tiberius66 (tiberius66) wrote in mil_history,
tiberius66
tiberius66
mil_history

Categories:

"Ледовое побоище" - о построение свиньёй или острой колонной.

А. Бахтин
В российской истории уже общепризнанным считается, что в сражении на Чудском озере - «Ледовом побоище» - Тевтонские рыцари построились «свиньёй», или «острой колонной», и попытались разбить полки Александра Невского, но потерпели поражение.

В этой статье сделана попытка разобраться, было ли такое построение на самом деле или это очередной исторический миф.

  Предыстория

           Избранный в епископы бременский каноник Альберт Буксхефден (1199-1229) перевел епископскую резиденцию из Юкскюле в нижнее течение Западной Двины. Здесь при поддержке любекских купцов в 1201 г. возник город Рига. Ближайший помощник Альберта, цистерцианец Теодорих, во время отсутствия епископа, но с его разрешения, создаёт в 1202 г.[i] рыцарский орден «Братьев рыцарей Христа в Ливонии» (Fratres militiæ Christi de Livonia), известных как меченосцы. За службу епископ выделял ордену в лен треть своих владений. В булле от 20 октября 1210 г. папа Иннокентий III распорядился: «Орден в лице магистра подчинен епископу, которому магистр приносил присягу, но орденские рыцари подчиняются только магистру». Таким образом, орден «Братьев рыцарей Христа в Ливонии» находился в ленной зависимости от епископа. Похоже, папская курия не была заинтересована в возникновении в Ливонии сильного государства, имевшего вполне ощутимую власть, так как по мере расширения захваченных у язычников владений на их территориях создавались новые епископства -Дорпатское (Дерптское) и Саарема-Викское, имевшие, как и Рижский епископ, полномочия суверенных князей с правом проводить свою внешнею и внутреннею политику. В целях получения дополнительной военной помощи от ордена эти епископы также передавали ему в лен часть своей территории. Как епископский ленник орден был обязан по первому зову выступить на стороне епископов. В целях меньшей степени зависимости от епископов меченосцы добились от папы право самим завоевывать новые земли в языческих областях, безо всяких по ним обязательств в отношении епископа. На завоеванных орденом территориях 2/3 - отходили меченосцам, а треть выделялась  вновь создаваемым епископствам, от которых они не зависели, но обязаны были их защищать[ii].

Завоевывая земли язычников, епископские отряды вместе с орденскими рыцарями и крестоносцами из Европы вышли к границам территориальных притязаний Пскова. В 1216 г. началась борьба между русскими и епископом Рижским за сферы влияния на землях балтийских племен. Эти столкновения закончились в 1224 г., когда определилась постоянная граница между владениями епископа, ордена меченосцев и датчан с одной стороны и землями Пскова и Новгорода - с другой.

В то же время обострились территориальные претензии между епископом Рижским  и Данией в северной части Эстонии, вылившиеся в 1226 г. в войну, где меченосцы играли ведущую роль. Попытка епископа добиться помощи против русских и Датского короля у императора Фридриха II успеха не имела. Император посоветовал ему жить в дружбе с датчанами и русскими[iii].

Объединение Тевтонского ордена с орденом меченосцев

После смерти епископа Альберта Буксхефдена 17 января 1229 г. у магистра меченосцев Фолквина (Volquin) появилась надежда освободиться от епископской зависимости путем объединения с Тевтонским орденом. Но его попытки в 1231 г. и 1234 г договорится с магистром Тевтонского ордена Германном фон Зальца об объединении, наткнулись на резкий отказ.  Только в 1236 г после поражения меченосцев при Сауле (Зауле)[iv] поставившей Ливонию  на грань катастрофы, по прямому указанию папы объединение орденов состоялось. В Витербо 13 мая 1237 г была подписана булла о слиянии орденов. Меченосцы должны были снять свое прежнее орденское одеяние и возложить на себя одеяние тевтонцев – белую мантию с черным крестом[v].   

В этот же день папа издал буллы: орденским братьям в Ливонии, а также Рижскому, Дорпатскому и Саарема-Викскому епископам. В этих буллах указывались условия, на которых произошло объединение орденов. Тевтонский орден вступал во владения, права и обязанности, какими обладал орден меченосцев, безо всяких изменений. Рыцарям Тевтонского ордена в Ливонии было сохранено подчиненное положение по отношению к высшему духовенству. Он обязан был признавать себя вассалом местных епископов и находиться в таком же подчинении им, как и орден «Братья рыцарей Христа»[vi].

Во время внутренних неурядиц в Новгороде в 1232 г. между князем Ярославом, сыном Владимира Псковского, и выступившей против него оппозицией, князь был вынужден искать поддержки в Ливонии у Дерптского (Дорпатского) епископа. Брат, которого Дитрих был женат на его сестре. Вместе с ним из Новгорода бежали и его сторонники.

На территории Ливонии и, прежде всего, епископства Дерптского скопилось большое количество вынужденных беглецов из Новгорода. Эта оппозиция постоянно оказывала давление на епископа, пытаясь с его помощью придти к власти в Пскове и Новгороде[vii]. В 1233 г. князь Ярослав Владимирович и новгородские изгнанники вместе с немцами и местным ополчением из Дерпта внезапно напали на псковские владения и захватили Изборск, но вскоре были выбиты оттуда. В 1234 г. новгородцы с князем подошли к Дерпту и в бою разбили немцев, после чего был заключен мир [viii].

Князь Ярослав Владимирович, по-прежнему находящийся в изгнании у Дерптского  епископа, продолжал интриговать против Пскова и Новгорода. В Пскове у него были свои сторонники во главе с посадником Твердило Ивановичем, который, вероятно, и предложил ему выступить совместно с немцами [ix]. Ярославу удалось уговорить своего родственника епископа Дерптского Германна воспользоваться удобным случаем и выступить на его стороне. Предложение выглядело заманчивым, так как земли епископства подвергались нападениям со стороны русских. Епископ Германн созвал ополчение и призвал на помощь Тевтонский орден. Объединенное войско епископа (во главе с самим Германном[x]), князя Ярослава, а также орденский отряд в сентябре 1240 г. неожиданным ударом взяло форпост Пскова - крепость Изборск. Вышедших навстречу псковичей разбили и осадили Псков. Поддерживающая Ярослава Владимировича партия в Пскове (если только была таковая) уговорила жителей не воевать с немцами и выдать заложников. К руководству в городе пришел Твердило Иванович. Епископские войска были выведены из псковских пределов, орден в качестве своих представителей оставил в Пскове двух братьев-рыцарей с небольшим отрядом, возможно, около 20 человек [xi].

Зимой епископ Германн дает распоряжение вторгнуться в принадлежавшую Новгороду Водскую пятину. Вероятно, этим наступлением он пытался оказать давление на Новгород, где на место отсутствующего князя хотел посадить своего протеже Ярослава, имевшего в Новгороде сторонников. Захватив городок Тесов и пограбив берега реки Луга, немцы на Ижорской возвышенности в двенадцати километрах от Финского залива построили крепость в Копорье.

К этому времени  24 июля 1240 г. умер Верховный магистр Конрад фон Тюринген[xii]. Для выбора нового магистра на Генеральный капитул, отправился ландмейстер Ливонии Дитрих фон Грюнинген[xiii],  оставив за себя Андреаса фон Вельфена[xiv]. Ввиду продолжительного отсутствия ландмейстера Андреас в 1241 г. был назначен вице-ландмейстером, пробыв в этой должности около года [xv].

 Новгород, боровшийся против Ярослава, вновь призывает Александра Ярославича. Вероятно, князь прибыл в Новгород в конце зимы или позже (1241 г.). Надо полагать весной он наводил порядок в самом городе, казнив «многих крамольников». Летом двинулся на север и осадил Копорье. Этим же летом (1241 г.) епископ вывел свои отряды из Водской земли[xvi].  Осада, по всей видимости, затянулась, так как в этом году, ни осенью, ни зимой, он ничего не предпринимает. Взяв крепость, он перевешал изменников вожан и чудь, отпустив при этом немцев.

Александр с прибывшим на помощь братом Андреем зимой 1242 г. без особых усилий захватил Псков. Затем, в конце марта, князь вторгся в земли Дерптского епископства и распустил свои войска для грабежа. Узнав о вторжении, епископ Германн срочно собирает ополчение своих ленников, к которому присоединился и отряд орденских рыцарей (основные силы ордена в Ливонии в это время сосредоточилась на юго-западе для борьбы с земгалами и куршами). На марше русский авангард под руководством Домаша Твердиславича и Кербита был уничтожен в бою [xvii]. Узнав об этом, князь Александр стянул свои силы, и отступил на Чудское озеро (или за озеро), заняв оборонительное положение.

«Ледовое побоище»

О столкновении на Чудском озере, известном как «Ледовое побоище», в Новгородской I летописи[xviii] дано очень короткое описание. (Информация, имеющая непосредственное отношение к бою, выделено мной, А.Б.): «И наехаша на полкъ Немци и Чюдь и прошибошася свиньёю сквозе полкъ, и бысть сеча ту велика Немцемь и Чюди. Богъ же и святая Софья и святою мученику Бориса и Глеба, еюже ради новгородци кровь свою прольяша, техъ святыхъ великыми молитвами пособи Богъ князю Александру; а Немци ту падоша, а Чюдь даша плеща; и, гоняче, биша ихъ на 7-ми верстъ по леду до Суболичьскаго берега; и паде Чюди бещисла, а Немець 400, а 50 руками яша и приведоша в Новъгородъ. А бишася месяца априля въ 5, на память святого мученика Клавдия, на похвалу святыя Богородица, в субботу».

В псковских летописях о битве говорится ещё более кратко, только Псковская 3-я летопись[xix] добавляет: «паде Немец ратманов 500, а 50 их руками изымаше, а Чюдь побеже; и поиде князь по них, секуще 7 верстъ по озеру до Собилицкого берега, и Чюди много победи, имь же несть числа, а иных вода потопи».

В Лаврентьевской летописи[xx], опирающейся на великокняжеский свод 1281 года, сохранилось совсем скромное описание «побоища»: «В лето 6750.(1242г.) Ходи Александръ Ярославичь с Новъгородци на Немци и бися с ними на Чюдъскомъ езере у Ворониа камени. И победи Александръ, и гони по леду 7 верст секочи их».

Галицко-волынская Ипатьевская летопись вообще никак не упоминает о «крупнейшей битве раннего средневековья».

В более позднем  произведение - «Житие Александра Невского»,  никаких дополнительных сведений о сражении не имеется. В самой ранней из дошедших редакций говорится: «Была же тогда суббота, и когда взошло солнце, сошлись противники. И была сеча жестокая, и стоял треск от ломающихся копий и звон от удара мечей, и казалось, что двинулось замёрзшее озеро, и не было видно льда, ибо покрылось оно кровью». Далее следуют видения: «…воинство Божие в воздухе, пришедшее на помощь Александру». И всё заканчивается: «… и обратились они в бегство, Александр же рубил их, гоня, как по воздуху, и некуда было им скрыться». В редакция «Жития» конца ХVI века дополняется информацией из НПЛ: «Немцы и чудь пробились свиньёй сквозь русские полки».

Итак, в русских летописях ни о каком построении немцев «свиньёй» сведений нет. Есть только слова: «прошибошася свиньёю», что можно понять как чисто эмоциональное определение – «растолкав, пробились как свинья к корыту (в этом случае к обозу?)», есть и русская поговорка «Как свинья к корыту лезет»[i].
Далее:
https://apb-to.jimdo.com/тевтонский-орден/история-ордена/ледовое-побоище-построение-свиньёй-или-острою-колонной/


Tags: военная история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments