Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote in mil_history,
Nick 'Uhtomsky
hvac
mil_history

Categories:

Налог крови: Польша -3

Новая армия Царства Польского -1

2 апреля 1814 AD император Александр, милостиво приняв депутацию Польских войск герцогства Варшавского, объявил ей, что Польская армия сохранит свое прежнее устройство. Свою речь государь закончил словами: "Командовать вами будет Мой брат".

Константин Палович, Цесаревич и Великий Князь - сын императора Павла I и императрицы Марии Феодоровны, брат императора Александра I, родился 27 апреля 1779 AD . Его бабка, императрица Екатерина II, увлекавшаяся в то время идеей восстановления греческой монархии, прочила Константина Павловича в императоры будущей Византийской империи, назвала его Константином, приставила кормилицу-гречанку и дядьку-грека (впоследствии друг Цесаревича — генрал Курута), окружила сверстниками-греками и учредила в Спб. Греческий кадетский корпус. Нужно сказать, однако, что всё это нисколько не расположило Константина Павловича к Греции; он стал "классиком" поневоле и охотно говорил по-новогречески только с Курутой, a впоследствии войну за освобождение Греции считал политической ошибкой, a греков — бунтовщиками против своего законного государя, султана.

Главным воспитателем Великих Князей Александра и Константина Павловича был назначен в 1783 AD граф Н. И. Салтыков, но уже с 5 лет Константин Палович попал под руководство Цезаря Лагарпа, не сумевшего, однако, прнмениться к живому и порывистому характеру своего воспитаника и внушившего ему непреодолимое отвращение к науке и к своему политическому образу мыслей. Жалуясь на крайнюю живость, упрямство, неспособность сосредоточиться и внезапные бурные "вспышки самого необузданного гнева" Константина Павловича, но, вместе с тем, отмечая y него "прекрасное сердце, много прямоты душевной, верное нравственое чувство" и "дарование и способность легко схватывать", Лагарп правильно очертил основы характера Константина Павловича.

С 1794 AD усилилось сближение Константина Павловича с отцом и проявилась его природная склонность к воинским упражнениям.

Получив в команду сперва 15 человек гатчинских войск, a затем гренадёрский батальон майора Палицына (в 1796 AD влит в лейб-гвардии Измайловский полк), Константин Палович всецело предался их обучению и навсегда воспринял гатчинское педантично строгое, но и высоко добросовестное отношение к службе.

Начало действительной военной службы Константина Павловича по формулярному списку считалось с 5 мая 1795 AD, когда он был назначен полковником Спб. Гренадёрского полка.

15 февраля 1796 AD 17-летний Константин Павлович  вступил в брак с принцессой Саксен-Заальфельд-Кобургской Юлианой-Генриетой-Ульрикой, принявшей имя Великой Княгини Анны Феодоровны, но неровный его характер, a главное, вмешательство в супружескую жизнь матери, императрицы Марии Феодоровны быстро и навсегда испортили отношения между супругами.

По вступлении на престол Павла І Константин Палович был назначен шефом лейб-гвардии Измайловского полка. Вместе с тем для подготовки к посту генерал-инспектора кавалерии Константину Паловичу было поручено командование 5 эскадронами конной гвардии в Царском Селе, где он и занимался их обучением.

Напряженная, суровая и весма ответственная служба, постоянно на глазах отца, перед которым Константин Палович преклонялся и вместе с тем трепетал, окончательно сформировали из Константина Павловича сурового, требовательного, исполнительного и знающего служаку.

О взглядах Константина Павловича уже в то время на военную службу свидетельствуют его собственноручные заметки, найденные в бумагах Лагарпа и относящиеся к 1794 AD. В них он писал, что "офицер есть не что иное, как машина; всё, что командир приказывает своему подчиненному, должно быть исполнено, хотя бы это была жестокость".

Применяя эти взгляды на практике, Константин Палович бывал часто строг и груб в обращении со всеми, переходя границы представленных ему уставом прав. Тем не менее, подчиненные любили его за искреннюю доброту и всегдашнюю заботу о них, и если что вредило его популярности, то это страх перед отцом, побуждавший его иногда заискивать y фаворитов.  

В 1799 AD Константин Палович, согласно его просьбе, разрешено было отправиться волонтёром в армию Суворова в Италии. Сопровождать его был назначен генерал-лейтенант Дерфельден, генерал-майор Сафонов, полковник Комаровский и другие.

  

Измайловцы, по словам Ростопчина, плакали, прощаясь со своим шефом. Прибыв к Суворову под Валенцу, Константин Палович уже на другой день разъезжал под  пулями, a 19 апреля, в бою при Басиньяно, лично водил роты в атаку и успешно распоряжался артиллерией; однако, излишняя пылкость Константина Павловича была одной из причин неудачного исхода этого боя, что вызвало крайнее неудовольствие Суворова, обрушившееся как на Константина Павловича, так и особенно на его свиту.

"Молодо — зелено, и не в свое дело прошу не вмешиваться", — неоднократно повторял ему Суворов. Константин Палович подчинился этим требованиям и своими мужественными, но уже более спокойными действиями в последующих боях заслужил полное одобрение великого полководца.

Так, 6 июня при Тидоне, по отзыву Суворова, Константин Палович "из усердия к пользе общего блага, быстро привёл с неутомимостью передовые... войска, внушая им храбрость и расторопность, командировал оные к подкреплению слабой части и тем способствовал победе".

На другой день, при Требии, Константин Палович находился при Суворове, a 4 августа при Нови распоряжался в передовой цепи, расставлял орудия и, по словам Суворова, "обретался при передовыъ войсках, когда же выступили они на баталию в боевом порядке, то.... изволил идти с ними и во все время баталии присутствовал, где, мужеством своим поощряя войска, приводил их к неустрашимости".

В осталное время кампании Константин Палович усердно занимался обучением войск, a во время походов и на биваках нёс все тягости наравне с солдатами, нередко совершая тяжелые переходы пешком. Незаурядное мужество, выказанное Константином Паловичем в Италийскую кампанию, засвидетельствовано не только донесениями Суворова и записками Комаровского, но и отзывами других лиц; так, Ростопчин писал о Константине Павловиче, что "Он преисполнен храбрости и думает лишь о том, чтобы делать только добро".

Австрийские драгуны Карачая, бывшие под командованием Константина Павловича при Нови, заявили, что "такою честью полк навсегда будет гордиться... и готов свидетельствовать о мужестве и храбрости, оказанных Его Выс-вом в этом деле".

Император Павел I наградил Константина Павловича алмазными знаками ордена Св. Иоанна Иерусалим.

В последующем затем Швейцарском походе Константин Палович явился уже более зрелым воином. На военных советах он выказывал недюжинное понимание военного дела; так, он предложил употребить для перевозки вьюков и артиллерии казачьих лошадей и отстаивал решение идти от Муттена к Гларису. Во всё время знаменитого по своей трудности 16-дневного похода Константин Палович большею частью шел пешком в авангарде кн. Багратиона и с замечательной твёрдостью переносил все лишения и тягости.

На Сен-Готарде и при овладении Чёртовым мостом Константин Палович проявил обычное мужество. Во время Муттенского совета, когда Суворов в экстазе бросился к ногам Константина Павловича со словами: "Спасите честь России и Государя. Спасите сына нашего Императора", — Константин Палович принял все меры, чтобы успокоить взволнованного старца.

При Гларисе Константин Палович с негодованием отверг предложение отъехать к резерву и, въехав в боевую линию, обратился к солдатам со словами: "Мы со всех сторон окружены неприятелем, но вспомните, что завтра день радостный для целой России — день рождения нашего Государя и моего Родителя. Мы должны прославить этот день победою или умереть со славою".

Воодушевив войска и действуя с ними в самых опасных местах, Константин Палович заслужил одобрение Суворова, который в донесении государю писал: "Его Высочество всю нынешнюю многотрудную кампанию и ныне на вершинах страшных швейцарских гор — где проходил мужественно все опасности, поощряя войска своим примером к преодолению трудностей и неустрашимой храбрости — изволил преподавать полезные и спасительные советы. Всегдашнее присутствие Его Ввсочества перед войсками и на гибельных стремнинах гор оживляет их дух и бодрость. История увековечит его похвальные подвиги, которых я имел счастье быть очевидцем".

Манифестом от 20 октября 1799 AD император Павел I объявил:

 "Видя с сердечным наслаждением, яко Государь и отец, отличные подвиги храбрости и примерное мужество, которое во всё продолжение нынешней кампании против врагов царств и веры оказывал любезнейший сын наш Е. И. В. Вел. Кн. Константин Палович, во мзду и вящее отличие жалуем ему титул Цесаревича".

Согласно "Учреждения Императорской Фамилии" (5 апреля 1797 AD) титул этот присваивался лишь особе, которая "действительно в то время Наследником Престола назначена".

Таким образом, Константин Павлович был поставлен как бы выше своего старшего брата Вел. Кн. Александра Павловича.

Из Итальянско-Швейцарского похода Цесаревич вернулся уже не тем теоретиком, каким сделала его мирная Гатчинская школа, но новые взгляды его на военное дело при первых же своих проявлениях вызвали гнев императора Павла, который усмотрел в них возвращение к порядкам Екатерининской эпохи.

С особою любовью занялся Цесаревич по возвращении из похода кавалерийской службою и 28 мая 1800 AD был назначен Шефом лейб-гвардии Конного полка. Он всецело отдался обучению полка и был вообще крайне заботливым начальником, горячо отстаивая своих конно-гвардейцев перед отцом.

Так, когда один из офицеров полка (Милюков) "совершенно невинною оплошностью вызвал столь жестокий гнев Павла Петровича, что приказано было даже наказать офицера палками", Цесаревич, выбрав удобную минуту, на коленях испросил офицеру прощение; государь не хотел ему возвращать чина, как наказанному палками, — Цесаревич признался, что это приказание государя не было выполнено, и тогда Павел Петрович "согласился на его просьбу вполне".

Вообще же Цесаревич искреннее относился к отцу, чем его старший брат, полнее разделял его увлечение строем и пользовался большею любовью и доверием императора Павла, чем Александр Павлович.

Осенью 1800 AD Цесаревич был послан государём инспектировать полки легкой кавалерии на австрийской границе.

Только в последние дни своего царствования, вследствие тонкой интриги Палена, император Павел лишил Цесаревича доверия и 11 марта 1801 AD привел его вместе с Александром к повторной присяге, a затем подвёрг их аресту.

События последующей роковой ночи застали Цесаревича врасплох и глубоко его потрясли. По свидетельству Саблукова, под первым впечатлением известия о трагической смерти отца y Константина Павловича вырвались слова: "после того, что случилось, брат мой может царствовать, если хочет, но если бы престол достался мне когда-нибудь, то я, конечно, никогда его не приму".

Не имея самообладания брата, Цесаревич свою скорбь о кончине отца и негодование против виновников её выражал гораздо менее сдержанно. По свидетельству де Санглена, Константин Палович при виде гр. Зубова и кн. Яшвиля громко сказал: "Я бы их всех повесил".

Совершенно отделяя личность своего старшего брата от события 11 марта, Цесаревич всё последующее время был верным его другом и преданным помощником.

Сохраняя лишь прежние звание шефа конной гвардии и начальника кадетских корпусов (по некоторым данным и генерал-инспектора кавалерии, по формуляру же звание это он получил лишь 30 августа 1807 AD), Цесаревич явился душою всех военных реформ начала царствования, деятельно работал во главе воинской комиссии, учреждённой 24 июня 1801 AD и разработавшей ряд новых положений о реорганизации вооружёных сил, a с 21 марта 1804 AD — и во главе совета о военных корпусах.

11 сентября 1803 AD Цесаревич испросил соизволение на учреждение в нашей кавалерии улан и деятельно занялся формированием уланского имени своего полка из только что учрежденного Одесского гусарского. Ряд приказов Цесаревича по полку свидетельствует, что он прекрасно понимал кавалерийское дело.

К этим же годам относится деятельность Цесаревича по организации и обучению выделенной под его команду (окончательно 27 апреля 1805 AD) гвардейской конной артиллерии.

В кампании 1805 AD :

Цесаревич командовал гвардией. В сражении под Аустерлицем она должна была составить общий резерв и стать сзади 5-ой колонны (Лихтенштейна) y Блазовица.

Согласно диспозиции Цесаревич повёл туда свой отряд, но встретил там конницу не Лихтенштейна, a Мюрата, поддержанную 2 дивизиями пехоты, которые и встретили отряд Цесаревича совершенно неожиданно огнем.

В это время подошёл запоздавший Лихтенштейн, имея во главе русских улан цесаревича. Обрадованный Константин Павлович крикнул полку: "Ребята, помните, чье имя вы носите — не выдавай". И, не дожидаясь построения австрийской кавалерии в боевой порядок, он двинул своих улан в атаку. Стремительным натиском уланы опрокинули 3 линии французской конницы и прорвали линию пехоты, но вынуждены были затем отойти правее, к отряду Багратиона.

Остальные части корпуса Лихтенштейна, встреченные жестоким огнём с Праценских высот, отошли к Аустерлицу. Цесаревич, оставшись один с 6-ю батальонами и 10-ю эскадронами, двинулся к Працену, но французы окружили его; густые колонны их несколько раз бросались в атаку, однако, были отбиты Преображенцами и Семёновцами.

Беспрерывные атаки конницы были прекращены блестящею атакою конной гвардии. Всё же продвинуться к Працену не удалось, и Константин Палович стал пробиваться к Аустерлицу. Французы стали наседать с особой ожесточённостью, но лихая атака Кавалергардов и Лейб-казаков остановила их натиск и дала возможность гвардии отойти в порядке.

Из общего разгрома русская гвардия, предводимая Константином Павловичем, вышла с честью, и он был награждён орденом Св. Георгия 3 кл.

  

В следующей кампании 1806—07 AD

Цесаревич также командовал гвардией и принял довольно заметное участие в сражении при Гейльеберге, руководя заменой частей боевой линии свежими войсками, a затем по просьбе Беннигсена отправился в главную квартиру государя, в Тильзит, для доклада о положении дел.

Ввиду крайне тягостного положения армии и недостаточности резервов Цесаревич явился сторонником прекращения неудачной кампании. Но доводы его на этот раз успеха не имели, и только новая неудача наша под Фридландом склонила Александра к миру.

Во время Тильзицкого и Эрфуртского свиданий Цесаревич был предметом особой любезности со стороны Наполеона, которому Цесаревич поклонялся, как военному гению, и они обменялись шпагами.

В 1809—1811 AD :

Под руководством Цесаревича совершилось развёртывание гвардии. Пехота была доведена до состава дивизии в 6 полков, для чего лейб-гв. Егерский и Финляндский батальоны были развёрнуты в полки и сформирован новый лейб-гв. Литовский полк. Уланский полк цесаревича ещё в 1809 AD был разделён на 2 гвардейских полка: Уланский и Драгунский.

В компании 1812 AD: 

Весной 1812 AD осуществлена была корпусная организация, и Константин Павлович был назначен командиром V пехотного корпуса (резервный), в который вошли гвардейская пехота и артиллерия, 1-я кирасирская и 1-я сводно-гренадёрская дивизии. Отдавшись любимой организационной и инструкторской работе, Цесаревич не принимал участия в шведских и турецких войнах.

По некоторым данным, Цесаревич и в начале 1812 AD являлся одним из немногих сторонников мирных переговоров с Наполеоном и даже сам вызывался ехать к нему для этой цели.

Когда же начались военные действия, Цесаревич громко осуждал план войны Барклая де Толли, при армии которого находился. Тогда Барклай отправил Цесаревича в Москву со словесным докладом государю, но Цесаревич поспешил вернуться к армии и участвовал в бою y Смоленска.

Новые слишком пылкие и откровенные осуждения им Барклая вызвали вторичную высылку Цесаревича из армии в Спб. под предлогом важных поручений. К армии Константин Палович вернулся лишь в декабре, в Вильну, и снова принял командование гвардией.

В сражении под Бауценом отряд Цесаревич блистательно выдержал натиск самого Наполеона.

В осеннюю кампанию 1813 AD:

Цесаревич командовал русско-прусскими резервами, составившими один из 3 корпусов Богемской армии Барклая.

Во главе этих войск Цесаревич принял участие в сражении под Дрезденом и за отличие был награждён золотой шпагою с алмазами и надписью: "За храбрость".

Под Лейпцигом резервы Цесаревича влились в боевую линию, при чём особенно выделились действия артиллерии его корпуса. За Лейпциг Константин Палович был награждён орденом св. Георгия 2 класса

Под Фершампенуазом Цесаревич, во главе своих шефских полков (Конной гвардии и Лейб-Драгун), произвёл обход левого фланга противника и стремительно ударил на него. Эта атака историками считается одною из наиболее блестящих во всю эпоху Наполеоновских войн.

Во главе гвардии Цесаревич вступил в Париж. Оттуда он был послан государём в Спб. возвестить о счастливом окончании войны.

Отклонив чествование Спб. дворянства и купечества, Цесаревич просил собранные деньги отдать в пользу раненых при Фершампенуазе и Париже.

Организация Польской армии была поручена Цесаревичу.

Главным помощником и руководителем работ по возрождению Польской армии являлся заслуженнейший из Польских генералов — Домбровский. Кроме того, был составлен из ветеранов Польской армии особый войсковой комитет.

И действительно, последующие годы жизни Константина Павловича были всецело посвящены непрестанной работе по организации и совершенствованию Польской армии.

Уже 12 апреля 1814 AD Цесаревич представил польские войска на смотр государю в Сен-Дени, a 17 сентября торжественно ввёл в Варшаву корпус Польских войск и к 1815 AD довёл его почти до штатного состава в 35 тысяч.

В течение 1814 AD со всех концов Европы и России начали стекаться в Польшу бывшие солдаты, и к 1 ноября 1814 AD в рядах новой армии числилось уже 30 тысяч человек. Армия эта, образованная исключительно из Польских уроженцев, содержалась на средства Царства Польского и могла быть употреблена для защиты своей родины только в пределах Польши.

 Под его нач-вом сосредоточились :

  • Польская армия (2 пехотных и 2 кавалерийских дивизии, с соответствующей артиллерией),
  • Литовский корпус (2 пехотных и 1 кавалерийская дивизия с артиллерией)
  • Резервный  корпус
    • польской гвардии — гренадёрский и конно-егерский полки и 2 артиллерийские полубатареи , польский сапёрный батальонн
    •  русской гвардии — 2 пехотных и 2 кавалерийских полка и 2 артиллерийские роты
    •  Литовского корпуса — 2 гренадёрских и 1 карабинерского полки и 2 гренадёрские артиллерийские роты)

Действующие Польские войска состояли из 13 пехотных и 9 кавалерийских полков, 10 артиллерийских рот и батарей и 1 сапёрного батальона и делились на гвардию и полевые войска.

  • Гвардия состояла из 1 пехотного и 1 конно-егерского полков и 2 полубатарей. В обоих полках Государь состоял шефом, и первые рота и эскадрон назывались ротою и эскадроном Его Царского Королевского Величества. Гвардия и сапёрный батальон входили в состав резервного корпуса.
  • Полевые войска образовали Польскую армию, состоявшую из пехотного и кавалерийского корпусов.
    • Пехотный корпус состоял из 2 дивизий, по 3 бригады каждая.Великие Князья Николай и Михаил Павловичи числились шефами: 1-й в 1-м егерском (с 5 ноября 1821 AD), 2-й в 1-м линейном (с 1 января 1822 AD) полках .К д-зии придавалась бр-да арт-рии из 3 рот.
    • Кавалерийский корпус состоял из конно-егерской и уланской дивизий, каждая по 4 полка и конно-артиллерийской бригады из 2 батарей.
  • 10 батарей полевой артиллерии, 2 гарнизонных артиллерийских роты и мастерская рота составляли корпус артиллерии.
  • Сапёрные войска — 1 сапёрный батальон (1 рота сапёр, 1 рота понтонёров и 2 роты пионеров).
  • Кроме того, состоял корпус инженеров, — 1 генерал, 5 штаб- и 40 обер-оф-ров.
  • Обозные войска содержались по расчету 1 роты на пехотный и 0,5-роты на кавалерийский полк и состояли из гвардейского фурштадта и 3 фурштадских батальонов 6-ротного состава.
  • Кроме того, имелось еще 11 рот инвалидов и ветеранов и 1 батальон служащих инвалидов.
  • В состав корпуса жандармов входил эскорт Цесаревича (3 обер-офицера, 4 унтер-офицера и 21 рядовой).

Польские войска сохранили бывшее y них при Наполеоне I обмундирование с незначительными изменениями, применяясь к русским образцам. Вооружение и снаряжение были даны русского образца.

В армии оставлены Польские ордена св. Станислава, Белого орла и "Virtuti militari", жалуемый исключительно за боевые отличия. Официальным языком был признан польский, но Цесаревич рекомендовал генералам и начальникам частей ознакомиться с русскими командами на случай совместных манёвров.

Польским войскам были назначены оклады жалованья, значительно превосходившие оклады русских войск.

Срок службы полагался для нижних чинов 8-годичный.

В сентябре 1814 AD издан Манифест О договорах, заключенных к пользе государственной; о присоединении к Империи Российской обширнейшей части Герцогства Варшавского.

28 мая 1815 AD Венский конгресс принял Акт и закрылся: Большая часть Герцогства Варшавского присоединена к России под именем Царства Польского (Галиция отошла к Австрии, герцогство Познаньское и Краковская республика - к Пруссии).

Польское царство в составе России получило свою конституцию - Конституционная хартия связывает Польшу с Россией личной унией, но даёт выборный сейм, свое правительство и собственную армию.

20 июля 1815 AD, в день торжественного объявления в Варшаве о восстановлении Царства Польского, войска присягнули Императору Александру I, как Царю Польскому.

5 ноября 1815 AD гвардейскому гренадёрскому полку и 8 линейным полкам были пожалованы новые знамёна.

 

Patent Oficerski - awans na Kapitana dla Paszyca Antoniego Porucznika Gwardyi Woyska Polskiego z 1815 AD

Закончив в 1817 AD реорганизацию Польской армии, Цесаревич занялся организацией Литовского корпуса, составленного из коренных русских частей, переводом в них со всей нашей армии   уроженцев  Литвы и западных губерний.

Литовский отдельный корпус 

Командир - Генерал от инфантерии (1826 ) Фёдор Филипович Довре, участник Отечественной войны (начальник штаба армии, командир корпуса), был родом француз, но родился в Дрездене в 1766 AD и, окончив там курс Инженерной академии, поступил в польскую службу, a в 1785 AD перешёл в русскую с чином инженер-капитана. По заключении мира с Францией Довре был оставлен в Париже "для секретных поручений", в 1815 AD командирован в царство Польское для определения границ его и в 1819 AD назначен командиром отдельного Литовского корпуса, которым командовал до 1827 AD, когда, по болезни, отчислился в Свиту Е. И. В. по квартирмейстерской части.

Корпус  был сформирован 1 июля 1817 AD первоначально из пехотных дивизий — 27-ой (полки: Брестский, Белостокский, Литовский и Виленский пехотные, 47 и 48-й егерские), 28-ой (бывшей 4-ой, полки: Волынский, Минский, Подольский и Житомирский пехотные, 49 и 50-й егерские) и 29-ой артиллерийской бригады.

В течение того же года в состав корпуса были включены полки лейб-гвардии Литовский, Волынский, Подольский кирасирский и уланский Цесаревича Константина Павловича, Польский, 1-й и 2-й Литовские гренадёрские и Литовский карабинёрный.

В 1818 AD 1-я уланская дивизия (полки: Польский, Татарский, Литовский и Волынский) переименована в Литовскую и включена в состав корпуса.

19 апреля 1819 AD была, образована Литовская артиллерийская дивизия из 27 и 29-ой артиллерийской бригады, a 10 августа и 17 октября сформированы для Литовского отдельного корпуса новые отдельные батареи: конная № 3 и  пешая № 5.

Через 2 года (1821 AD) эти батареи, вместе с батареей № 1 и легкой гренадёрской № 2  образовали сводную гвардейскую и гренадёрскую артиллерийскую бригаду Литовского корпуса.

20 мая 1820 AD 27 и 28-я пехотные дивизии переименованы в 24 и 25-ю, a 10 сентября для Литовского корпуса сформирована еще особая обозная бригада.

В 1824 AD сформирован был для Литовского корпуса лейб-гвардии Гродненский гусарский полк.

Наконец, при корпусе сформирован Литовский пионерский батальон.

25 марта 1825 AD 1 и 2-й Литовские гренадёрские полки были переименованы в Самогитский и Луцкий, a Литовский карабинерский — в Несвижский.

Вся пехота корпуса имела серебряный прибор, жёлтые воротники, обшлага и выпушки (гвардия и гренадёры еще желтые лацканы) и черные краги.

Уланская дивизия также отличалась серебряным прибором, a прикладное сукно на мундирах и шапках по полкам: малиновое, белое, жёлтое и голубое.

Артиллерия имела чёрные лацканы (у офицеров бархатные).

Только гвардейские части Литовского корпуса состояли из русских, прочие же комплектовались из поляков и литовцев.

После войны 1828—29 AD Литовский отдельный корпус был переименован в VI, a после польского восстания 1831 AD расформирован.

При этом :

  • л.-гв. Подольский кирасирский полк присоединён к л.-гв. Кирасирскому (в 1913 AD л.-гв. Кирасирский Его Величества полк)
  • Польский гренадёрский тогда же расформирован
  • Луцкий гренадёрский в 1833 AD включён пополам в состав Ростовского и Перновского гренадёрских полков
  • Несвижский карабинерский в 1831 AD упразднён, и батальоны его вошли в состав полков: 1-го карабинерского ген.-фельдм. кн. Барклая де Толли (в 1913 AD - 4-й гренадёрский того же имени полк) и Самогитского гренадёрского (в 1913 AD -  7-й гренадёрский Самогитский г.-ад. гр. Тотлебена полк)
  • Польский уланский полк расформирован, a Татарский уланский полк включён в состав Харьковский уланский (в 1913 AD -  4-й уланский того же названия полк)
  • Сводная гвардейская и гренадёрская арт. бригада переименована в 3-ю гвардейскую и гренадёрскую.

Отдельный Литовский корпус был широко расквартирован в губерниях Гродненской, Минской и Волынской и служил, за исключением гвардейских частей, как бы резервом для польской армии, расположенной в пределах Царства Польского.

 

 

  Links:

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments