April 23rd, 2015

IL4

162. Что было, то было... Дела заполярные... ребусы первого вылета.

Оригинал взят у wlad_ladygin в 162. Что было, то было... Дела заполярные... ребусы первого вылета.

Продолжение

Штурмана 108-го ап ДД Алексея Прокудина служивый народ полка величал не иначе как «Сэр». Вернувшись с Заполярья в бакенбардах, он удостоился этого прозвища, но не за бакенбарды, казалось бы, а за прямой характер, отражающий его честность и принципиальность в ее отстаивании.

Он возглавлял комиссию по сохранению и возврату имущества погибших товарищей их родным, пресекая всякого рода потуги со стороны кого-либо на этом поживиться.

К нему обращался всякий, кто как-то был не по справедливости ущемлен, и он впрягался за них. Он был весьма неудобен руководству полка, так как никогда не сдерживал себя, если видел в чем-то несправедливость, а если это еще и случалось после принятия законных боевых 100 грамм, руководство считало за благо не попадаться ему под «горячую руку».

Когда погиб Петр Романов, Прокудин, выхватив свой «ТТ», гонялся за комполка вокруг штаба, проклиная командиров за то, что они вывели его из состава родного экипажа и не дали ему разделить с ними их погибельную участь.

И в мирное время, уже далеко после войны, когда как-то жена отправила его с алюминиевым бидончиком на 3 литра за молоком, в надежде, что он воспользуется своим удостоверением ГСС, и не будет стоять в очереди, то, не дождавшись его и молока, послала за ним дочь. А та обнаружила его сидящим... на табуретке (кто-то подставил ее уморившемуся пожилому человеку), но в очереди... На вопрос дочери — Папа, в чем дело? Ответ был однозначен — Нет, я иначе не могу...

Этому человеку нельзя не верить... да и летная книжка его в подтверждение ниже сказанному... однако, с определенной оговоркой...

Collapse )