Григорий Горобец (gregorygorobetz) wrote in mil_history,
Григорий Горобец
gregorygorobetz
mil_history

Category:

Историческая справка боевого пути 126 бомбардировочного авиационного полка им. А.Невского (часть 2)

Публикуется по печатному изданию 1989 года:
ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА БОЕВОГО ПУТИ 224 СКОРОСТНОГО БОМБАРДИРОВОЧНОГО АВИАЦИОННОГО ПОЛКА, ПЕРЕИМЕНОВАННОГО В 126 ГВАРДЕЙСКИЙ БОМБАРДИРОВОЧНЫЙ АВИАЦИОННЫЙ МОЛОДЕЧНЕНСКИЙ ОРДЕНА АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО ПОЛК (1941 - 1945 годы)
(часть 2)

…Наконец период передышки закончился и 23 июня 1944 г. началось грандиозное сражение по освобождению Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков. Это была одна из крупнейших стратегических наступательных операций Великой Отечественной войны. Она имела кодовое наименование "Багратион".





Наконец период передышки закончился и 23
июня 1944 г. началось грандиозное сражение
по освобождению Белоруссии от немецко-фашистских
захватчиков. Это была одна из крупнейших
стратегических наступательных операций Великой
Отечественной войны. Она имела кодовое наименование "Багратион".


В операции принимали участие войска четырех фронтов:
1 Прибалтийский (ЗВА), 3 Белорусский (1ВА), 2
Белорусский (4ВА) и 1 Белорусский (16BA).


1 гв.бак., а следовательно, и 126 гв.бап.,
вел боевые действия с 5 июня по 18 июля 1944 г.
в составе 1BA 3 Белорусского фронта, а с 18 июля
до завершения операции (конец августа) в составе
3ВА 1 Прибалтийского фронта. Полк непосредственно
участвовал в Витебско-Оршанской, Борисовской и Минской операциях.


Личный состав полка с нетерпением ждал начала активных боевых
действий по разгрому врага и освобождению своей Родины от немецко-фашистских захватчиков.


Грандиозность замысла операции тогда нам не представлялась,
но мы чувствовали, что немцы уже не в состоянии
сдержать стремительный натиск советских войск.
Господство в воздухе уже было на стороне нашей авиации.


В Витебско-Оршанской операции полк содействовал войскам
3БФ в прорыве сильно укрепленной глубокоэшелонированной
обороны противника. Уничтожал живую силу и технику в
опорных пунктах, разрушал долговременные укрепленные
сооружения и переправы через р.Березина, наносил
удары по колоннам войск, отступавшим по дороге Борисов-Минск,
уничтожал самолеты на аэродроме Борисов, наносил
удары по ж.д. станции Городзеньки и вел воздушную разведку.


Пять раз Верховный Главнокомандующий объявлял благодарности полку в числе других частей.


В ходе боевых действий летный состав проявлял мужество и героизм.


20.6.44 г. полк перебазировался на аэродром Боярщина
близ Витебска. Наносил бомбовые удары по живой силе и
боевой технике противника при прорыве оборонительных
рубежей нашими войсками, наступавшими в направлениях
Витебск-Орша, Богушевск-Борисов-Минск. Удары наносились,
как правило, всем составом полка (27 Пе-2) под прикрытием
истребителей Ла-5 (10-18 самолетов). В район целей полк
выводил ведущий первой эскадрильи, как правило, это был
командир полка. Точное прицеливание по цели при бомбометании
с горизонтального полета осуществляли штурманы эскадрилий.
Ведомые сбрасывали бомбы по отрыву бомб у командира эскадрильи.


В Белорусской операции отличились: командир 1 аэ Рябов (штурман
Евтехов) за отличное нанесение бомбового удара по ж.д.
станции Городзеньки и военным объектам в г.Богушевск;
командир 2 аэ Гребенников (штурман Евстифеев) за удар по военным объектам в г.Орша.


Был и такой случай, когда командир полка Живолуп
(штурман Кострикин) вел полк в составе трех эскадрилий
на выполнение боевого задания. Попав под сильный огонь
ЗА, его самолет был прошит множеством осколков. Экипаж
чудом уцелел, был пробит бензобак, стабилизатор, киль,
кабина штурмана, даже был выбит из рук Кострикина прицел.
Несмотря на повреждения, командир вывел полк на цель,
которая была поражена с первого захода, и с большими
усилиями благополучно возвратился на свой аэродром.


28 июня 1944 г. полку была поставлена задача разрушить
мост через р.Березина (17 км северо-западнее г.Борисов).
Эту задачу выполнила 2 аэ, которую вел командир
эскадрильи Гребенников и штурман Проскурня. На фотопленке
командир 4 гв.бад генерал-майор авиации Котляр
написал: «В цель нужно было попасть одной бомбой,
а попали тремя. Цель поражена отлично».


Заместителю командира эскадрильи Гордееву была
поставлена боевая задача установить и сфотографировать
движение войск противника из города Минск в западном
направлении. Штурман Кузнецов вспоминает: "Погода
была облачная, в бомболюках висело 8 ОФАБ-100,
к цели шли в облаках. Над городом вывалились из
облаков, примерно на высоте 2500 м, и увидели
сплошной поток машин. Значит, немцы драпают из
Минска. Сбросили бомбы серией. Сфотографировали.
Ушли безнаказанно." Противодействие ЗА и истребителей
противника заметно ослабло. Через некоторое время
начальник штаба корпуса генерал Толстой поставил
боевую задачу по телеграфному аппарату CТ-35
непосредственно экипажу Гордеева: разведать
ведутся ли в тылу противника инженерные работы
по созданию оборонительного рубежа на траверзе
Вильнюса. Это было примерно в 300 км за линией
фронта. Кузнецов вспоминает: "Пересекли линию
фронта на высоте 3000 м, в районе разведки
снизились до 1500 м. Никаких инженерных работ
не обнаружили, о чем было немедленно доложено."
Интересно закончился еще один разведывательный
полет для Гордеева, штурманом у которого был
уже Гуров. Было приказано подтвердить наличие
войск противника в одном из лесных массивов
западнее Молодечно. В разведываемом районе экипаж
снизился до 1000 м, ничего не обнаружил, затем
снизился до 300 м и сбросил несколько бомб. И
словно разворошили муравейник. Зенитные
автоматические пушки "эрликон" и пулеметы
противника били по самолету со всех сторон.
Маневрируя, Гордеев ушел. Но самое неожиданное
было потом. После посадки механик самолета обнаружил
в плоскости снизу пробоину от снаряда, а выходного
отверстия сверху плоскости не сказалось. Это было
в месте расположения бензобака. Осторожно сняли бак,
разрезали и достали оттуда неразорвавшийся снаряд.
Можно себе представить, что осталось бы от самолета,
если бы эта "игрушка” взорвалась в воздухе. Повезло ребятам на этот раз.


2 июля 1944 г. полк перебазируется на аэродром
Балбасово. Всюду были видны следы торопливого
бегства немцев. Наши тыловые части не успевали
подвозить горючие и боеприпасы. Активность
боевых действий полка свозилась.


Приказом Верховного Главнокомандующего № 0205
от 23.6.44 г. полку присваивается почетное
наименование "Молодечненский”.


Трудящимся г.Молодечно было направлено письмо
личного состава 126 гв.бап, которое было зачитано
на городском митинге 23.8.44 г., где присутствовало
около 3000 рабочих, служащих и крестьян.


Здесь приводится текст письма с небольшими сокращениями.


"Дорогие товарищи!


С большим волнением, чувством гордости и радости
мы прочли приказ Верховного Главнокомандующего
маршала Советского Союза т.Сталина о присвоении,
нашей части наименования "Молодечненский”. Наша
часть, возглавляемая ГСС гв. подполковником
Живолуп М.А., прошла славный путь побед над
немецко-фашистскими извергами. Мы дрались на
Юго-Западном, Донском, Северо-Кавказском, Западном,
3 Белорусском и 2 Прибалтийском фронтах. В последних
боях своими бомбовыми ударами способствовали
быстрому освобождению г.Молодечно.


Мы являемся участниками разгрома немцев под
Сталинградом, на Тамани, под Орлом, на Смоленщине.
В настоящее время полк ведет активные боевые действия
по освобождению многострадальной Белоруссии. Мы
принимали участие в освобождении городов Витебск, Орша, Борисов, Минск, Молодечно...


Наши сталинские соколы летчики, штурманы,
стрелки-радисты покрыли советскую авиацию неувядаемой
славой. Имена таких товарищей, как ГСС гв. подполковник
Живолуп, гв. капитан Рябов, гв.ст.лейтенанты Ильясов,
Гребенников, Гордеев, ГСС гв.майор Кострикин, гв.капитан
Проскурня, гв. ст. лейтенанты Евтехов, Зайченко, Кузнецов,
гв.старшины Цимбалюк, Савченко, Козлов и Деров известны
на многих фронтах Отечественной войны...


Технический состав самоотверженным трудом обеспечивает
боевые вылеты наших крылатых соколов. Товарищи Кибальник,
Жуков, Рябухин, Василига, Безруков, Мангасарьян, Тенетко
завоевали своим трудом любовь и уважение всего личного состава части.


Мы знаем, что впереди еще предстоят жестокие бои по
окончательному разгрому фашистской армии и изгнанию врага из нашей Родины.


Вооруженные историческим приказом № 70 т.Сталина и
осуществляя этот приказ в работе, мы окончательно
разгромим раненого зверя в его собственной берлоге…


Да здравствует город Молодечно!


Да здравствует партия Ленина-Сталина – вдохновитель
и организатор побед над немецко-фашистскими захватчиками!


Да здравствует Верховный Главнокомандующий маршал Советского Союза т.Сталин!"


Письмо подписали: командир полка ГСС гв. Подполковник Живолуп,
заместитель командира по политчасти гв. подполковник Аллахвердов,
парторг полка гв. капитан Алексеев.


В ходе боевых действий в полку велась непрерывно
партийно-политическая работа. Воспитывались чувства
любви к Родине и ненависть к немецко-фашистским захватчикам.
Проводились собрания, митинги, выпускались боевые листки,
прославлялись летчики, штурманы и стрелки-радисты, совершившие
подвиги в боях. Родителям направлялись благодарственные
письма с описанием подвигов их сыновей.


Вот один из многих примеров.


Штурман эскадрильи гв.капитан Проскурня 23.6.44 г.
совершил 100-й боевой вылет. Его матери было написано
теплое благодарственное письмо и зачитано перед строем
всего личного состава полка.


Партийные ряды пополнялись молодыми коммунистами.


30.6.44 г. в первичную партийную организацию поступило
заявление от штурмана мл.лейтенанта Вельможина. ’’Желаю
сражаться коммунистом и громить ненавистного врага.
Звание члена партии не осрамлю, буду оправдывать
высокое звание коммуниста”.


Доброго слова заслуживают наши доблестные комиссары,
которые в разное время были заместителями
командира полка по политчасти: Ануфриков,
Устименко, Аллахвердов, заместители командиров
эскадрилий по политчасти Бабин, Домбровский,
Коваль, Рожков и парторг полка Алексеев.


В полку была хорошо организована художественная
самодеятельность, в свободное от боевой работы
время проводились спортивные соревнования и игры.


В боевых и политических донесениях в вышестоящий
штаб отмечались отличившиеся в боях отдельные
экипажи, звенья и эскадрильи. Чаще всех упоминались
фамилии: Живолуп, Кострикин, Проскурня, Рябов,
Евтехов, Гребенников, Евстифеев, Гордеев, Ильясов, Заиченко и другие.


Боевые действия продолжались.


23.6.44 г. при выполнении боевой задачи отличился
командир 3 эскадрильи Ильясов и штурман эскадрильи
Заиченко, стрелок-радист Магонов. Над целью зенитным
снарядом был поврежден левый мотор, все масло выбило,
была повреждена гидросистема выпуска шасси. Ильясов
дотянул на одном моторе и мастерски посадил самолет
на своем аэродроме на фюзеляж.


Жаркие бои развернулись на подступах к столице
Литовской ССР г.Вильнюс, в которых непосредственное
участие принимал 126 гв.бап. 7 и 8 июля полк нанес
бомбовые удары по скоплениям фашистских танков, арт.
позициям и опорным пунктам северо- и юго-восточнее
города. Наши войска, ворвавшись в город, в уличных
боях уничтожили и пленили 15 тыс. немецких солдат и офицеров.


За активные боевые действия, проявленное мужество и
героизм при освобождении 13.7.44 г. г.Вильнюс
приказом Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина
была объявлена войскам, в т.ч. и 126 гв.бап. благодарность.


После освобождения Вильнюса наши войска вели упорные бои
на Шауляйском направлении. Многие экипажи полка отличились
при нанесении бомбовых ударов 1 и 2 августа по живой силе
и боевой технике врага в районе г.Кейдайняй, а так же
на дороге, ведущей от Датновской сельско-хозяйственной академии к Шауляю.


После освобождения Белоруссии и части Литвы полк
перебазировался на аэродром Пойодзе южнее Паневежиса
и в составе корпуса вошел в оперативное подчинение
3ВА 1 Приб. Фронта, который провел Митавскую,
Рижскую и Мемельскую операции.


На этом направлении активные боевые действия полк
начал 26 августа 1944 года. Условия боевых действий
авиации в Прибалтике были сложные: частые дожди,
низкая облачность и туманы, грунтовые аэродромы выходили из строя.


Командир истребительного авиационного полка гв.подполковник
Заварухин очень часто просил поднять высоты полета бомбардировщиков,
так как было особенно трудно их сопровождать до целей и обратно.


Возрастало сопротивление в воздухе со стороны вражеских
истребителей. Появились новые группы истребителей противника,
сформированные из инструкторов школ воздушного боя.
Небольшое воздушное пространство, занимаемое курляндской
группировкой, позволяло врагу оперативно маневрировать
истребителями для создания на отдельных направлениях сильного
противодействия в воздухе. Одновременно уплотнились и
боевые порядки вражеской зенитной артиллерии, особенно
над такими важными объектами, как Рига, Либава, Мемель и другие.


Летный состав, окрепший и закалившийся в предыдущих боях,
уверенно выполнял боевые задачи, проявляя мужество и волю
к победе. Однако полк нес ощутимые потери. Вот только
некоторые примеры мужества и трагизма в боях тех дней.


26 августа полк в составе трех эскадрилий наносил удар
по войскам противника в районе Митава. Взрывом зенитного
снаряда был поврежден правый мотор самолета, который вел
летчик гв. лейтенант Васильков (штурман гв. младший лейтенант
Фирсин). Самолет стал отставать от группы. На него
навалились вражеские истребители. Фирсин отбивал их атаки.
Был ранен в шею и челюсть, затем были перебиты ноги.
Кровь заливала лицо. Но он не выпускал из рук рукоятки
пулемета. Отбил четыре атаки вражеских истребителей и
сбил самолет Ме-109. Самолет загорелся. Удалось дотянуть
до линии фронта. Фирсин покинул самолет через нижний люк,
колпак кабины он уже открыть не смог. Приземлился мертвым,
17 огнестрельных ран было обнаружено на его теле.


В этот же день полк понес еще одну крупную потерю. С
боевого задания не возвратилась 3 эскадрилья, за исключением
ее командира Ильясова и одного ведомого летчика Андронникова. А
произошло вот что. Штурман эскадрильи Заиченко не вывел
эскадрилью на цель и бомбы не сбросил (ведомые, тоже бомбы не
сбросили, так как бомбили по сигналу ведущего). А полковая
колонна в составе 1 и 2 аэ отбомбившись, развернулась и взяла
курс на свой аэродром. Ильясов решил выполнить задачу и,
не предупредив ведущего, вывел эскадрилью из общего боевого
порядка и повел на второй заход на цель. Истребители прикрытия,
не ожидая такого маневра, ушли с основной группой. На беззащитную
эскадрилью навалились 8 Фокке-Вульфов. Силы были неравные.
Ильясов, отбомбившись по цели, пытался спасти эскадрилью,
снизился до предельно малой высоты. Штурманы и стрелки
радисты отстреливались неорганизованно, боевой порядок
растянулся. "Пешки" по одному горели. На аэродром пришли
только два самолета: Ильясов и Андронников. При этом
поврежденный самолет Ильясова после посадки загорелся,
экипаж успел его покинуть. Андронников (штурман Утенков,
стрелок Иваненко) произвел посадку уже без фонаря. Еще в
бою приготовились покинуть самолет, но потом дотянули до
аэродрома. В этом бою погибли: летчики Колбин и Гриббан,
штурманы: Афанасьев, Неретин, стрелки-радисты: Немчинов и Чалков.
За самовольный выход из боевого порядка полка и тяжелые последствия
таких действий Ильясов и Заиченко были осуждены военным трибуналом. Но
учитывая их боевые заслуги, им было разрешено остаться в полку рядовым
экипажем, чтобы искупить свою вину кровью. Воевали они храбро, выполняли
самые сложные и опасные задания. После пяти таких боевых вылетов
судимость с них была снята.


Эффективный удар нанес полк 14 сентября 1944 г. по аэродрому
Румбула. В результате меткого прицельного бомбометания на аэродроме
было сожжено более 20 самолетов, разрушены ангары и
взлетно-посадочная полоса. Это подтвердили фотоснимки.
А когда наши войска освободили Румбулу, местные жители сообщили,
что две авиабомбы попали в офицерское общежитие, под развалинами
которого было уничтожено более 50-ти человек летного состава.


После удара немцы подняли с других аэродромов истребители,
которые ринулись в атаку на бомбардировщиков. Метким оборонительным
огнем штурманов и стрелков-радистов было сбито 5 фашистских
истребителей, свои потери - один самолет, который вел экипаж
в составе летчика гв. младшего лейтенанта Шамарина, штурмана -
пом. начальника штаба полка по РАФС гв. капитана Шевцова,
воздушного стрелка-радиста гв. сержанта Мельникова. Это произошло таким образом.


Еще на боевом курсе на самолете Шамарина была пробита зенитным
снарядом правая плоскость и выведен из строя правый мотор. После
сброса бомб самолет стал отставать от боевого порядка полка и стал
легкой добычей истребителей противника. Фокке-Вульф в первой же
атаке убил Шевцова, последующими атаками поджег самолет.


Как вспоминает Шамарин: "В кабине появился огонь, который обжигал
лицо и руки, загорелся комбинезон. Я дал команду стрелку-радисту
Леше Мельникову прыгать и сам покинул самолет. Приземлился
благополучно на опушке леса. Вскоре меня нашел Мельников.
Трое суток бродили по сосновому лесу, на четвертые - вышли
на поляну и встретили двух латышей: мужчину средних лет,
который назвался Иванесом и молодого парня. Встреча была
дружелюбной. Иванес сказал, что они скрываются от немцев
и ждут связных с продуктами. Вскоре подошли старик и
молодая женщина, как выяснилось, отец и жена Иванеса.
Женщина, увидев мое лицо, ахнула, видимо оно ей показалось
страшным. А старик на чистом русском языке сказал:
"Я всегда с русскими. В ту войну вместе воевал и в
эту помогаю, чем могу". Они накормили нас и укрыли в
глубине леса. На следующий день прибежал Иванес и
предложил быстро уйти в другое место, так как здесь
должны появиться немцы. Мы укрылись в молодом болотистом
березняке. Иванес оставил полбуханки хлеба, немецкую
винтовку с патронами и одеяло. Несколько дней мы слышали
шум машин, стрельбу, немецкие команды и штурмовку
артиллерийских позиций немцев нашими Илами. Наконец
услышали русскую речь и украинские песни".


Из архивных документов стало известно, что латышами
оказались жители деревни Русини Баусского уезда
Берманис Мартин Яковлевич, Берманис Эвальт Мартинович и
Озелень Иван Петрович. Все они были представлены к
правительственным наградам командиром 268 стрелкового
полка за спасение советских летчиков.


В боях под Ригой в полку произошло и другое трагическое
летное происшествие. При выполнении полком боевой
задачи был сбит зенитным огнем самолет командира 1 аэ
Рябова (штурман Евтехов, начальник связи Трофимов).
Экипаж выбросился на парашютах и, спускаясь в лес,
напичканный немецкими войсками, попал в плен. При
приземлении Рябов получил травму позвоночника,
ударившись о ствол дерева, Евтехов - перелом ноги,
а Трофимов, приземлившись благополучно, попытался бежать,
но его немцы застрелили из автомата. Рябов и Евтехов
были заключены в концлагерь Саласпилс. После захвата
нашими войсками концлагеря были доставлены в полк.
Затем Рябова отправили в тыл, а Евтехов, подлечившись
в армейском госпитале, возвратился в строй и воевал до конца войны.


В боях под Ригой погибли летчики Михаил Марков, Виктор
Давыдов, штурманы Андрей Рыбак, Закий Алдаров, стрелок-радист
Иван Цимбалюк и начальник связи 1 аэ Михаил Трофимов.


3 октября 1944 г. в ознаменование 4-й годовщины со дня
сформирования полка командиром 1 гв. бак был отдан приказ
(№ 094 от 3.10.44 г.). В нем было написано:


«126 гв. бап прошел славный героический путь в борьбе
с немецко-фашистскими захватчиками за освобождение и независимость нашей Родины…»


«Сегодня мы склоняем свои головы перед светлой памятью
наших славных боевых товарищей, отдавших свою жизнь
за счастье, свободу и независимость народов Советского
Союза, кровь которых зовет гвардейцев, к мщению фашистским разбойникам».


«Полк под руководством ГСС гв. подполковника Живолуп является
одним из передовых полков нашего корпуса».


«В грозных битвах Великой Отечественной войны в
полку выросли и закалились кадры летчиков, штурманов,
стрелков-радистов, инженеров, техников и мотористов,
отлично овладевших воинским мастерством и ставших
прекрасными командирами. Среди них особенно отмечаю:
командира полка ГСС гв. подполковника Живолуп, ГСС гв.
майора Кострикина, гв. майора Титенко, гв. капитана
Гребенникова, гв. капитана Фимушкина, гв. ст. лейтенанта
Гордеева, гв. мл. лейтенантов Серегина, Шамарина, Власова,
Заворухина, гв. лейтенанта Смирнова, гв. капитана
Проскурня, гв. ст. лейтенантов Кузнецова, Гурова, Евтихеева,
Дегтярева, Рябухина, гв. инженера-капитана Кибальника,
гв.мл. тех.-лейтенанта Безрукова, гв. ст. лейтенанта Седых,
гв. инженер-капитана Дзюба, гв. ст. лейтенанта Каменева,
гв. старшин Новосердова, Бурлакова, Цимбалюк, гв. сержанта Дерова».


30 сентября 1944 г. Кострикин убыл на учебу в Военно-воздушную
академию (Монино), на должность ст.штурмана полка временно
назначен гв. капитан Проскурня.


Боевые действия продолжались.


В вышестоящие политические органы шли из полка
политдонесения. В них отмечалось настроение личного состава
и отличившиеся в боях экипажи. Так, например, в политдонесении
за 9 и 10 октября 1944 г. указывалось, что полк выполнял
боевые задачи по уничтожению живой силы и техники противника в Кретингене и Мемеле.


При этом отличилась эскадрилья Фимушкина, экипажи командира
звена Ибряева и зам. командира 1 аэ Гордеева.


К концу 1944 г. наши войска, освободив Ригу и Мемель
(Клайпеда), прочно отрезали крупную группировку врага в
Курляндии, прижав к Балтийскому морю. Связь с внешним
миром осуществлялась через ВМБ Либава (Лиепая), в ее
составе перед 2 Прибалтийским фронтом противник имел:
15 пехотных дивизий, 3 отдельных пехотных полка, 30
отдельных механизированных батальонов, 15 дивизионных
артиллерийских полков, 24 артдивизиона РГК, до 100
танков и СЛУ. Авиационная группировка насчитывала
233 самолета, из них: 181 истребитель, 30 бомбардировщиков и 22 самолета других типов.


Попытки наших войск расчленить Курляндскую группировку
успеха не принесли. Обстановка на фронте стабилизировалась.
Противник приступил к строительству оборонительных рубежей.


В это время войска 3 Белорусского фронта вели бои на
подступах к Восточной Пруссии. Полку была поставлена задача
бомбить объекты в районе Шталупенин, Пилькален, Гумбинен на
территории Восточной Пруссии. Наконец боевые действия
переместились на собственную территорию фашистской Германии.


Наступила промозглая прибалтийская зима. Активность
действий авиации снизилась из-за плохих метеоусловий.
Однако в период просветления полк наносил удары по объектам
в Восточной Пруссии и в Курляндии.


Изредка полк бомбил ВМБ и порт Либаву. Немецкое командование
понимало значение Либавы для существования курляндской группировки
и приняло чрезвычайные меры по ее прикрытию. Здесь было
сконцентрировано громадное количество береговой зенитной артиллерии,
особенно среднего калибра. Ее дополняла и корабельная артиллерия.
Такого противодействия зенитных средств экипажам полка еще не
приходилось встречать. Одновременно количество разрывов зен.
снарядов доходило до 750-800. Кроме этого, Либаву прикрывала
специальная группа фашистских асов-истребителей на самолетах ФВ-190.


Линия фронта проходила в 70 км восточнее Либавы. Полк водил на
Либаву, как правило, командир полка Живолуп. Изучив тщательно
обстановку над Либавой, он выводил полк на цели с моря. Бушующие
декабрьские волны Балтийского моря отпугивали даже немецких
истребителей. При подходе к этому громадному городу в воздухе
взрывался шквал заградительного зенитного огня. Эскадрилья за
эскадрильей ныряли в это бушующее пекло. Бомбометание осуществлялось
с высот 4000-5000 м. Однако без потерь не обходилось. Среди летного
состава ходила шутка: "Хочешь заработать славу - слетай на Либаву".


21 декабря полк произвел на Либаву два боевых вылета. Особо отличились
ведущие девяток: Живолуп (штурман Проскурня), Фимушкин (штурман Заиченко),
Гребенников (штурман Евстифеев).


22 декабря полк произвел два боевых вылета. Отличились эскадрильи Фимушкина
(штурман Заиченко) и Гребенникова (штурман Евстифеев). В одном из
вылетов вторично был сбит истребителем противника самолет Шамарина.
Неожиданно вывалился из облаков, дал одну очередь, поджег центральный
бак и ранил в руку штурмана Кобылина. Самолет загорелся. Экипаж покинул
самолет на территории противника. При переходе линии фронта Шамарин
подорвался на мине в расположении своих войск, в результате ему ампутировали
левую ногу и правый глаз. Этот экипаж в полк уже не возвратился.


Новый 1945 год полк встретил на аэродроме Пойодзе. Продолжалось
некоторое затишье в боевых действиях.


В январе и феврале полк содействовал войскам 3 БФ в овладении городами в
Восточной Пруссии Инстенбург (Черняховск) и Гумбинен (Гвардейск). Ст. штурм. полка стал Гриценко.


16 февраля 1945 года перебазировался с аэродрома Пойодзе на аэродром Шакинай восточнее Шауляя.


За образцовое выполнение заданий командования в боях с немецко-фашистскими захватчиками
и за оказание войскам 3 Белорусского Фронта в занятии г.Инстенбург, указом Президиума
Верховного Совета СССР от 9.2.1945 г. полк награжден орденом "Александра Невского".


В апреле месяце начался штурм Кенигсберга (Калининграда). Полк в числе других полков
авиакорпуса, летая с аэродрома Шакинай на предельном радиусе действий, разрушал
оборонительные сооружения на подступах и непосредственно в городе Кенигсберге.
В воздухе в эти дни находилась масса наших бомбардировщиков. Над городом стоял сплошной дым.


10 апреля нашими войсками был взят Кенигсберг.


Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 июня 1945 г. 195 человек состава полка
были награждены медалью «За взятие Кенигсберга».


11 апреля полк перебазировался на аэродром Грислинен на территории Восточной Пруссии
для поддержки войск 3 БФ по разгрому противника на Земландском полуострове.
Грислинен - небольшой городок, полностью покинутый местным населением. Добротные
каменные дома с амбразурами заранее готовились к войне. Подворья были брошены наспех.
Валялась домашняя утварь, животные уничтожены. Оказывается, был срочный приказ гитлеровцев.
Все бросать и уходить с войсками на Запад.


Крепким орешком на Земландском полуострове оказалась военно-морская база и крепость Пиллау
(Балтийск) с многочисленными фортами. Много раз вылетал полк бомбить объекты в Пиллау.
Применялись крупнокалиберные бомбы ФАБ-250 и ФАБ-500. Вражеские зенитки как будто
выдохлись, вели редкий одиночный огонь по нашим самолетам. 25 апреля наши войска
овладели этой базой и вышли на косу Фрише-Нерунг (Куршская коса). Позже личный состав
полка (индивидуально каждый) был награжден грамотой «За взятие Пиллау».


1 мая полк возвратился обратно на свой обжитый уже в Литве аэродром Шакинай и в составе
авиакорпуса вошел в подчинение 16 ВА Ленинградского фронта и продолжал поддерживать
войска при разгроме Курляндской группировки.


Последний боевой вылет полк произвел 7 мая. Командир полка Живолуп со штурманом полка
Гриценко получили задачу разрушить ВПП и уничтожить самолеты-истребители противника
на аэродроме Карклес. Было установлено, что немецкие асы намеревались улететь в
нейтральную Швецию. Несмотря на сложные метеоусловия, боевое задание было выполнено,
взлетно-посадочная полоса разрушена.


На рассвете 9 мая 1945 г. на аэродроме поднялся шум, стрельба и фейерверк из ракетниц.
Гремели залпы зенитной артиллерии, прикрывавшей аэродром.


Победа! В летной полевой столовой завтрак превратился в шумный бал, не предусмотренный
никакими инструкциями и наставлениями. За праздничным столом собралась дружная
фронтовая семья: летчики, штурманы, техники, стрелки-радисты, специалисты всех служб.
Поднимались фронтовые алюминиевые кружки, наполненные водкой, провозглашались тосты.
В памяти воскрешались события долгих огненных лет, потери близких боевых друзей.
За столом из почти более полусотни офицеров, около десятка сохранилось тех, кто
начинал войну в 1941 г. Это Живолуп, Гуменюк, Хисамутдинов, Романов, Титенко, Гриценко, Голубцов и другие.


За праздничным столом сидели победители, но рядом с ними присутствовали и те, кто не дожил до
Победы, но навечно, на все времена остался в боевом строю немеркнущим и непобедимым.


В 1945 г. полк перебазировался на аэродром Кейдайняй и приступил к организованной боевой
подготовке и обобщению итогов боевых действий за всю войну.


Все годы войны кропотливую штабную работу выполнял штаб полка бессменно возглавляемый
Гуменюком. Сотни боевых и различных управленческих документов прошло через его руки.
Прилежными и исполнительными его помощниками были - заместитель по оперативной части
Хисамутдинов, начальник строевого отделения Горстка, начальники штабов эскадрилий:
Кравченко, Горизонт, Мишуков, Шевцов и Бойко, писаря Жирный и Мудрый, шифровальщик Супрун.


В 1950 г. полк переформирован в 1553 минно-торпедный авиационный полк и передан в состав
ВВС Балтийского флота. В 1956 г. - расформирован. Личный состав направлен на
формирование одной из воинских частей в г.Гвардейске. Там же хранится Боевое знамя полка.


Историческая справка составлена на основе данных архива и воспоминаний ветеранов полка.
Составил бывший помощник командира 126 гв.бап по воздушно-стрелковой службе генерал-майор
авиации в отставке Загайный Павел Алексеевич.






------------------------------------------------------

Полный текст «Исторической справки…» с приложениями находится в свободном доступе по адресу:
http://www.timesandplaces.narod.ru/Aviapolk.html


Tags: История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment