wlad (wlad_ladygin) wrote in mil_history,
wlad
wlad_ladygin
mil_history

Categories:

174. Легенды Демянского котла… Таинственный сержант или «нет худа без добра»…

Оригинал взят у wlad_ladygin в 174. Легенды Демянского котла… Таинственный сержант или «нет худа без добра»…

«Голый» факт «вынырнет» однажды из вороха «ценнейшей макулатуры» для «чудака» и, затаясь в глубинах его подсознания до удобного случая, замкнет на себе череду ушедших навсегда событий и людей в нестыковках и предположениях в очередной ребус без особой надежды на его разрешения…

Демянский котел со «щелью для вздоха»… что знал я об этом? Да ни…че…го! Но вот промелькнуло название – «Демянский котел», сначала у Бабенко, затем у Уржунцева в их рукописях… и некий объединяющий факт вынужденной посадки нашего бомбардировщика на озеро… Дело происходило зимой… но когда? В феврале-марте 1942-го или зимой 1942-1943 годов? Склонен я думать, что в период последний. Имена тех летунов у обоих время стерло из памяти… Наверное потому, что экипаж этот был из «пришлых» и по окончанию событий на Демянском плацдарме выпал из поля зрения обоих, оставив в памяти только факт… Но один приводит его как пример «верного решения», а второй узрел в нем некоторый налет комичности при удачном исходе… Но вот вопрос! Идет ли речь об одном и том же, или это лишь ошибочное предположение объединения различных событий в одно, и основано оно лишь на факте вынужденной посадки самолета на озеро?

Демянский котел, в котором в январе-феврале 1942 года между озерами Ильмень и Селигер силами Северо-Западного фронта КА был окружен 2-ой армейский корпус 16-ой немецкой армии группы «Север», в настоящее время историками расценивается неоднозначно. Во-первых, уже в апреле котел был деблокирован и Демянск так и остался до 1 марта 1943 года в руках гитлеровцев. У Красной армии так и не хватило сил уничтожить противника в котле… А во-вторых, это позволило сковать силы противника на продолжительное время на этом Демянском выступе, что немаловажным оказалось для защиты Ленинграда.

133-я БАД, которая после 5 марта 42-го была переименована в 36-ю ад ДД, принимала непосредственно участие в этих событиях. Этому посвящено несколько страниц из официальной истории 36–ой ад ДД, которые я здесь привожу:

«В ходе зимнего наступления 1941-1942 гг. дивизия сражается в пределах Северо-Западного фронта, который наносит ряд сокрушительных ударов по 16-й немецкой армии, разгромив три и окружив семь дивизий под Демянском…

В период кровопролитных боев при обороне Москвы, в ходе зимнего наступления наших войск и уничтожения Демянской группировки противника, в период с 26 февраля по 1 апреля 1942 года дивизия совершила 996 боевых самолетовылетов.

На головы врага сброшено 15597 авиабомб общим весом 1261115 кг. Боевыми донесениями экипажей отмечено 983 прямых попадания по целям: уничтожено самолетов в воздушных боях — 21, на земле — 51, складов ГСМ и боеприпасов — 12, 186 вагонов с техникой и живой силой, 12 паровозов, 164 автомашины, 66 танков и бронемашин, много другой техники и оружия.

Во второй половине апреля ударами извне и со стороны окруженных гитлеровцев им удалось пробить узкий  Рамушевский коридор в наших боевых порядках и соединиться с блокированными войсками. В таком положении фронт здесь стабилизировался на длительное время.

Перед выполнением боевой задачи по закупорке Рамушевского коридора, 25 марта 1942 года дивизия пополнилась 455-ым авиаполком авиации дальнего действия, который с 8 по 14 апреля прошел переукомплектование, ночную подготовку, пополнился восемью Ил-4 из Комсомольска-на Амуре. И с 17 апреля начал свои боевые действия в составе дивизии по Демянской группировке противника.

Помешать врагу в подброске резервов к Демянской группировке и уничтожить окруженные войска — такова задача войск и нашей дивизии.

Для этой цели дивизия выделяет оперативную группу из 17 экипажей, которая выполнила задачу с оперативного аэродрома Выползово с 28 апреля по 21 мая 1942 года.

Основным объектом бомбардирования явились узлы сопротивления противника в пунктах Малвотица, Нелючье, Личково, Залучье, Запрудино и других; скопление войск и переправы через реку Ловать в районах Рамушево, Михалково, Кобылкино, Головкино, Леониха; аэродромы Гривочка, Глебовщина, Сольцы, Рельбицы, Кресты; железнодорожные узлы Дно, Сольцы, Псков.

Бомбовые удары наносились непрерывно с наступлением темноты и до рассвета.

Экипажи производили по 4-5 боевых вылетов в ночь. Уничтожая живую силу и технику противника, оперативная группа способствовала продвижению войск Северо-Западного фронта, которые овладели рядом сильно укрепленных узлов сопротивления Личково, Глухово, Демидово, Малое Замостье и других.

В ночь с 30 апреля на 1 мая, в результате налета на аэродром противника Сальцы было уничтожено 23 самолета противника, на аэродром Рельбицы — 3.

Через реку Ловать, восточнее Рамушево, несколько раз разрушались вражеские переправы противника, подавлен огонь десяти батарей, уничтожены другие цели. Этим группа способствовала 11-й армии Северо-Западного фронта в овладении населенными пунктами Присморожье, Александровка, Михайкино, Васильевщина, Симаново и другими.

В ночь с 19 на 20 апреля, перед атакой наземных войск в районах Ровья и Головкино, в исключительно сложных метеоусловиях на поддержку атакующих вылетела наша оперативная группа. Остальные на вылет не решились.

Лучшие экипажи группы Урюмова и Вериженко 455-го авиаполка применили дерзкие тактические приемы нападения на аэродромы противника, используя ночь, полет в глубокий тыл. Выбирали район ожидания, затем заходили на вражеский аэродром, запрашивали сигналом разрешение на посадку, имитировали45 заход и бомбили самолеты на стоянках, взлетную полосу. Таким образом, например, по аэродромам в Сальцах, Рельбицы и Гривочки нанесли такой удар, что немцы не могли использовать эти аэродромы с 1 по 20 мая.

Большое мужество, инициативу и упорство проявили экипажи 42-го полка Трехина, Уржунцева, Горбунова, Платонова, Казакова, Баукина, Васильева, 455-го АП — Рыцарева, Уромова, Зеленского, Кайнова, Карымова, Белоусова и многих других.

23 апреля экипаж капитана Трехина в условиях низкой облачности и интенсивного зенитного огня произвел три боевых захода на станцию Дно и нанес большие разрушения скопившимся эшелонам с техникой противника.

В условиях интенсивных полетов, особенно в ночное время, исключительно большая тяжесть работ выпала на технический состав. И все же, преодолевая трудности и морозы, техники, механики и мотористы успешно справлялись с подготовкой самолетов к вылету.

По вине технического состава не было ни одного случая отказа на самолетах в полете.

Особенно отличились техники оперативной группы Максименко, Бабин, Сластунов, Порядин, Ефанов, Шепилов, Смагин, Шатохин, Ионушкин.

За отличные боевые действия и успешное выполнение задач весь личный состав оперативной группы дважды получал Благодарность от Командующего Северо-Западным фронтом. За период ликвидации войск окруженной 16-й немецкой армии оперативная группа дивизии совершила 257 самолетовылетов ночью, с общим бомбовым весом в 292896 кг. И уничтожила 39 самолетов противника на земле, 12 прожекторов, 11 переправ, 6 складов боеприпасов и ГСМ, 13 зенитных батарей».

И вот два фрагмента из воспоминаний командира 42-го ап ДД Андрея Дементьевича Бабенко и летчика этого полка, ГСС, Константина Исааковича Уржунцева «оживляют» страницу истории Демянской эпопеи.

Бабенко А.Д. командир 42-го ап ДД:

«В течение января-апреля 1942 года войска Северо-Западного фронта провели наступательную операцию по окружению Демянской группировки врага. Окружена была 16 армия общей численностью 60-70 тысяч человек.

В конце апреля немецко-фашистским войскам удалось прорвать фронт окружения наших войск, образовать узкий коридор к окруженной группировке и соединиться с ней. Вся дальнейшая борьба обеих сторон развертывалась в зоне этого коридора.

Весной 1942 г. и зимой 1942-1943 гг. в целях оказания помощи войскам Северо-Западного фронта по ликвидации Демянской группировки действовали экипажи 42-го и 455-го авиаполков ДД. Весной 1942 года группа 42-го авиаполка в срочном порядке ночью вылетела на полевой аэродром. Утром командующий ВВС Северо-Заподного фронта генерал Куцевалов дал указания на перебазирования с полевого аэродрома в Выползово, которые состояли в том, чтобы наши бомбардировщики сделали перелет перед заходом солнца. Это было необходимо для того, чтобы не привлечь внимание авиации противника и исключить возможный ее налет на аэродром нашей посадки. Все самолеты перелетели и сели нормально.

С вылетом на боевое задание в эту ночь мы задержались из-за несвоевременного подвоза бомб на стоянки самолетов. Естественно нами были крайне не довольны.

Когда нас обеспечили всем необходимым, боевые вылеты последовали один за другим. В первую и во все последующие ночи наши экипажи выполняли задачу безупречно.

Цели от аэродрома нашего базирования находились на небольшом удалении. Обеспечение бомбами и горючим было налажено должным образом. Экипажи горели желанием как можно лучше выполнить поставленную задачу и сделать больше вылетов. За одну ночь экипажи делали по 5-6 вылетов.

Бомбовые удары наносили по аэродрому с целью нарушения работы транспортных самолетов противника, которые доставляли различные грузы своим войскам. Действовали мы и по наземным войскам противника.

Чтобы помешать нашим ночным бомбардировщикам в выполнении ими боевой задачи отдельные самолеты противника прилетали ночью и обстреливали стоянки самолетов. Одну из ночей противнику удалось сорвать нам работу. Один самолет сбросил серию из 10-12 бомб и вывел из рабочего состояния взлетно-посадочную грунтовую полосу. Сместить ночной старт в какую-либо сторону от воронок, образовавшихся после разрывов бомб, было нельзя: не позволяли размеры рабочей площадки аэродрома. Засыпать воронки непосредственно после налета тыловые подразделения были не в состоянии, не закончив выполнение боевой задачи в эту ночь, вынуждены были прекратить работу.

Боевых потерь ночью при ликвидации Демянского плацдарма и весной 1942 г. и зимой 1942-1943 гг. не было. Происшествия имели место.

Запомнился такой случай, происшедший зимой. Перед возвращением экипажей с боевого задания аэродром Выползово стало затягивать туманом. Большинство самолетов успели сесть на свой аэродром, остальные сели на соседний. Два экипажа не успели сесть на аэродромы. Им пришлось садиться на озеро. Один из них молодой летчик (фамилию его память не сохранила) выбрал хорошую площадку на озере и весьма удачно посадил самолет не на фюзеляж, как это рекомендовалось делать в таких случаях, а на колеса. Самолет и экипаж невредимы. После заправки самолета горючим экипаж возвратился на свой аэродром. Действия этого летчика были всеми одобрены, особенно техническим составом, так как в этом случае технари были избавлены от трудоемкой работы по восстановлению материальной части самолета вне аэродрома в полевых условиях.

Второй летчик сел с убранными шасси на фюзеляж. Он поступил правильно, но им были менее довольны, особенно технический состав.

Работа у нас была напряженной для всего личного состава полка и батальона аэродромного обслуживания. Как было уже сказано, каждый экипаж в одну ночь выполнял 5-6 боевых вылетов. Летали каждую ночь, кроме тех ночей, когда погода совершенно исключало полеты. В этом случае все экипажи переключались на дневную работу.

Летный и технический состав уставал и иногда допускал ошибки в своих действиях.

В период ликвидации Демянского плацдарма к 42-му авиаполку прикомандировывались экипажи бомбардировщики из других частей. Однажды после выполнения боевого задания ночью прикомандированный экипаж привез 100 кг бомбу, зависшую в бомболюке на бомбодержателях, а при посадке в момент касания шасси земли эта бомба сорвалась и, упав на землю, взорвалась непосредственно за хвостом самолета. Экипаж не пострадал, а на обшивке самолета было обнаружено множество мелких пробоин от осколков взорвавшейся бомбы.

При оказании помощи наземным войскам в период ликвидации Демянского плацдарма личный состав полка работал добросовестно. Командование ВВС фронта особых претензий к нам не имело. О работе наших ночных бомбардировщиков рассказывалось на страницах фронтовых газет.

2 марта 1943 года войска Северо-Западного фронта закончили ликвидацию Демянского плацдарма немецко-фашистских войск.

Уржунцев К.И., летчик 42-го ап ДД:

« В это время нам ставилась задача бомбить аэродромы Сычевка и другие, ж.-д. узлы Ржев и другие, а так же вести охоту за военными эшелонами, которые доставляли боеприпасы немцам в Ржев. И вот помню, в паре с Новожиловым в одном из полетов поймали на железной дороге меду Ржевом и станций Оленино состав, от которого только щепки остались.

После этого перебазировались на оперативный аэродром Едрово, действовали по окруженной Демянской группировки немцев (кажется 16-я немецкая армия), по аэродрому и другим пунктам противника. Здесь произошел смешной случай. Был у нас один молодой недавно прибывший сержант-летчик (фамилию не помню) с экипажем. И в одном из налетов на артиллерийские позиции на левом берегу реки Ловать мы шли в строю девяткой. Он оторвался от строя при развороте, а тут немецкие истребители на нас напали, и завязался воздушный бой с нашими истребителями сопровождения. Он видит, что строй не догонит, ушел в облака. Но удержать курс и «шарик в центре» не сумел, уклонился вправо. И когда вывалился из облаков, под ним оказался аэродром. Они подумали, что это аэродром Едрово и стали заходить на посадку. Уже на высоте 10-15 метров от земли заметили, что это немецкий аэродром, дали по газам и пошли от аэродрома в сторону. Только тогда немцы открыли зенитный огонь. А то молчали.

Побродил он некоторое время, горючее кончилось, и они сели на озеро в районе Асташково. Потом разобрались, что на посадку заходили на аэродром в пункте Дем5янск, который был у немцев главным пунктом снабжения окруженной группировки.

Через день прибыл радист-стрелок и указал, где находится пропавший экипаж.

На оперативном аэродроме Едрово за время войны мы побывали три раза, а базовым аэродромом был в Якушево под Рыбинском…»

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments