Григорий Горобец (gregorygorobetz) wrote in mil_history,
Григорий Горобец
gregorygorobetz
mil_history

Categories:

Историческая справка боевого пути 126 бомбардировочного авиационного полка им. А.Невского (часть 1)

Публикуется по печатному изданию 1989 года:
ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА БОЕВОГО ПУТИ 224 СКОРОСТНОГО БОМБАРДИРОВОЧНОГО АВИАЦИОННОГО ПОЛКА, ПЕРЕИМЕНОВАННОГО В 126 ГВАРДЕЙСКИЙ БОМБАРДИРОВОЧНЫЙ АВИАЦИОННЫЙ МОЛОДЕЧНЕНСКИЙ ОРДЕНА АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО ПОЛК (1941 - 1945 годы)
(часть 1)
224 скоростной бомбардировочный авиационный полк был сформирован в октябре 1940 года в составе ВВС Киевского особого военного округа (КОВО) на аэродроме Ярмолинцы в 6-10 км от райцентра Ярмолинцы Каменец-Подольской области. Точной датой сформирования полка является 3 октября 1940 года (Приказ командира 16 сад №065 от 23 октября 1940 г.).




С 15 мая 1941 года полк, передается в состав 17 сад ВВС КОВО. Штаб дивизии – Проскуров.


Полк состоял из пяти эскадрилий по 8-12 самолетов - скоростных
бомбардировщиков (СБ) и по 15 экипажей в каждой. Пятая эскадрилья
находилась в Липецке, на переучивании и в полк не возвратилась.
Летным составом полк был укомплектован по штату (79 экипажей),
авиационной техникой на 60%. Последнею партию самолетов
перегнали в полк из Липецка в начале июля 1941 г.


Летный состав полка был подготовлен для выполнения боевых
задач днем в простых метеоусловиях на средних высотах,
а 30 экипажей были подготовлены для действий ночью и днем
в сложных метеоусловиях и на больших высотах.


Руководящий состав полка: командир майор ИВАНОВ Леонид Владимирович,
заместитель по политической части батальонный комиссар АНУФРИКОВ,
начальник штаба капитан ГУМЕНЮК Самуил Васильевич, заместитель по летной
подготовке капитан ТИШКОВ Михаил Михайлович, старший штурман полка
старший лейтенант КОТИКОВ C., старший инженер инженер-капитан ГРУШКО И.К.
Командиры эскадрилий: ПОДКОРЫТОВ, РОМАНОВ, ТИТЕНКО, ПРОСКУРОВ и КУЗНЕЦОВ.


Весь руководящий состав полка имел достаточный практический опыт
летной и руководящей работы.


Ветераны полка т.т. ГАВРИШ, ГРИЦЕНКО, КУЗНЕЦОВ, ГОЛУБЦОВ с большой
теплотой вспоминают своего первого командира. В короткие сроки он
сформировал и сколотил полк из выпускников авиационных училищ выпуска
1939-1940 годов. Смело летал днем и ночью на СБ. Проявлял большую заботу
о бытовом устройстве молодых семей летно-технического состава. Был
отличным спортсменом. Всегда был в гуще молодежи. Был требовательным,
справедливым и хорошим методистом.


В середине апреля месяца 1941 г. по плану боевой подготовки полк
был выведен в лагеря на полевой аэродром Песец вблизи населенного
пункта Дунаевцы. Этот аэродром не был вскрыт разведкой противника и,
следовательно, не подвергся удару немецко-фашистской авиации на рассвете 22 июня.


По рассказу бывшего в то время штурмана 4 аэ лейтенанта ГРИЦЕНКО, 21
июня значительная часть летно-технического состава полка была отпущена
на воскресенье на отдых в Ермолинцы.


На рассвете 22 июня в полку была объявлена боевая тревога. В течение
2-2,5 часов полк был приведен в полную боевую готовность. Командир
объявил, что немцы напали на Советский Союз. Однако боевой задачи
не последовало. Самолеты были рассредоточены и замаскированы
подручными материалами. На ВПП расставлены копны сена. Весь день летный
состав изучал район предстоящих боевых действий, готовил полетные карты,
а инженерно-технический состав - авиационную технику.


Боевые действия полк начал лишь на второй день войны 23 июня.
Первый боевой вылет произвел в составе трех эскадрилий (27 СБ).


Бомбовой удар полк нанес по колонне танков и автомашин немцев,
двигавшихся в направлении на Броды в районе населенного пункта
Берестечко с горизонтального полета и высоты 900-1200 м. Активного
противодействия со стороны ЗА и истребителей противника не встретил.
Ведущим полковой колонны был командир полка майор ИВАНОВ.


В последующем полк вел активные боевые действия в составе ВВС
Юго-Западного фронта, нанося бомбовые удары, главным образом,
мелкими группами (эскадрильями, звеньями) по войскам противника
на дорогах и в районах сосредоточения. На выполнение боевых
задач группы вылетали без прикрытия истребителей и в условиях
господства в воздухе противника, несли большие потери.


Несмотря на это, летный состав рвался в бой, заранее зная,
что возвратиться на свой аэродром не всем удастся.


Вот некоторые примеры из многих боевых эпизодов тех тяжелых дней.


Из воспоминаний бывшего штурмана экипажа Кузнецова Б.И.:


"7 июля эскадрилья в составе семи СБ вылетела с аэродрома
Гребенки для нанесения бомбового удара по механизированной
колонне немцев, двигавшейся на Киев по Житомирскому шоссе.
В районе г.Коростышев были обнаружены фашистские танки и
автомашины. Экипажи сбросили бомбы с горизонтального полета
с высоты 1200-1300 м. Немцы открыли зенитный огонь. Наш
самолет тряхнуло. Из левого мотора показался дым. Мотор
выключили. Стали отставать от боевого порядка эскадрильи.
Появились "мессера” и атаковали нас. Стрелок-радист отбивал
их атаки. При подходе к Киеву "мессера" отстали. Дальше
на одном моторе мы тянуть не смогли. Пошли на вынужденную
посадку. Приземлились на фюзеляж в болото в районе Дарницы.
При посадке мою кабину смяло, турели пулеметов вдавились
мне в грудь, кабина наполнилась болотной жижей.
Выскочившие стрелок и летчик вытащили меня чуть живого".


Из воспоминаний бывшего штурмана эскадрильи Гавриша С.Т.


14 июля в 5 часов утра с этого же аэродрома взлетело
сборное звено для нанесения удара по немецко-фашистским
войскам, в районе Житомир, Коростышев, Радомышль. Звено
вел командир эскадрильи Романов, штурман Гавриш и
стрелок-радист Руденко. Ведомыми были: заместитель
командира эскадрильи Лапшин, штурман Богачев и стрелок-радист
Волохов, командир звена Погодин, штурман Иванов и стрелок-радист
Читаев. Таким образом, в составе одного звена оказался
руководящий состав эскадрильи, так как в эскадрилье всего
было три исправных самолета.


Звено следовало к цели без прикрытия истребителей.
В районе Бышева было обстреляно зенитной артиллерией
врага, а при подходе к Брусилову атаковано истребителями
Ме-109, взлетающими с аэродрома Брусилов. Воздушные
стрелки отбивались как могли и все же самолет Погодина
загорелся. Экипаж покинул самолет на парашютах. Как
стало известно по рассказам местных жителей, уже после войны,
летчики благополучно приземлились, двое суток скрывались
в лесах в районе Бышева. На третьи сутки случайно встретили
местного жителя, который пообещал принести хлеба и вывести
лесами к своим. Но, к нашему огорчению, оказался подлым
предателем и привел немцев. В Бышевской комендатуре их
долго пытали, затем расстреляли.


Два оставшихся бомбардировщика Романов решил вывести на
аэродром Брусилов и нанести удар по стоянке самолетов.
При подходе к аэродрому самолеты были обстреляны огнем
зенитной артиллерии. Маневрируя между разрывами зенитных
снарядов, штурман Гавриш точно вывел пару на цель и
сбросил бомбы. Возникло два очага пожара. Опять
появились немецкие истребители и стали атаковать
бомбардировщиков с разных направлений. Самолет
ведущего пары Романова был подбит и, трудно
управляемый, посажен на фузеляж в огороде колхозницы
Концевич в селе Яблуневка. В воздухе остался один
самолет Лапшина, который иммитируя падение, сумел
оторваться от истребителей противника и стал кружить
над вынуждено севшим самолетом своего командира Романова.
И когда увидел, что из самолета выскочил экипаж и все
трое машут ему руками, принял рискованное решение
произвести посадку и взять на борт самолета экипаж,
спасти от неминуемого плена, так как все это
происходило на территории, захваченной врагом.
Выбрал подходящую площадку на окраине деревни (ржаное поле) и сел.
Но при посадке сложились шасси. Лапшин не знал,
что у него еще в воздухе была перебита гидросистема и
убит стрелок-радист. Итак в районе деревни Яблуневка
лежали два подбитые самолета СБ, пять человек летного
состава и мертвый воздушный стрелок Волохов. Сбежались
колхозники и предупредили, что в соседнем селе Черногородка
в четырех километрах расквартировались немцы. Нельзя
было медлить. Передали тело убитого стрелка колхозникам,
подожгли самолеты и побежали к лесу. В это же время
показались грузовые автомашины с немецкими солдатами
и устремились на перерез убегавшим летчикам, стреляя
из автоматов и пулеметов. Спасли колхозные лошади,
которые паслись у села. Вскочив на лошадей и петляя
по полям, ушли от преследования. В этой суматохе исчез
лейтенант Богачев. Его считали без вести пропавшим.
Только в 1987 г. удалось установить, что отстреливаясь
был смертельно ранен и погиб как герой. У хутора Лубске,
примерно в 12 км от Яблуневки, бросили лошадей и скрылись
в лесу. Провели разведку. Житель хутора Коба Артем
Игнатьевич согласился послать проводником свою дочь
комсомолку Федосю, которая, подвергаясь смертельной
опасности (за укрытие и содействие пленным и партизанам -
расстрел), помогла переправиться летчикам через р.Ирпень
и к вечеру вывела их в расположение своих войск. Так
закончился для этого звена бомбардировщиков один день войны.


В этом эпизоде до предела спрессовано по времени мужество
трех экипажей Пе-2, взаимовыручка в бою, подвиг колхозника
Коба и его дочери Федоси и предательство своего соотечественника.


С 23 июня по 1 августа 1941 года полк вел боевые действия
с аэродромов: Песец, Калиновка, Борисполь, Семипелки и
Гребенка. За этот период, примерно 40 дней войны, произвел
375 боевых самолетовылетов, провел 18 воздушных боев,
уничтожил и вывел из строя 73 танка, 635 автомашин и 37
артиллерийских орудий. При этом потерял 44 самолета СБ,
из них: было сбито в воздушных боях - 20, огнем ЗА - 10,
не возвратилось с боевых заданий по неизвестным причинам -
3, повреждено при вынужденных посадках на своей
территории - 11. Не возвратились с боевых заданий 44 экипажа
(132 человека). В последующие дни возвратились в полк с
вынужденных посадок на своей территории и из-за линии
фронта 91 человек. Всего погибло 41 человек, из них:
летчиков - 8, штурманов - 16, воздушных стрелков-радистов - 16, техников - 1.


На полях Украины полк потерял лучшие свои летные кадры, например,
таких летчиков, как Подкорытов, Горбатенко, Шатилов,
Ефремов, Погодин; Штурманов - Гаркушу, Иванова и других.


Подводя итоги боевых действий командир полка, майор
Иванов отметил отличившиеся экипажи 1 аэ (командир
Подкорытов) и 4 аэ (командир Титенко), заместителя
командира 2 аэ Лапшина, командиров звеньев: Рябова, Ильясова и других.


Оставшийся личный состав полка под командованием
заместителя командира полка капитана Тишкова убыл
железнодорожным транспортом на переформирование
и переучивание на новую авиационную технику.


Командир полка Иванов Л.В. убыл к новому месту службы
в г.Кировобад на должность командира запасного
авиационного полка. В 1944 г. он был назначен начальником
Кировобадского авиационного училища летчиков. Умер в
1950 году в возрасте 45 лет. Похоронен в г.Кировобаде.
Местными властями установлен ему памятник.


С августа по ноябрь 1941 г. штаб и оставшийся личный
состав полка располагался на аэродроме Тихорецк и
входил в состав ВВС СКВО, затем переехал в Астрахань
и с декабря 1941 г. по июнь 1942 г. находился в
составе Сталинградского ВО. В июле 1942 г. был
перевезен в г.Йошкар-Ола на аэродром Сосны и вошел
в состав 3 запасного авиационного полка. Был
укомплектован новыми самолетами Пе-2, прошел курс
переучивания, боевого применения и в октябре 1942
г. завершил подготовку к отправке на фронт.


27 октября 1942 г. 224 бап в составе двух
эскадрилий (20 Пе-2) перелетел на аэродром
Киржач и вошел в состав 223 бад. В состав
дивизии входили также 99 бап, 10 Краснознаменный
бап, а позже и 587 бап (женский). Командовал
дивизией полковник Юзеев, начальник штаба полковник
Веселов. 223 бад входила в состав 2 бак резерва
Ставки Верховного Главного Командования. Командир
корпуса генерал-майор Туркель И.Л., начальник
политотдела полковник Усатый, начальник штаба
генерал-майор Толстой. В состав корпуса входила и
285 бад (командир подполковник Сандалов В.А.).


В период с 9 по 12 декабря 1942 г. полки 223
бад перебазировались под Сталинград и в составе
корпуса вошли в оперативное подчинение командующего
16 Воздушной армии Донского фронта (командующий
ВА генерал Руденко, ныне маршал авиации).


224 бап с 13 декабря 1942 г. по 16 января
1943 г. базировался и вел боевые действия
с аэродрома Новогеоргиевка.


Руководящий состав полка: командир - майор
Тишков Михаил Михайлович, заместитель по
политчасти – майор Устименко, начальник
штаба Майор Гуменюк Самуил Васильевич,
заместитель начальника штаба по оперативной
части - капитан Хисамутдинов Халик Гайнулович,
старший штурман - капитан Гавриш Сергей Тихонович,
начальник воздушно-стрелковой службы - капитан
Загайный Павел Алексеевич (в полк прибыл 21
сентября 1942 г.), начальник связи - ст.лейтенант Юдин,
старший инженер инженер-капитан Грушко И .К.,
старший врач - военврач 3 ранга Бобров Иван Андреевич,
начальник химической службы - ст.лейтенант
Лосенко Никифор Михайлович, командир 1 аэ – майор
Романов Александр Тимофеевич, штурман 1 аэ –
лейтенант Сусидко, командир 2 аэ - майор Титенко
Семен Моисеевич, штурман 2 аэ - лейтенант
Гриценко Николай Васильевич.


В процессе переформирования полка многие
офицеры продвинулись в должностях. Тишков
стал командиром полка, Гавриш - старшим
штурманом полка, Гриценко – штурманом
эскадрильи и т.д. Все они прошли испытание
в боях с фашистами в 1941 г., а Гавриш,
кроме этого, отвоевал и в Испании.


К этому времени под Сталинградом сложилась
следующая обстановка. Завершено окружение
330 тысячной группировки немцев. Образовались
внутренний и внешний фронты. Окруженные войска
предпринимали отчаянные попытки вырваться из
окружения, а из района Котельниково наступала
группа Манштейна, так ее тогда называли, в
составе свыше 600 танков, поддерживаемых с
воздуха авиационной группировкой до 500 самолетов.


Наши войска с трудом сдерживали натиск врага извне
и нуждались в авиационной поддержке.


После почти полуторагодичного перерыва полк
начал боевые действия на новых самолетах Пе-2.


Первую боевую задачу получил на сосредоточенный
удар по немецко-фашистским войскам, наступавшим
из района Котельниково 17 декабря и в последующие
несколько дней продолжал действовать по этой группировке.


На фоне снежного покрова Донских степей издалека были
видны двигающиеся по дорогам темные силуэты немецких
танков и различных машин, которые представляли
отличные цели для точных бомбовых ударов. После
наших ударов на фотоснимках были четко видны
искореженные и перевернутые громады тяжелых бронированных
машин у обочин дорог.


Радость переполняла сердца личного состава полка.
Наконец-то и на нашу улицу пришло торжество силы
и превосходства советского оружия. Далеко вглубь
нашей Родины забрался враг. И мы тогда твердо
почувствовали, что вряд ли ему удастся выбраться
отсюда. Так и случилось. Мужество и героизм воинов
сухопутных войск и авиаторов сорвали попытки немцев
вывести свои войска из окружения.


Эффективным был удар 2 аэ по аэродрому Большая
Россошка. На этом аэродроме было настигнуто более
100 транспортных самолетов Ю-52, доставлявших
грузы окруженным войскам. Эскадрилью вел ее
командир Титенко, штурман Гриценко, воздушный
стрелок-радист Седых.


В результате удара на аэродроме было сожжено
три Ю-52, взорван склад горючего, уничтожено
несколько специальных машины и обслуживающий персонал.


Затем полк переключился на нанесение ударов по
войскам б-й армии Паулюса, зажатой плотным кольцом
окружения Донским фронтом. Успешные были бомбовые
удары полка по войскам вост. Карповки и в
Яблоневой балке. Вот один из примеров. Полк
в колонне двух эскадрилий с интервалом 2-4 минуты
с высот 1700-2500 с одного захода сбросил смертоносный
груз бомб на скопление войск в балке. Каждый
самолет нес 800-1000 кг бомб. Фотоснимки подтвердили
следующий результат; уничтожено 10 танков,
46 автомашин, одна арт.батарея. В воздушном бою
был сбит один Ме-109.


В последующих бомбовых ударах удачно применялись
мелкие противотанковые бомбы кумулятивного действия,
которые сбрасывались с бомбовых кассет. Продемонстрировали
свое мастерство штурманы Гавриш, Гриценко, Сусидко,
Евтехов. Это они выводили полк и эскадрильи на цели,
которые не так-то легко было отыскать в заснеженной степи.
Голые поля, покрытые снегом, и многочисленные балки
были похожи одна на другую, как две капли воды.
Не за что было зацепиться глазами. Успех сопутствовал
только тем штурманам, у которых был зоркий глаз,
точный расчет и быстрая реакция.


К концу Сталинградской битвы противодействие со
стороны истребителей противника заметно ослабло.
Но зенитная артиллерия огрызалась и подчас весьма
яростно. Это обстоятельство вынудило изменить тактику
действий бомбардировщиков. Полк стал действовать
эскадрильями. При этом улучшились маневренные
возможности в зонах огня ЗА, стало возможным выполнять
по 2-3 захода на цель. После сбрасывания бомб экипажи
снижались до 100-200 метров и уничтожали живую силу
противника огнем бортового оружия. Прикрытие
бомбардировщиков истребителями уже не требовалось.


Результативным был бомбовый удар 1 аэ в составе 8
Пе-2, которую вел Романов, штурман Гавриш 12 января
1943 г. по скоплению танков и автомашин в районе
Жирнаклеевки. С высоты 800 м с горизонтального полета
с двух заходов было уничтожено 28 танков и 32 автомашины.


16 января 1943 г. полк перебазировался на аэродром
Совхоз Сталинградский (ныне поселок Октябрьский,
Ольховского района Волгоградской области).


Кольцо окружения сжималось и определялось уже
границами города Сталинграда. Войска противника
укрывались в подвалах разрушенных зданий и убежищах.
Пришлось уничтожать их там, сбрасывая 250-500
кг бомбы. Несколько дней подряд полк бомбил
территорию тракторного завода "Красный Октябрь".


Большие физические нагрузки испытывал в это время
технический состав. Сильные морозы, метели,
пронизывающие ветры обжигали их лица и руки.
Нельзя было дотронуться без рукавиц до металла.
Отказывало бомбардировочное и стрелковое вооружение.
И несмотря на это, всегда к установленному сроку
боевые машины были готовы к вылету.


Незаурядные способности проявил в это время вновь
назначенный инженер полка по вооружению инженер-капитан
Дзюба В.С., в прошлом воевавший в Испании. Он сумел
в короткие сроки привести в боеготовое состояние
бомбардировочное и стрелковое вооружение самолетов.
Надежными его помощниками в этом были техники по
вооружению эскадрилий: Тимотиевич, Котов и Зарянов.


Службу вооружения т.Дзюба возглавлял до конца войны.
Был инициатором применения сотен трофейных бомб после небольших доработок.


Доброй славой пользовались у летного состава инженеры
эскадрилий Бычков К.Л., Жуков Д.Ф. и Рябухин Н.Г.,
техники звеньев Дуплий П.Ф., Курносов И.С.,
Щербаков М.А., техники самолетов: Василига А.В.,
Гамиловский Д.Ф., Голубцов B.Л., Папилин Л.В.,
Фищук Н.Н., инженер полка по ЭСО Каменев Н.Ф.,
техник по ЭСО Власюк М.А., многие механики и мотористы.


2 февраля 1943 года окруженная группировка войск
противника капитулировала. Боевые действия полка
на этом напpaвлении прекратились.


В боях за Сталинград полк произвел 226 боевых
самолетовылетов. Уничтожил 97 танков, 614 автомашин,
5 арт.батарей, до 5 рот живой силы, один склад ГСМ,
5 Ю-52 и 2 Ме-109. Потерял один самолет Пе-2,
который был сбит огнем ЗА. Самолет упал в расположении
окруженных войск. Летчик Солодчий погиб. Штурман
(фамилия неизвестна) приземлился в расположении
противника. После ликвидации окруженной группировки
вернулся в полк. Судьба воздушного стрелка-радиста неизвестна.


Большинство экипажей произвели по 10-15 боевых вылетов.
Многие были награждены орденами и весь личный состав
полка - медалью "За оборону Сталинграда".


За время боевых действий под Сталинградом было принято
в члены КПСС 7 человек, в кандидаты – 11 человек.
Комсомольская организация приняла в свои ряды 16 молодых воинов полка.


3 и 4 февраля 1943 года небольшие группы офицеров полков
дивизии, в том числе и 224 бап, выезжали на поля
недавних сражений в Сталинград. После они рассказывали,
что увидели настоящее кладбище разбитых машин и изуродованных
танков. А на аэродроме Гумрак оказалось множество различных
типов самолетов, изрешеченных осколками бомб.


А по дорогам тянулись нескончаемые колонны пленных
немцев, румын, итальянцев. Недавние бравые вояки выглядели
жутко. Почти все были одеты в легкие шинели. На головах
пилотки, обмотанные разными тряпками, на ногах соломенные
калоши; худые, грязные и голодные. Наблюдали такую картину.
Упал один из пленных, к нему подполз другой и стал
стаскивать у него обувь, не справился и сам уткнулся в снег
и затих. Никто не помогал двигаться ослабевшим, как это
делали наши солдаты, находясь в плену. Проявлялась их
человеконенавистная звериная психология. О побеге никто
из них и не помышлял, хотя и конвоировалась каждая колонна,
численностью в одна-две тысячи человек, всего двумя
красноармейцами. Кругом морозная голая степь. Отстающих
и ослабевших никто не подгонял. Мороз и поземка делали
свое дело. Успокаивали и закрывали непрошенных гостей.


Город Сталинград выглядел призрачно. Сплошные руины,
стены, обожженные железобетонные коробки. Изредка
попадались и горожане: старики, женщины и даже дети.
Как они уцелели в таком кошмаре, можно только удивляться.


Вскоре поступил приказ и полк двумя эшелонами (летным
и железнодорожным) перебазировался в Тамбов. Личный
состав получил короткую передышку. Возобновились
занятия, тренировки, учебные полеты. Изучался опыт
прошедших боев.


Несколько слов о бывшем командире полка майоре
Тишкове. Будучи еще техником самолета в летной
школе стремился стать летчиком. Однажды самовольно
поднялся в воздух на учебно-тренировочном самолете.
Получил взбучку, затем переучился на летчика, воевал
на Дальнем Востоке. В 224 бап прибыл на должности
заместителя командира полка в 1940 г. С задачей
переучивания летного состава на самолеты Пе-2 справился
успешно. Однако в боевой обстановке с управлением полком
не справился. Сам летал редко. В полку произошли небоевые
потери. Особенно на аэродроме Тамбов. В результате был
отстранен от занимаемой должности.


В полк прибыл новый командир - майор Живолуп Михаил Андреевич.


Боевая биография майора Живолуп М.А., началась с
первых дней Великой Отечественной войны на Ленинградском
фронте в 10 бап (124 гв.бап) в должности заместителя
командира эскадрильи. Вскоре он становится командиром.
Это случилось 4 июля 1941 г. Эскадрилья СБ штурмовала
колонну танков и мотопехоты гитлеровцев, рвавшихся к
Ленинграду. Огненные струи "эрликонов" с разных направлений
прошивали небо. Вспыхнул самолет командира эскадрильи
и огненной стрелой пошел к земле. Живолуп все же услышал
сквозь треск и шум в наушниках последний приказ командира
“принимай командование эскадрильей”.


Потом был Волховский и Донской фронты. Эскадрилья
Живолупа отличалась высокой боевой выучкой, тактическим
мастерством, а ее командир - храбростью и напористостью.
Это и послужило основанием для выдвижения Живолупа на
должность командира полка.


Вот один из многих боевых эпизодов из биографии
Живолупа на Ленинградском фронте 1941 г.


Разведка донесла, что на аэродроме Ляды (Городец)
сосредоточено много самолетов, видимо, для нанесения
ударов по г.Ленинграду. Эскадрилье Живолупа, вооруженной
самолетами СБ, была поставлена задача нанести 22 июля
1941 г. удар по этому aэродрому. Удар был нанесен на
рассвете, в результате уничтожено 39 фашистских
самолетов и взорван склад ГСМ о чем подтвердили Гдовские партизаны.


20 апреля 1943 г. полк в составе двух эскадрилий той
же авиационной дивизии и авиационного корпуса перебазировался
на аэродром Выселки (в 65 км от г.Тихорецк) Краснодарского
края и вошел в оперативное подчинение 4 ВА Северо-Кавказского
фронта (командующий ВА генерал Вершинин, впоследствии
главный маршал авиации). 29 мая в командование 223 бад
вступил полковник Котляр Ф.П.


Такой маневр 2 бак резерва Ставки ВГК на южное крыло
Советско-Германского фронта объясняется стремлением
Верховного командования оказать помощь с воздуха войскам
Северо-Кавказского фронта в разгроме таманской группировки
немцев и открыть дорогу в Крым. Немецкое же командование,
в свою очередь, пыталось во что бы то ни стало удержать
Таманский полуостров, но не располагая достаточными
силами сухопутных войск, решило компенсировать это
активными действиями своей авиации.


Таким образом, на сравнительно небольшом участке
фронта сосредоточились крупные силы авиации сторон.
Наша авиационная группировка насчитывала 1147 боевых
самолетов. У немцев но аэродромах Таманского полуострова
и Крыма насчитывалось около тысячи самолетов. Ежедневно
в небе Кубани с половины апреля до начала июня шли
непрерывные воздушные бои, в' которые вовлекались и
бомбардировщики. Нередко вражеские истребители прорывались
к боевым порядкам бомбардировщиков через воздушные
заслоны наших истребителей и тогда в действие вступали
крупнокалиберные пулеметы штурманов и воздушных
стрелков-радистов, Кроме этого, небо Кубани было
до предела нашпиговано зенитно-артиллерийским огнем противника,
было суровым и грозным. А на земле бушевала весна, цвели сады.


Полк наносил бомбовые удары с горизонтального полета и
пикирования по живой силе и технике противника, разрушал
долговременные огневые точки и узлы сопротивления на
«голубой линии обороны», так именовали ее немцы, которая
проходила вблизи станиц Крымская, Неберджаевская,
Молдаванская, Русская. Сложность выполнения боевых
заданий заключалась не только в яростном обстреле
самолетов огнем ЗА и атаках истребителей противника,
но и близостью целей действий от переднего края своих войск.
Требовалась ювелирная точность выхода на них, с тем,
чтобы случайно не поразить свои войска. С этой задачей
успешно справлялись ведущие групп командир полка Живолуп
и старший штурман полка Гавриш, командиры 1 и 2
эскадрилий Романов и Титенко и их штурманы.


20 июня 1943 г. органами «Смерш» по сфабрикованному
обвинению был арестован Гавриш и осужден военным
трибуналом 4 ВА СКФ. В 1951 г. возвратился из мест
заключения, а в 1956 г. полностью реабилитирован
за отсутствием состава преступления. Восстановлен
в воинском звании и в партии.


Должность штурмана полка временно исполнял
начальник воздушно-стрелковой службы полка
Загайный. Произвел в этот период 7 боевых
вылетов с командиром полка майором Живолуп.
Вскоре на должность старшего штурмана полка
был назначен капитан Кострикин Афанасий Георгиевич.


Это был уже опытный боевой штурман. Воевал с
Живолупом в одном экипаже на Волховском
фронте под Ленинградом.


В боях на Кубани летный состав полка проявлял
мужество и показывал высокое летное мастерство.
Нередко получал благодарности от вышестоящего
командования и хорошие отзывы из войск 56А.
Особенно успешно полк вел воздушные оборонительные
бои с истребителями противника. В этом немалая
заслуга командира полка майора Живолуп и
начальника воздушно-стрелковой службы капитана
Загайного, которые упорно и настойчиво обучали
летный состав этому мастерству. Было четко
отработано взаимодействие при отражении атак
истребителей противника в каждом экипаже, в
звеньях, в эскадрильях и в полку в целом.


Вот несколько примеров таких боев.


27 мая 1943 г. районе цели - поселок Трудовой,
на боевом курсе 2 аэ (командир Титенко) на
высоте 2800 м была атакована с задней полусферы
двумя парами Ме-109. В воздушном бою было сбито два Ме-109.


30 мая на подходе к цели - поселок Русское 1 аэ
(командир Романов, штурман Сусидко) на высоте
1800 м была атакована сзади сверху двумя парами
Ме-109, в воздушном бою было сбито два Ме-109.
В обоих случаях эскадрильи не потеряли ни одного своего самолета.


Всего в оборонительных воздушных боях штурманами и
воздушными стрелками-радистами на Кубани было сбито 6 Me-109.


Были в полку и свои боевые потери. Вот несколько примеров.
29.4. в воздухе был тяжело ранен штурман самолета лейтенант
Пахомов Павел Андреевич. Истекая кровью, он продолжал
отстреливаться от наседавших истребителей противника.
После посадки его полуживого вытащили из кабины
самолета и вскоре в санчасти он умер.


Другой пример, 27 мая сборный экипаж в составе:
старший летчик младший лейтенант Бурченко Александр
Иванович со штурманом начальником связи полка старшим
лейтенантом Юдиным Александром Константиновичем и
воздушным стрелком-радистом старшим лейтенантом Соколовым
Иваном Степановичем был подбит над целью огнем ЗА, вышел
из боевого порядка и был атакован одним Ме-109. Самолет
загорелся, вошел в резкое пикирование и упал в 8 км
от станицы Киевская.


Всего полк на Кубани произвел 159 боевых самолето-вылетов.
Уничтожил до 18 автомашин, 3 танка, 20 орудий и
минометов до роты пехоты, разрушил более 10 дотов и узлов сопротивления.


7 июля полку на аэродроме Выселки в торжественно-боевой
обстановке вручается полковое боевое Красное знамя.


А в это время в районе так называемого «курсового
выступа» на центральном участке советско-германского фронта,
развернулось грандиозное в истории танковое сражение.
В наступление перешли немецко-фашистские войска. Это
известие в полку вызвало огорчение. Неужели опять
будем отступать на восток, - думал каждый из нас.
Но оказалось, что оборона войск Центрального и
Воронежского фронтов была преднамеренной и вскоре,
нанеся поражение противнику, наши войска перешли в контрнаступление.


9 июля 1943 года полк в составе тех же авиадивизии
и авиакорпуса перебазируется на аэродром Полотняный
завод в 40 км от Калуги и входит в состав 1 ВА
Западного фронта, а 23 июля перебазируется на аэродром
Шопино, что тоже под Калугой. С этих аэродромов полк
ведет боевые действия на Орловском и Брянском направлениях,
уничтожая живую силу и танки противника на поле боя и
в районах сосредоточения. Под ударами бомбардировщиков
горели "тигры" и "фердинанды", на которые так надеялось
немецко-фашистское командование. Наносились также
удары по аэродромам и резервам противника.


В последующем полк принимал участие в Спас-Деменской,
Ельнинской и Смоленской операциях. Уничтожал узлы
сопротивления, артиллерию и минометы на огневых
позициях, как правило, на переднем крае противника,
подавлял ближайшие оперативные резервы, разрушал
переправы через водные преграды.


В архивных документах сохранились волнующие боевые
эпизоды тех дней. Вот некоторые из них.


На самолете, пилотируемом летчиком Михаилом Гордеевым
(штурман Борис Кузнецов), над целью в районе Рославль
разрывом зенитного снаряда был поврежден мотор,
который в полете был выключен. К аэродрому экипаж
шел на одном моторе. Самолет сопровождала пара
своих истребителей. Посадку Гордеев произвел
благополучно на своем аэродроме. В таких случаях
инструкцией рекомендовалось садиться вынужденно или
покидать самолет. Всем полкам корпуса был разослан
боевой листок: «Летайте, как Михаил Гордеев. Самолет
Пе-2 может летать на одном моторе». За этот подвиг
Гордеев был награжден орденом Отечественной войны 1 степени.


14 октября 1943 года группа бомбардировщиков в
составе - ведущий командир полка Живолуп, штурман
Кострикин в 13.30 с высоты 3200 м с одного захода
нанесла бомбовый удар по артиллерии и минометам
противника на огневых позициях в районе Мединичи. При
отходе от цели группу атаковали с передней полусферы
четыре ФВ-190. Летчик младший лейтенант Ноздрин
на встречных курсах сбил один ФВ-190 огнем своих носовых пулеметов.


Осенью 1943 г. войска сторон перешли к обороне.


В октябре 1943 г. полк перебазировался на аэродром
Волково-Егорьево под Ельней. Наступила зима с 1943
на 1944 год. Летный состав опять сел за "полевые парты".
Изучали район предстоящих боевых действий и тактику
действий авиации врага, ремонтировали авиационную технику.
Летный состав поочередно отдыхал в прифронтовых домах отдыха.


В этот период в полку произошли важные события.


Приказом НКО СССР № 265 от 3.9.1943 г. 224 бап
преобразован в 126 гв. бап, 223 бад в 4 гв.бад,
2 бак в 1 гв.бак. Остальные полки дивизии 587
бап в 125 гв.бап им.М.Расковой, 10 бап в 124 Краснознаменный гв.бап.


В полку был проведен митинг, командир полка перед строем
поклялся нещадно громить врага до полного освобождения своей Родины.


Другим событием явилось рождение в полку двух Героев
Советского Союза. Был зачитан Указ Президиума Верховного
Совета СССР о присвоении звания Героя Советского Союза
с вручением ордена Ленина и медали "Золотая звезда"
командиру, полка гв. подполковнику Живолупу и штурману
полка гв. капитану Кострикину (Указ от 28 сентября 1943 г.).


В это же время в полк прибыл новый заместитель командира
полка по политической части Аллахвердов Г.Г. А вскоре и
старший инженер полка Кибальник П.С. вместо Грушко И.К.


В период передышки лучшие экипажи полка периодически
выполняли боевые задания по воздушной разведке и
воздушной "охоте". В числе нештатных воздушных
разведчиков был и экипаж командира звена Гордеева
(штурман Кузнецов, воздушный стрелок-радист Савченко).
На разведку летали в тыл противника на глубину до 100 км.
Нередко вступали в воздушные бои с фашистскими
истребителями "охотниками". Об одном таком эпизоде
докладывал Гордеев. Возвращаясь на свой аэродром
на высоте 3000 м был атакован двумя ФВ-190. Один
истребитель атаковал сверху с передней полусферы,
второй - сзади снизу. Гордеев бросил самолет вниз
и со скольжением уклонился от трассы снарядов.
Фашист упорно преследовал воздушного разведчика.
И тут пригодились авиационные гранаты АГ-2.
Штурман Кузнецов сбросил их. Они выскакивали из-под
самолета поодиночке и на парашютиках зависали
сзади самолета в 200 м и автоматически взрывались.
Всего таких гранат на самолете было 10 штук. Разрывы
гранат не давали истребителю возможности беспрепятственно
зайти в хвост и атаковать разведчика. Экипаж
вышел из боя благополучно и доставил командованию
важные разведывательные данные.


Период передышки расхолодил и расслабил личный
состав полка. Некоторые "умельцы" пристрастились
по вечерам ловить рыбу, но не на удочку, а глушить
ее гранатами. Один из механиков по вооружению в
этом занятии покалечил себе лицо и руки. Произошел
и другой досадный случай в полку в это время.
Штурман и техник самолета решили разрядить немецкий
крупнокалиберный снаряд с целью достать оттуда
шелковые мешочки с порохом. Наши полковые девушки –
младшие авиаспециалисты из этого шелка вышивали
своим "женихам" носовые платочки. При этом оба погибли.


Полк пополнился новым летным составом, что
позволило сформировать третью эскадрилью...



(продолжение в следующей публикации)
------------------------------------------------------

Полный текст «Исторической справки…» с приложениями находится в свободном доступе по адресу:
http://www.timesandplaces.narod.ru/Aviapolk.html



Tags: История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments