reductor111 (reductor111) wrote in mil_history,
reductor111
reductor111
mil_history

Categories:

"... и да гордится им та часть, которая числит его в своих рядах."

Оригинал взят у reductor111 в "... и да гордится им та часть, которая числит его в своих рядах."


«Приказ № 54
17-му армейскому корпусу
24 ноября (7 декабря) 1904 года.

При атаке села Линшинпу 3 минувшего октября несколько нижних чинов из числа принимавших в ней участие, будучи ранены, заползли в артиллерийский окоп, в котором и засели, полагая выждать наступления наших войск или отступления японцев. Среди этих нижних чинов оказались рядовые 7-й роты 12-го пехотного Великолуцкого полка Иван Ищенко и Ахтем Харзаматов и один из рядовых 6-й роты (по имени Матвей), фамилия коего осталась неизвестной.
Первый из нижних чинов был ранен в шею, бедро и колено, второй был ранен сравнительно легко – в мягкие части левого бедра. Кроме них в окопе было около 10-12 нижних чинов, многие из них, тяжелораненые, умирали.
Когда раненые собрались в окопе, Харзаматов, как легкораненый, оказал им посильную помощь; он собрал с находящихся вблизи убитых шинели и накрыл ими раненых, страдавших от стужи, затем сделал перевязку своему рядовому товарищу Ищенко, собрав для этого с убитых перевязочные пакеты; он же вырыл колодец, откуда находящиеся в окопах доставали воду.
Впоследствии, когда приходили японцы, снимали с раненых шинели и зарывали колодец, Харзаматов опять доставал шинели и возобновлял колодец.
Такая совместная жизнь в окопе продолжалась 43 дня, с 3 октября по 15 ноября включительно. В это время к окопам несколько раз подходили японцы, не обращавшие на наших раненых никакого внимания и не подававшие им никакой помощи. Впоследствии у оставшихся в живых явилось опасение плена, и при посещении японцами окопа они притворялись мертвыми. Питались раненые сухарями, отбираемыми с убитых, а после одного ночного дела, когда японцы были отбиты, рядовой Ищенко дважды вылез из окопа и нашел японские мешки с запасом риса и галет, которых товарищеской артели хватило на несколько дней. Когда эти запасы истощились, пришлось питаться сырым гаоляном, собираемым с полей.
Неоднократные попытки бросить окопы и подползти к своим пришлось оставить: слабость и страдания от ран препятствовали этому. Предприятие это затруднялось также постоянной стрельбой между нашими и японскими позициями.
Такая мученическая жизнь продолжалась до 14 ноября. В живых к этому времени осталось только трое. В ночь с 14 на 15 ноября к окопу подобралось 8 японцев, один из них нечаянно наступил на ногу рядовому 6-й роты (по  имени Матвею), который от боли застонал. Обнаружив раненого, японцы потащили его с собой. Несмотря на его мольбу, товарищи были бессильны помочь ему, а рядовой Ищенко был даже подозрительно осмотрен одним из японцев,  оттащившим его за ногу в сторону. Тем не менее он был оставлен на месте.
Происшествие это встревожило рядовых Харзаматова и Ищенко, и они, опасаясь быть открытыми, в следующую же ночь решили ползти к своим. Зажившие раны мало этому препятствовали, но истощение от долгой голодовки и крайняя слабость делали это предприятие трудным. Проползти надо было 300 – 400 шагов.
В ночь с 15 на 16 ноября рядовые Харзаматов и Ищенко приступили к осуществлению своего замысла. Когда они после долгих усилий уже приближались к своим, их обнаружил секрет, давший по ним несколько выстрелов. Затем началась залповая стрельба с нашей стороны. Рядовые Харзаматов и Ищенко прилегли между грядками гаоляна, а когда стрельба стихла, продолжали ползти дальше и скоро благополучно добрались до передовых окопов, занятых 9-м пехотным Ингерманландским полком. Там их пригрели, накормили, а затем доставили в санитарный поезд.
Объявляю по войскам корпуса об этом беспримерном подвиге рядовых Харзаматова и Ищенко. Оба они предпочли страдать от ран, холода и голода, лишь бы не попасть японцам в плен; оба они до последней минуты не покидали друг друга и оказывали взаимную помощь в тяжелом положении; наконец, оба они, не расставаясь, пошли на явную опасность, когда возможность попасть в плен стала почти очевидной. Особенно отмечаю подвиг рядового Харзаматова, который, как легко раненый, мог много раньше присоединиться к своим; он предпочел, однако, остаться с товарищами, которым нужна была помощь, может быть и бесхитростное, простое, но сердечное слово последнего утешения. Харзаматов говорит об этом просто, почти не сознавая всей высоты своего подвига, но да будут всем ведомы его доблесть и самоотвержение, и да гордится им та часть, которая числит его в своих рядах.
Приказ этот предлагаю прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях и командах временно командуемого мною корпуса.
Временно командующий корпусом генерал-лейтенант Волков.»
Русско-японская война 1904-1905 гг. Сборник документов. М., 1941. с.262-263


«Если мы не будем отворачиваться от тех печальных условий, в которых пришлось действовать нашим войскам, то мы поразимся подвигами, действительно ими свершенными; мы преклонимся перед испытаниями, которые преодолел наш солдат. Лжи для этого не надо – надо только трезво смотреть на события во всей их полноте.»
Генерального штаба капитан А. Свечин
1907 г.
Tags: военная история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments