных буров, живущих в английских южно-африканских колониях? Что тогда будут делать англичане со своими 50 тысячами; этого количества будет далеко не достаточно, война может затянуться, а откуда Англия возьмет свои подкрепления — не из Индии же? “

“..мне приятно сознание, что только в моих руках находится средство вконец изменить ход войны в Африке.

Средство это очень простое — отдать приказ по телеграфу всем туркестанским войскам мобилизоваться и подойти к границе. Вот и всё! Никакие самые сильные флоты в мире не могут помешать нам расправиться с Англией именно там, в наиболее уязвимом для нее месте.

Но время для этого ещё не приспело: мы недостаточно готовы к серьезным действиям, главным образом потому, что Туркестан не соединён пока сплошной железной дорогой с внутренней Россией..”

Государь император Николай II : письмо к сестре Ксении от 21 октября 1899 AD

Генерал Уайт, находя, что настоящий момент весьма удобен для нанесения решительного удара противнику, решил 18-го перейти в наступление всеми своими силами (11 батальонов, 4 роты, 16 эскадронов и 48 opудий), для чего войска были разделены на 5 колонн, из которых лишь две (5 батальонов, 8 эскадронов и 24 орудия) предназначались для наступательных действий, a большая часть войск была назначена для охранения флангов и других задач оборонительного характера (cм. Boer War : Блокада Ледисмита).

До 11.30 успех не склонялся ни на чью сторону, но генерал Уайт, считая, тем не менее, что на достижение решительного результата шансов мало, решил отступить. Буры этому не мешали, ограничившись успехом, одержанным над отрядом полковника Карлстона (1,5 батальона и 6 opудий), который благодаря значительному выдвижению вперёд был окружен бурами и после упорного боя сдался на капитуляцию.

За день 18-го октября y англичан выбыло из строя: 6 офицеров, 63 нижних чинов убитыми; 10 офицеров, 239 нижних чинов ранеными и 37 офицеров и 917 нижних чинов пленными.

В общем, английские войска, согласно заданию на 18-е, должны были действовать на фронте в 15 км, в расходящихся направлениях, притом без взаимной связи, имея предметом действий не противника, a местность.

После поражения 18-го октября генерал Уайт предпочёл остаться в Ледисмите, так как считал позицию на реке Тугеле недостаточно сильной, и приступил к приведению этого города в оборонительное состояние.

21-го октября Ледисмит оказался отрезанным от сообщений, и началась его блокада. Прибывший в это время (19-го октября) в Капштадт главнокомандующий (генерал Буллер) отказался от своего первоначального плана — наступать через равнины Оранжевой республики, и направил все войска экспедиционного корпуса на формирование двух, почти одинаковой силы, отрядов, предназначавшихся для деблокирования Ледисмита и Кимберлея.

Из них последний, составленный, главным образом, из войск, высаженных 11—16 ноября в Капштадте и перевезённых в Оранж-Ривер для окончания мобилизации, 9-го ноября выступил по направлению на Кимберлей.

  • 1-я гвардейская бригада генерала Кольвиля, 4 батальона
  • 9-я бригада генерала Поля Карью, 3,5 батальона
  • флотский отряд с 4 opудиями
  • 2 батареи,
  • 9-й уланский полк с 0,5 батальона коннной пехоты
  • пионерская рота № 75

В происшедших затем столкновениях на высотах под Бельмонтом (11 ноября) и при Эслине (13 ноября) действия дивизии Метуэна не отличались решительностью и сводились к ряду фронтальных атак.

В бою под Эслином обращает на себя внимание назначение в прикрытие к обозу всей гвардейской бригады.

Потери англичан в том и другом сражении: 38 офицеров и 476 нижних чинов убитыми и ранеными.

Численность отряда буров не превышала 1500 человек.

Дав своим войскам отдых в течение 14-го, Метуэн подошел 16-го к реке Моддер, переправа через которую занята была генералом Делареем с отрядом в 1 тысячу оранжистов и 800 трансваальцев.

Несмотря на свою малочисленность, буры оказали упорное сопротивление. Их успеху содействовали ошибки англичан:

  • вследствие отсутствия в мирной организации английской армии крупных тактических единиц, войска вовсе не обучены совместным действиям
  • отсутствие разведки
  • атака с фронта на открытой местности без демонстрации в каком-либо другом пункте
  • развертывание, линейного характера, всех сил сразу (гвардейская бригада — к востоку от железной дороги и 9-я бригада — к западу)
  • отсутствие резервов и ведение боя на том участке реки, который давал бурам возможность охвата флангов
  • недостаток перевозочных средств
  • малая подвижность английских войск

Потери англичан — 24 офицеров, 461 нижних чинов убитыми и ранеными, буров — 18 человек.

Ближайшим результатом боя на реке Моддер, несмотря на очищение позиции бурами (17-го ноября), была приостановка дальнейшего движения дивизии Метуэна с целью выждать подхода подкреплений.

С прибытием последних (21—26 ноября), когда численность английского отряда возросла до 12 тысяч, Метуэн вновь перешел в наступление.

Буры сосредоточились к тому времени в числе 4—5 тысяч человек под начальством Кронье на Спитфонтейнских и Магерсфонтейнских высотах.

Сражение y Магерсфонтейна произошло 29-го ноября.

Англичане, опасаясь огня буров, решили атаковать их на рассвете и для этого предприняли ночное движение глубокими колоннами, без авангарда и даже без высылки разведчиков.

В результате — шотландская бригада, шедшая впереди, совершенно неожиданно наткнулась густыми массами на траншеи буров, о существовании которых известно не было. Это обстоятельство в связи с огромными потерями, понесенными шотландцами, оказало влияние на весь ход боя.

Метуэн, располагая ещё тремя бригадами (2 пехотными и 1 кавалерийской), при помощи которых он мог бы восстановить бой в свою пользу, ничего не сделал в этом отношении.

Англичане предприняли несколько частных атак, но они не могли быть удачны, так как велись фронтально и с недостаточным числом войск (см. Maгерсфонтейн).

Потеряв 68 офицеров и 903 нижних чинов убитыми и ранеными, Метуэн отступил в лагерь y деревни Моддер-Ривер, где и оставался до прибытия лорда Робертса.

Впечатление, произведенное Магерсфонтейнской неудачей, усиливалось еще тем обстоятельством, что одновременно англичане потерпели поражение под Стромбергом (на севере Капской колонии), a несколько дней спустя при Колензо (1-я неудача генерала Буллера).

Дело при Стромберге заключалось в следующем:

- генерал Гетэкр, командовавший английскими войсками, высадившимися в порту Ист-Лондон, решил по получении подкреплений отбросить буров за реку Оранжевую и восстановить спокойствие в северном участке Капской колонии, где восстание увеличивалось со дня на день.

Буры занимали в это время следующее расположение:

600 человек шли от Джемстоуна на соединение с другим отрядом, находившимся впереди их; 1100 человек — y Стромберга, имея авангард в 400 человек в направлении к Мольтено и 1 командо — в Штейнбурге.

Англичане, высадившись вечером 9-го декабря в Мольтено, двинулись по направлению на Стромберг в составе 2 батальонов пехоты, 2 батарей, отряда конной пехоты и обоза с полевым госпиталем (последний под прикрытием инженерной роты), без мер охранения и разведывания. Конная пехота шла в хвосте. Связи между колонной и обозом не было.

Пройдя в темноте мимо позиций буров, которые англичане предполагали атаковать, они попали под перекрестный огонь неприятеля.

К 6 часам утра отряд Гетэкра находился в полном отступлении на Мольтено и далее на Стеркстром, оставив в руках буров более 600 пленных и два орудия.

Таким образом, декабрь 1899 AD принес англичанам ряд неудач, убедивших их в малочисленности войск экспедиционного корпуса; буры, со своей стороны, не извлекли материальной пользы из своих побед, но зато укрепились в моральном отношении.

Обложив Ледисмит и обеспечив блокаду с юга занятием позиции на р. Тугеле y Колензо, буры развили теперь свои действия в направлении на Питермарицбург, при этом столь энергично, что английский отряд генерала Гильдьяра, находившийся в Исткорте, оказался 19-го ноября отрезанным от войск, бывших на реке Мой. Для восстановления связи с ними он выслал из Исткорта часть своих сил под командованием полковника Китченера, но эта попытка окончилась полной неудачей.

Однако Жубер, опасаясь разбрасывать свои силы, отозвал к Колензо все командо, действовавшие к югу от реки Тугелы.

14-го ноября генерал Буллер, находившийся в Питермарицбурге, взял в свои руки руководство операциями.

К 1-му декабря в его распоряжении находилось до 16 500 человек, в то время как силы Жубера не превосходили 13 тысяч, в том числе 4—5 тысяч под начальством Боты, на высотах y Колензо.

Первая попытка деблокирования Ледисмита произведена англичанами 1—3 дек.

Буры занимали заблаговременно укреплённую ими позицию на холмах левого берега реки Тугелы, в окрестностях деревни Колензо и на высотах Гланчвана-Хилль (на правом берегу той же реки), являвшихся тактическим ключом позиции.

Местность как перед фронтом позиции, так и на ней самой способствовала упорной обороне.

Накануне сражения английские войска стояли биваком в 10 км от противника, y станции Шивеле, на глазах y буров.

1-го и 2-го Буллер пытался обрекогносцировать позицию противника путем обстрела высот левого берега реки Тугелы морскими орудиями с дистанции 8 км, но буры на этот огонь не отвечали.

Других мер для разведки расположения противника принято не было. Тем не менее, Буллер решил атаковать неприятеля; распоряжения для атаки сводились к фронтальному удару одновременно всем отрядом на открытой местности, без оставления какого бы то ни было резерва. Результат такой организации атаки не замедлил сказаться.

При атаке левого фланга позиции буров 5-я английская бригада, шедшая в голове, попала под такой сильный огонь, что, рассыпавшись, вместе с остальными частями колонны оказалась не в состоянии действовать до конца боя.

При атаке центра позиции часть пехоты успела занять железно- дорожную станцию, но, не будучи поддержана резервами, отступила и ограничилась перестрелкой.

Две батареи, которым было приказано поддержать атаку на центр неприятельского расположения, неосторожно выдвинулись вперёд и попали под сильнейший ружейный огонь и понесли огромные потери, не будучи в силах действовать.

Атака на правый фланг неприятеля, произведенная спешенными конными частями, равным образом не имела ни малейшего успеха (см. Boer War : Дело у Колензо на р. Тyгела).

В 10.30 началось отступление англичан на Шивеле и Фрер; буры не преследовали, ограничившись захватом 10 орудий с передками и зарядными ящиками.

Потери англичан — 71 офицер и 1035 нижних чинов убитыми, ранеными и пленными, буров — всего лишь 24 человека

К чему приводит недостаточно хорошо организованное фронтальное наступление на сильные горные позиции, видно из поражения англичан в деле у Колензо.

Отряд буров, состоящий из 3 тысяч человек с 3 орудиями, оборонялся по высотам левого берега реки Тугела на протяжении 11 км. Со стороны англичан в наступлении приняли участие 16,5 батальона, 3 роты ездящей пехоты, 15 эскадронов и 44 орудия, из коих 14 морских.

На стороне наступающего было явное  превосходство в силах и средствах. Однако англичане не могли подавить или расстроить обороняющегося. Наступление, носило чисто фронтальный характер и было отбито с большим уроном для англичан .

После поражения при Колензо английские войска настолько пали духом, что даже сам Буллер в одной из своих телеграмм к коменданту Ледисмита вместо естественного, с его стороны, ободрения, предусматривал возможность сдачи города бурам.

Между тем 5-го декабря состоялось назначение лорда Робертса ( потерявшем в сражении у Колензо сына) главнокомандующим, a лорда Китченера — начальником его штаба. Буллер оставлен командующим войсками в Натале.

Впервые за несколько десятилетий Великобритания терпела весьма существенные военные унижения, что давало повод для открытой критики своего руководства со стороны англичан.

Новый главнокомандующий всемерно торопил посадку на суда 6-й дивизии, мобилизацию 7-й и созыв милиции и волонтёров.

В военных действиях наступило затишье, не прерывавшееся до 29-го декабря.

Буры под Ледисмитом не проявляли особенной деятельности, a английские войска укомплектовывались и обучались.

  

С прибытием (29 декабря) 5-й дивизии Буллер заново распределил войска Натальского корпуса и решил снова перейти в наступление. Наличное число его войск доходило в то время до 26 тысяч, в том числе 5 тысяч иррегулярных частей.

Неудача фронтальной атаки позиции y Колензо заставила его прийти к решению о необходимости, при новой попытке овладеть ею, добиться успеха путем обхода, перейдя для этого реку Тугелу где-нибудь выше Колензо. Первоначально им намечен был для перехода через реку Потгитерский брод.

Быстрым и скрытным движением Буллер мог рассчитывать на успех задуманной операции, но он этого не сделал. Более того, согласно его позднейшим инструкциям, попытка переправиться через Тугелу должна была произойти одновременно в 3 пунктах на фронте длиною в 13 км:

  • Уаррен с коннными частями, 3-мя пехотными бригадами, 6 батареями, инженерной ротой и понтонным парком — около Тричарского брода
  • 4-я бригада с частью 10-й бригады и двумя батареями — демонстрировать против Потгитерского и Скитского бродов при поддержке огня тяжелой артиллерии

В течение 4-го и 5-го января 4-я бригада (генерала Литтльтона) переправилась по Потгитерскому броду и, остановившись в 2500 шагах за ним, не двинулась далее.

Буры не обнаруживали себя.

2 батальон 10-й бригады (ген. Кока) с 64-ю батареей и отрядом коннной пехоты стали на высотах Шварцкопа перед Скитским бродом.

5-го после полудня на левый берег начали переправляться войска отряда Уоррена, причем буры не сделали ни малейшей попытки помешать им.

До 8-го англичане действовали чрезвычайно медленно и нерешительно. Лишь в этот день Уоррен перешел в наступление, но повёл его весьма вяло, причем в течение трёх дней, с 9 по 11 января, обе стороны ограничивались перестрелкой.

Наконец, Уоррен решил ночной атакой овладеть высотой Спионскоп, обладание которой давало бы возможность англичанам взять во фланг позицию буров на гребне Таба-Миама.

Задуманное предприятие удалось: к 8.00 25-го англичане заняли вершину, но буры, оценив всю невыгоду для них создавшегося положения, быстро собрали до 400 человек и, несмотря на подкрепления, полученные англичанами, вновь овладели Спионскопом .

Буллер, считая, что этой неудачей решена участь всего боя, в тот же день решил отойти к югу от реки Тугелы.

На левом берегу за англичанами осталась единственная позиция — ряд небольших холмов Кранц-Клуф, находящихся в 2500 шагах к северу от Потгитерского брода.

 

Потери англичан за 5—12 января — 103 офицера и 1556 нижних чинов убитыми, ранеными и пленными, буров — 70 убитых и 228 раненых. 

Спустя несколько дней (24—27 января) Буллер предпринял третью попытку деблокирования Ледисмита, но она кончилась столь же неудачно, как и первые две.

Из 5 пехотной бригад, бывшей в его распоряжении, только одна была введена в дело настоящим образом, для атаки Вааль-Кранц, другая — произвела нерешительную демонстрацию со стороны Кранц-Клуфа на Бракфонтейнские высоты, прочие же три все время бездействовали.

Потери англичан (за 24—27 января) — 20 офицеров и 362 нижних чинов.

29-го января Буллер отвёл свои войска на их прежние места, в лагерь y Шивеле.

Между тем новый главнокомандующий пришёл к убеждению, что кампания, a в частности и операции в Натале, будут скорее приведены к концу, если англичане вернутся к своему первоначальному плану наступления через равнины Оранжевой республики.

Остановившись на этом решении, он предоставил Буллера собственным его силам, a сам приступил к сосредоточению войск на Моддер-Ривере, организации обозов, заготовке в самых широких размерах запасов продовольствия и сформированию колониальных частей (Брабантская, Робертская и Китченерская конница).

Российский военный представитель, аккредитованный при английских войсках полковник Стахович сообщал:

“..Вот пример описания сражения: войска наши геройски дрались, артиллерия, бросая в неприятеля массу лиддита, чудно работала; однако пришлось немного отступить; дух войск превосходный..

..Скрывать все, что может дать истинное понятие о военных действиях, и особенно количество потерь — вошло в систему. Однако с колониальными войсками они обращаться так не смеют: именной список их потерь объявляется гораздо ранее…

…Вообще надо отметить ухаживание за колониальными войсками: государственные люди в Англии и здешние генералы с главнокомандующим во главе произносят по их адресу льстивые спичи, местные газеты раздувают эти речи и с апломбом утверждают, что все неудачи происходят оттого, что недостаточно пользуются колониальными войсками.
Эти обстоятельства в связи с тем, что эти войска получают значительно большую поденную плату (колониальный нижний чин получает 5 шиллингов в день — 2 руб. 30 коп., а нижний чин регулярной армии 1.1/4 — 1.1/2 шиллинга., т.е. около 60 коп.) возбудили зависть регулярных войск. Несомненно, существует серьезный антагонизм…

…Мне пришлось беседовать также с другими артиллерийскими офицерами. Один молодой офицер из конной артиллерии, раненый под Магерфонтеном, расспрашивал о нашей армии и, восторгался тем, о чем я рассказывал, с горечью воскликнул при всех присутствующих:

  • “Это не то, что у нас; у нас все плохо — и комплектование и вооружение; генералы не знают войск, видя их впервые на поле сражения; войска различных родов оружия — тоже друг друга не знают и не умеют совместно действовать. Нами управляют различные парламентские деятели, не имеющие понятия о военном деле; мы в пренебрежении; для нас ничего не делают, а еще смеют упрекать, что мы не умеем драться”.

Другой офицер жаловался на неумение генералов распоряжаться кавалерией; как, например, на третий день прибытия полка, когда лошади были в ужасном состоянии, их заставили сделать большой переход, от которого особенно пострадали лошади.

Третий офицер, командир батареи, говорил, что по первоначальному плану его батарея не должна была отправляться в Африку; тогда при мобилизации других батарей у него взяли почти всех лошадей, много людей, всех лучших наводчиков и фейерверкеров, всех офицеров кроме одного капитана, и, наконец, и его самого отправили сюда. Потом мобилизовали и его батарею; 14 февраля (1900 AD по н.с.) она прибывает сюда.

  • “Мне приказано, говорил он, встретить ее и вступить в командование. Хороша она будет: мобилизовалась под руководством одного капитана, офицеры все вновь назначенные и, конечно, неопытные, даже кадра людей нет, остались только худшие люди, оборвыши, прибывшие резервисты, конечно никуда не годные, большинство из них такие старики, что не знают устройство орудий современного образца; лошади не выезжены; весело вступать в командование подобной батареей! Конечно, придется начать обучение с азбуки, самым элементарным вещам. А что будет, если через несколько дней пошлют в бой!”

Упоминание о колониальных войсках возбудило порыв негодования. Общее мнение, что они тунеядцы и никуда не годны, а ухаживание за ними — политика штатского министра. Между тем начальство им знает цену, так как их употребляют только для охраны путей сообщения. Артиллерист прибавил:

  • “если бы нам, регулярным войскам, дали 5 шиллингов в день на нижнего чина, мы могли бы достать людей не таких, какими являются теперешние”.

Н. Г. Воропаева, Р. Р. Вяткина, Г. В. Шубин. Англо-бурская война 1899—1902 гг. глазами военных агентов.

Тем временем четвёртая и последняя попытка, предпринятая Буллером для деблокирования Ледисмита, увенчалась наконец успехом.

 Значительное число оранжистов, узнав о намерении Робертса вести наступление на Блюмфонтейн, бросилась для защиты своих очагов, a потому число буров, находившихся на р. Тугеле против Буллера, уменьшилось.

Англичане начали наступление 2-го февраля, 7-го они уже овладели правым берегом реки Тугелы, a 15-го, после целого ряда неудачных атак в течение 9—12 февраля, заняли очищенные бурами позиции левого берега.

 

16-го февраля Буллер вступил в Ледисмит, и войска Уайта, находившиеся там в продолжение 4-х месяцев, были наконец освобождены для операций в поле.

Отряд Уайта заперся в Ледисмите 21-го октября в составе 572 офицеров и 12 924 нижних чинов; его артиллерия состояла из 6 ездящих батарей и 6 орудий большого калибра.

Боевых припасов было, в общем, немного.

Вопрос о продовольствии гарнизона и оставшихся жителей был разрешён благополучно: 15-го февраля, накануне освобождения, запасов оставалось ещё на целый месяц. Но зато недостаток питьевой воды давал себя чувствовать в гораздо большей степени, чем неприятельский огонь.

Буры, обложив Ледисмит, в течение первых 3-х дней не предпринимали против него никаких действий, чем дали возможность привести город в оборонительное состояние.

Другим обстоятельством, улучшившим в значительной мере положение осаждённых, было разрешение Жубера — вывезти из Ледисмита раненых и большую часть жителей города в лагерь Интомби, на половине расстояния между боевыми линиями противников. Связь гарнизона с внешним миром поддерживалась все время оптическим телеграфом, голубями, a иногда и гонцами-кафрами.

Силы и средства буров были значительно меньше таковых же y англичан: буры насчитывали в своих рядах не более 7—8 тысяч человек и 21 opудие, в том числе три 155 мм орудия Крезо и три 120 мм мортиры.

Из числа этих орудий крупного калибра одно орудие Крезо и две мортиры были испорчены англичанами во время вылазок (25 и 28 ноября).

Осада благодаря полной пассивности действий с обеих сторон носила своеобразный характер.

Наиболее выдающимся событием является атака бурами (700 человек) 6 января высот Цезарь-Кампа и Вагон-Хилля.

Нет сомнения, что, если бы атака бурских командо была поддержана 25 декабря резервами или произведена одновременно на всех фронтах, участь гарнизона была бы решена.

Потери англичан за время осады Ледисмита составляли 101 офицеров и 1320 нижних чинов убитыми, ранеными и умершими от болезней.

Уже к февралю 1900 AD в Южной Африке находилось около 180 тысяч английских солдат и офицеров, из которых 126 тысяч относились к регулярной армии.

В середине ноября 1899 AD в Южной Африке произошло событие, оставшееся в то время практически незамеченным в Англии. Отряд буров, которым командовал Луис Бота, близ железнодорожной станции Чивли (в районе Ледисмита) взял в плен корреспондента британской газеты “Морнинг пост”, наблюдавшего за ходом военных действий.

Через несколько недель молодому англичанину удалось бежать из Претории и с приключениями добраться до британских войск. Вернувшийся в середине 1900 AD в Англию корреспондент был встречен как национальный герой и вскоре избран в палату общин английского парламента, с чего и началась его фантастическая политическая карьера. Звали корреспондента Уинстон Черчилль.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments