vaga_land (Сергей Некрасов) (vaga_land) wrote in mil_history,
vaga_land (Сергей Некрасов)
vaga_land
mil_history

Category:

Онега во время Гражданской войны (1918-1919 гг.). Часть 2.

Текст из исторического путеводителя Г.Дерягина и Л.Харлина «Старая Онега», 1993 г. (Онежская типография, тираж 1000 экз.).
Фотографии, сделанные американцами в 1918-1919 гг. взяты отсюда: http://polarbears.si.umich.edu/

96,13 КБ
Онега. Фотография сделана с крыши американского штаба. Зима 1918-1919 гг.
(+5 фотографий и текст)

78,09 КБ
Онега. Ворота.

66,98 КБ
Онега. Пилят бревно.

69,04 КБ
Американцы фотографируют лошадь с возом сена на деревенской улице.

Казалось бы, красные боролись на последнем издыхании, но в июле 1919 года в Белой армии разразилась настоящая катастрофа: во многих полках вспыхнули мятежи.

44,56 КБ
Чекуево. Знаменитый чекуевский «тройник», две церкви, летняя и зимняя, и колокольня. Не сохранилось ничего.

64,89 КБ
Чекуево. Американец и французский санитар (на лыжах).

Наиболее крупным был мятеж в 5-м Северном стрелко¬вом полку, находившемся около Чекуева. Под влиянием большевистской агитации вначале взбунтовалась вторая рота этого полка, состоявшая из рабочих-онежан, затем к ним при¬соединились остальные роты, Было арестовано более ста офицеров, из них несколько десятков англичан. Часть офице¬ров оказала сопротивление и была убита на месте, осталь¬ных, в том числе и полкового священника Сибирцева, рас¬стреляли несколькими залпами, поставив над ямой, которую тотчас закопали. 3000 пехотинцев и 1000 человек из других подразделений полка перешли к большевикам. Эпизод этот был таким неожиданными для красных. Большевики для про¬верки бунтовщиков послали их освободить Онегу, которая к тому времени осталась без малейшего охранения. А ведь достаточно было оставить у онежской пристани канонерку с несколькими десятками солдат, и красные никогда не заняли бы город.

Восставшие расселись на два парохода: «Феликс» пошел вверх по реке в сторону Клещево, а «Фантазия» — вниз по реке до Порога. 21 июля около 11 часов «Фантазия» подо¬шла к Порогу, а в ночь на 22 июля город был встревожен стрельбой. Охрана города, состоявшая из двух десятков ко¬мендантской команды, бежала после небольшой перестрелки. Вслед за ротой, взявшей город, утром в Онегу с лозунгом «Долой войну» вступили и остальные восставшие. Некоторые солдаты сразу же разо¬шлись по домам. Население успокоили, сказав, что все городские, власти остаются прежними, но тут же пошел слух, что в город вслед за восставшими идут настоящие красно¬армейцы во главе с Петром Поповым. Сразу же началась па¬ника, чтобы доказать лояльность красным, началась запись добровольцев в Красную армию. .v

Верховное правление Северного края дало приказ пол¬ковнику Данилову захватить вновь Онегу и навести там по¬рядок. С этой целью 600 русских и 100 английских солдат направились в Онегу морем на пароходе «Кереть» в сопровождений двух мониторов и военного судна «Валтон Белл». К тому времени вслед за прекратившим войну 5-м Северным полком в город хлынули красные - 154 полк Красной армии, состоявший из петроградских рабочих и отряд Красных курсантов - недо¬учившиеся командиры Красной армии из Вологды. Красные выглядели весьма измотанными, были оборванные, немытые, нестриженные. Даже их один вид внушал некоторым ужас. Вошли они в Онегу 29 июля 1919 года. В тот же день на Оне¬жский рейд пришла английская, канонерка. С нее высадились парламентёры с ультимативным требованием - выдать анг¬лийских пленных, взятых на Чекуевском фронте, взамен чего обещали оставить порт, а в противном случае грозили бом¬бардировать город.

Был дан срок до конца июля. Однако, пленных не было, - их уже успели убить.

В ночь на 1 августа 1919 года во время прилива в устье реки Онеги, неподалеку от города, возле лесозавода, без стрельбы был высажен десант. Пароходы подошли: насколько позволяла вода, людей перевозили на шлюпках и мелкосидя¬щем катере. Затем пароходы ушли в море. Войска красных знали о высадке, но противодействовать ей явно не имели возможности. Тишина продолжалась до 14 часов то¬го же дня — ждали прилива и полной воды. На полной воде пароходы, канонерки вновь подошли к устью реки и начали интенсивный артиллерийский обстрел города. Возник пожар, в котором погибло свыше 300 домов. Десант с лесозавода продвинулся к центру города, где и завязался основной бой, там был настоящий ад: трещали горящие дома, грохотали взрывы и выстрелы, стрекотали пулеметы, кричали и плакали перепуганные насмерть женщины и дети. Десант по берегу обошел практически весь город, но не смог овладеть его высотами, чему способствовал огонь батареи тяжелых ору¬дий, расположенных на горе Хохлинке у здания двухэтаж¬ной каменной школы. Огонь батареей велся преимуществен¬но вдоль улицы Загородной (ныне пр. Ленина). Перспектива улицы в то время выходила на устье реки и море, имелось несколько прямых попаданий в корабли. Упорное сопротив¬ление оказал отряд Красных курсантов в районе нынешнего Парка Победы. К вечеру неуспех десанта стал очевиден, но десантникам пришлось мужественно сражаться до прихода следующей воды, когда корабли смогли бы принять его об¬ратно. На полной воде около 5 часов утра 2 августа десант прекратил сражение и ушел из Онеги на кораблях в Архан¬гельск.

Город же представлял страшную картину. Центр его, квартал, в котором находилось казначейство, сгорел цели¬ком. Между дымящимися обломками ходили несчастные жи¬тели, оплакивая погибшее имущество и близких, местами стонали раненые. Основная масса людей ушла из города по направлению к Андозеру. В сохранившихся домах было мно¬го покраж. Грешили на деревенских мужиков и подростков, а также на солдат бывшего 5-го Северного полка. Вследствие неопределенности положения, много семейств ушло жить в лесные избушки у озер и для этих целей делали даже ша¬лаши. На рейде у Онеги постоянно дежурили английские крейсера, но обстрелов больше не было. Частенько над го¬родом пролетал аэроплан.

В честь этой победы красных Погощенская улица была переименована в Улицу Победы и появилась улица Красных Курсантов. Семь командиров и красноармейцев 154-го стрелкового полка приказом от 3 декабря 1919 года за № 511, за му¬жество и храбрость, проявленные в борьбе с врагами социа¬листического отечества, были награждены орденом Красного Знамени.
А около Соборной площади для погибших была выкопана братская могила, стояла почетная рота, отдавали салюты, гре¬мела музыка, говорили ораторы...

1 сентября 1919 года началось наступление белых от Ар¬хангельска по железной дороге. Возникла угроза окружения Онежского уезда. Красные спешно покинули уезд без боя, прихватив с собой все правительственные учреждения вместе со служащими и всеми делами, даже врач Недзведский и весь медицинский персонал были увезены в Вологду. 11 сентября 1919 года в Онегу вновь вошли белые. В городе восстанови¬ли старые формы правления и сразу была создана комиссия по расследованию кощунства большевиков в Крестном мона¬стыре на Кий-острове. Из протокола этой комиссии от 26 сентября 1919 года известно, что: «овощи в огороде, как брюква, редька, свек¬ла, капуста съедены скотом, но не все. Картофель в огороде оказался выкопанным, но неизвестно кем. В монастыре нахо¬дилось две лошади, одна из них порезанная около шеи. Из ро¬гатого скота есть одна корова, неизвестно кому принадле¬жавшая. Внутренности церкви: в зимнем храме царские вра¬та открыты, а в левом приделе поломаны. С иконы Божией Матери порван венец, на кружке украшения храма сорвана печать и вскрыта.
Летний главный храм: дверь железная решетчатая, одна половина снята с крюков, но замок не выломан, венчики с икон сорваны, но тут же и остались. Деревянные вторые двери порублены. Выручка свечная оказалась взломанной... Ризница вся разбросана и тут же найдена коробка сигарет.
Колодечный храм: с престола и жертвенника сорвано облачение и брошено тут же.
Кладбищенская церковь: висячий замок у двери сорван, но ничего, как видно, не тронуто.
Креста животворящего с мощами не оказалось. Полное надругание над святыми церквями. В настоятельском кор¬пусе канцелярия и архив, книги и дела по полу разбросаны. Постель шерстяная пропорота штыками, видимо, что искали драгоценности. В гостинном корпусе все разбросано, печки и двери штыками протыканы. На хорах в трапезном храме сте¬на разбита молотом... найден молот со сломанным топори¬щем. На скотском дворе полный хаос, в молочном помеще¬нии на табурете лежит бычья голова. В братском корпусе кое-где сломаны замки и двери, а остальные здания целые».

Такая же участь ранее постигла Кожозерский монастырь, а в январе 919 года - Ямицкий монастырь (Пустынька). Он, со всем движимым и недвижимым имуществом, ценностями, был объявлен наро¬дным достоянием. Комиссию для конфискации имущества Пустыньки возглавил Петр Попов, — организатор разграбления этой женской обители. Красноармейцы, и караульная команда военкома Келарева оцепила монастырь на случай сопротивления. Насельницы вместе с игуменьей были выдво¬рены из монастыря в январские морозы практически безо всего. Касса и ценности ризницы исчезли бесследно. В том числе исчезли серебряный чайный прибор, все вклады и лич¬ные вещи насельниц монастыря. Позже будет назначено расследование этого дела комиссией, ревкома. Интересно, но часть предметов будет найдена у Попова. Изба, где он про¬живал, была роскошно украшена монастырским имуществом, в частности, коврами
8 февраля 1920 года началось наступление красных на Онежском направлении.
25 февраля 1920 года Красная армия вновь вступила в Онегу.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments