wlad (wlad_ladygin) wrote in mil_history,
wlad
wlad_ladygin
mil_history

Categories:

164. Слово старшему другу. Володя, прочти отцу - это ему на 9 мая…

Оригинал взят у wlad_ladygin в 164. Слово старшему другу. Володя, прочти отцу - это ему на 9 мая…

Продолжение

Стремительное служебное продвижение

Обдумывая то новое дело, к которому ему предстояло приступить, А. Е. Голованов пришёл к выводу, что в авиационный полк следует брать наиболее опытных лётчиков из ГВФ. Многие из них уже имели практику полётов по приборам вне видимости земли. С этого, вызванный в Кремль второй раз, он и начал свой доклад. Поддержав эту точку зрения, И. В. Сталин спросил, кто же будет заниматься бомбометанием, прокладывать маршрут, держать связь и защищать бомбардировщик от нападения истребителей? Ведь в гражданском воздушном флоте ни штурманов, ни стрелков-радистов нет. Сообразив, что вопрос формирования авиаполка им до конца не продуман, Александр Евгеньевич для себя отметил, что разговор идёт с человеком, который прекрасно разбирается в лётных делах, что авиация для него понятие не отвлечённое. А ещё он подумал о том, что к этой встрече И. В. Сталин основательно готовился, продумал всё до мелочей.

Согласившись с его замечанием, Александр Евгеньевич предложил лётчиков брать из ГВФ, а штурманов и стрелков-радистов из частей ВВС. Компромиссное решение было найдено. Тут же в Кремль были вызваны начальник Управления ВВС РККА, Герой Советского Союза П. В. Рычагов и начальник Главного управления ГВФ, Герой Советского Союза В. С. Молоков. Введя их в курс дела, И. В. Сталин предложил всем троим приступить к формированию авиаполка.

Ему дали имя: Отдельный 212-й дальнебомбардировочный авиаполк. Местом его формирования был определён город Смоленск. Получив звание подполковника, А. Е. Голованов в феврале 1941 года вступил в командование авиаполком. Прежний оклад, более высокий в ГВФ, по предложению И. В. Сталина ему был сохранен, а экипаж в полном составе вместе с самолётом был передан в авиаполк. Талантливому лётчику понадобилось всего несколько дней, чтобы овладеть техникой пилотирования бомбардировщика Ил-4.

Сформированные 60 экипажей трудились не покладая рук. Гул авиационных моторов на аэродроме не умолкал ни днем, ни ничью. Главным в лётной подготовке личного состава стало учиться летать ночью и в любую погоду. Свой опыт полётов в облаках, сложных метеоусловиях и ночью А. Е. Голованов, практически не вылезая из кабины самолёта, успел передать многим лётчикам. Его решением в авиаполку была отменена даже строевая подготовка. Люди трудились по 12 часов в сутки. В таком напряжённом ритме авиаполк и застала война. Не завершив на одну треть обучение, экипажи вступили в бой. В первый боевой вылет полк вёл лично его командир. Он водил экипажи на уничтожение прорвавшихся танковых колон и механизированных групп в район Минска, Бреста, Гродно, Барановичей. Были потери, но значительно меньшие, чем в других дальнебомбардировочных частях. Именно на этой должности в полной мере ярко проявилось командирское дарование А. Е. Голованова.

Его организаторские способности при формировании и обучении личного состава авиаполка, а также его умелое руководство боевой работой в первые месяцы войны не остались незамеченными Верховным Главнокомандующим. В это тяжелейшее время наиболее подготовленные экипажи дальнебомбардировочной авиации по его указанию совершали налёты на Берлин. В них принимала, вооружённая самолётами ТБ-7, ЕР-2 и Ил-4, 81-я авиадивизия. Первые её полёты на столицу фашистской Германии выявили ряд серьёзных недостатков. Верховный решил снять командира авиадивизии, Героя Советского Союза генерала М. В. Водопьянова, а на его место поставить А. Е. Голованова.

Его вновь вызвали в Кремль. И. В. Сталин был краток: «Вот что: у нас есть дивизия, которая летает на Берлин. Командует этой дивизией Водопьянов; что-то у него не ладится. Мы решили назначить вас на эту дивизию. Быстрее вступайте в командование. До свидания».

С 17 августа, не провоевав в должности командира авиаполка и двух месяцев, Александр Евгеньевич вступил в командование соединением. В день назначения на эту должность ему было присвоено звание полковника. Укрепляя авиадивизию опытными экипажами, он добился согласия Ставки Верховного Главнокомандования о передаче в дивизию личного состава 212-го дбап. И вновь главная задача – обучать лётные экипажи полётам с применением средств радионавигации. Под его руководством авиадивизия продолжила полёты с целью нанесения бомбардировочных ударов по стратегическим объектам противника, в том числе и по самой Германии. Особенно эффективно работали полки по железнодорожным узлам и станциям. Её экипажи умело наносили удары по немецко-фашистским войскам не только в тактической глубине, но и по его переднему краю, в процессе битвы за Москву. И это не осталось незамеченным И. В. Сталиным. 25 октября 1941 года А. Е. Голованову было присвоено звание генерал-майора авиации. А 30 ноября 1941 года постановлением ГКО авиадивизия была подчинена Ставке и получила новое имя – 3-я авиадивизия дальнего действия. Руководить ею стал лично И. В. Сталин.

Отстояв столицу, советский народ и его Красная Армия получили относительную передышку. Анализируя создавшуюся обстановку на фронтах и выявившиеся в ходе боёв недостатки в структурном построении родов и видов Вооруженных Сил, Верховный Главнокомандующий всё больше и больше приходил к выводу о необходимости сосредоточения дальнебомбардировочной авиации страны в одних руках. К концу февраля 1942 года это его мнение окончательно созрело. Замысел сводился к тому, чтобы изъять ДБА из состава ВВС и подчинить её непосредственно Ставке. При этом ДБА меняла своё название на Авиацию дальнего действия (АДД). Кому доверить командование этим родом авиации у И. В. Сталина сомнений не было. Им должен стать генерал А. Е. Голованов. Вполне возможно, эту проблему Верховный обдумывал давно и с этой целью назначил А. Е. Голованова командиром 81-й авиадивизии.

Своими мыслями о создании нового рода войск И. В. Сталин поделился с А. Е. Головановым, когда тот с очередным докладом прибыл в Ставку. Интересным было окончание этого разговора. Александр Евгеньевич вспоминал: «Будет издано специальное постановление о создании АДД, – сказал Сталин, – в составлении его и вы примете участие. Что же касается специальных авиационных вопросов, то вы по ним и внесёте свои предложения.

– Тогда разрешите мне встретиться с лицом, которое встанет во главе этого дела. Я доложу ему все соображения, которые у меня имеются, и, если он будет согласен, внесём вам на утверждение.

– А мы с этим лицом и ведём сейчас разговоры, – услышал я ответ.

– Вы имеете в виду меня, товарищ Сталин?! – изумившись, спросил я.

– Да, именно вас».

Когда А. Е. Голованов попросил разрешения подумать, Верховный заметил: «Мы за вас подумали, и время на это вам тратить нечего». Вопрос о командующем АДД был решён. 3 марта в Кремль на имя И. В. Сталина ушёл следующий документ: «Представляю материал о боевой работе 3-й авиадивизии за февраль 1942 года и проект организации Авиации дальнего действия при ставке Верховного Главнокомандования. Генерал-майор авиации Голованов». Познакомившись с содержанием проекта, Верховный Главнокомандующий вычеркнул слово «при», а затем, при очередной встрече, пояснил, что АДД будет являться организацией Ставки, не при Ставке, что создаётся новый род войск, непосредственно подчиненный Ставке.

А 29 марта 1942 года И. В. Сталин и Б. М. Шапошников подписали приказ: «Назначить генерал-майора авиации Голованова А. Е. с 24 февраля 1942 года командующим Авиацией дальнего действия Ставки Верховного Главнокомандования». Основополагающим документом о создании АДД стало постановление ГКО от 5 марта этого же года. Так, ровно за год, бывший рядовой лётчик гражданского воздушного флота, пройдя практику командования авиаполком и авиадивизией, возглавил новый род военной авиации. За этот период времени он вырос от подполковника до генерала.

Руководство Авиацией дальнего действия

Перед А. Е. Головановым открылись широкие возможности. Вместе с тем, на его долю выпала нелёгкая задача. Предстояло в сжатые сроки создать новый по форме и содержанию род авиации. И это в условиях непрекращающейся ни на день боевой работы. Что же касается ответственности, то её могло хватить на троих. Но он был не робкого десятка. Но отвечать приходилось ни перед кем нибудь, а перед своим непосредственным начальником, а им являлся Верховный Главнокомандующий. Сам Александр Евгеньевич отмечал: «… у меня не было каких-либо других руководителей, кроме него…ибо всё, что делалось АДД, исходило непосредственно от него». Работать с И. В. Сталиным было трудно, но это для тех, кто плохо исполнял свои обязанности, боялся высказать свою точку зрения, кто стремился приукрасить сделанное или скрыть правду. Тот же, кто попадался на лжи, лишался должности. Обо всём этом А. Е. Голованов знал не понаслышке. Многие сцены подобного рода ему иногда, бывая в кремлёвском кабинете вождя или в Ставке, приходилось наблюдать лично.

В должности командующего АДД ярко раскрылся организаторский талант А. Е. Голованова. Он руководил ею до конца войны. Правда, с декабря 1944 года она изменила подчинённость и вывеску – решением Ставки её вернули в ВВС, и она стала называться 18-й воздушной армией. Однако суть её не изменилась, она по-прежнему продолжала оставаться ударной силой это вида Вооружённых Сил СССР. А вот в плане подчинённости изменения произошли кардинальные. С 5 марта 1942 года по 6 декабря 1944 года АДД командовал А. А. Голованов, а её боевой работой руководил И. В. Сталин. С декабря 18-й армией продолжал командовать тот же А. Е. Голованов, но теперь прямым начальником его стал А. А. Новиков. Нет сомнения, что для Александра Евгеньевича эта реальность стала не из приятных.

Всю войну, не имея военного образования, А. Е. Голованов учился. Не в классах академии, а у более опытных военачальников. Первым, у кого набирался уму-разуму, был Верховный Главнокомандующий. И. В. Сталин тоже не имел военного образования, но его природный ум, дар предвидения, умение из массы проблем выделять главное и этому главному подчинять всё и всех, феноменальная память и удивительная работоспособность сделали из него к весне 1942 года настоящего полководца.

Особенно импонировал командующему АДД стиль работы Верховного: его тактичность, забота о тех, кто был в его непосредственном подчинении, абсолютный контроль за исполнением даваемых поручений, требовательность не только к другим, но и к себе, удивительная способность находить слабые места в любом деле, умение немедленно, без раскачки приступать к выполнению принятого решения, всемерная поддержка всего нового. Многое перенял Александр Евгеньевич из стиля работы И. В. Сталина, руководя боевой работой АДД и общаясь с подчинёнными.

Многое в деле организации боевой работы А. Е. Голованов перенял у таких военачальников, как Б. Н. Шапошников, Г. К. Жуков, А. М. Василевский, А. В. Хрулёв, Н. Н. Воронов. Но особенно благоволил он к К. К. Рокоссовскому. В этом одарённом полководце ему больше всего импонировало умение Константина Константиновича отстаивать свою точку зрения. Следует сказать и о том, что А. Е. Голованов никогда не пренебрегал опытом своих подчинённых. А под его началом трудились офицеры и генералы, имевшие в деле организации боевой работы большую практику.

Если попробовать выделить чисто «головановский» стиль работы, то, пожалуй, следует сказать о его общении с личным составом. Мне довелось встречаться со многими ветеранами АДД. Это число превышает сотни человек. Если же говорить о переписке, то это тысячи адресов. Редко кто из них не вспоминал о поистине необыкновенных встречах командующего с рядовым лётным и техническим составом. Прилетал А. Е. Голованов обычно с небольшой группой работников штаба. На аэродроме устанавливали несколько столов, покрытых скатертью, люди садились на траву. Здесь же командование авиаполка. Командующий делал небольшой обзор текущего момента, говорил о предстоящих задачах, а затем предлагал задавать вопросы, высказывать свои просьбы. И тут начиналось. Один жалуется на то, что совершил столько-то полётов, а начальство не представляет его к наградам, другой говорит о затерявшейся награде, третий возмущается, что ему задерживают воинское звание.

Обладая сам незаурядными организаторскими способностями, высокой работоспособностью, целеустремлённостью и волей, А. Е. Голованов творчески анализировал приобретённый опыт и успешно руководил жизнью и деятельностью частей и соединений АДД. Под его руководством АДД успешно решала боевые задачи. Получив от И. В. Сталина очередное задание, он вместе со своим штабом досконально продумывал все детали его наиболее эффективного исполнения, принимал окончательное решение и с завидной настойчивостью воплощал его в жизнь. А даваемые Ставкой задания носили разносторонний характер. Главным в боевой работе было нанесение бомбардировочных ударов по различным целям противника: столицам и военно-промышленным центрам (Берлин, Будапешт, Варшава, Бухарест, Данциг, Кенигсберг, Штеттин); по войскам, складам, штабам и сооружениям военного характера, расположенным в тактической глубине; аэродромам, железнодорожным объектам и морским целям; по переднему краю войск на рубежах обороны.

Помимо бомбардировочных ударов некоторые части и соединения АДД привлекались к выполнению специальных заданий. Это оказание помощи партизанским отрядам и воинским формированиям Югославии, Польши и Словакии. Это обеспечение оружием и боеприпасами партизан России, Украины, Белоруссии, Крыма и прибалтийских республик. Это доставка в глубокий тыл противника разведывательно-диверсионных групп. Следует также выделить работу оперативных групп АДД в 1942 – 1944 годах в деле обеспечения проводки караванов союзников, доставляющих в Мурманск и Архангельск военные грузы. Наконец, это огромная транспортная работа в интересах наступающих фронтов. Особняком в деле разносторонности выполняемых Авиацией дальнего действия боевых заданий стоит беспрецедентный полёт экипажа Э. К. Пусэпа на советском бомбардировщике ТБ-7 в Лондон и Вашингтон для участия наркома иностранных дел В. М. Молотова в переговорах с лидерами Великобритании и США по вопросу открытия Второго фронта. Этот полёт лично готовил командующий АДД. Он лично готовил и отвечал за доставку членов советской делегации во главе с И. В. Сталиным в Тегеран в конце осени 1943 года.

Части и соединения АДД по указанию И. В. Сталина, словно пожарная команда, перебрасывались с одного стратегического направления на другое. Они действовали на всех фронтах от Баренцева до Чёрного моря. Сегодня, она работает на одном, а через несколько дней на другом фронте. Не было ни одного из них, где бы не побывал А. Е. Голованов. Встреча с командующим фронтом, работниками штаба, уяснение предстоящей задачи и выработка собственного решения на участие АДД в предстоящем сражении. Весь период войны АДД действовала практически ежедневно, без оперативных пауз, применялась массированно. Всё это требовало от командующего предельного напряжения физических и моральных сил.

Осуществляя руководство боевыми действиями АДД, он работал на износ, бывало, сутками не спал. Однажды, ещё в период битвы за Москву, когда авиадивизия вела боевую работу круглые сутки и личный состав, как и сам комдив, валился с ног, Александра Евгеньевича вызвали в Ставку. Получая очередное задание, он зашатался, его подхватили Г. М. Маленков и Б. М. Шапошников и усадили на стул. И. В. Сталин налил ему стакан спиртного и спросил, когда он спал. Ответить на этот вопрос А. Е. Голованов не смог, так как сам не помнил, кода спал в последний раз.

В июне 1944 года, в период подготовки частей АДД к проведению Белорусской операции, А. Е. Голованов работал с командованием авиакорпуса всю ночь до самого утра. Кода прилёг отдохнуть, почувствовал остановку сердца. 13 июня И. В. Сталин получил от Н. С. Скрипко следующую телеграмму: «Доношу, что маршал авиации Голованов 28 апреля тяжело заболел. В течение 11 июня было два сердечных приступа. В данное время находится в госпитале города Житомира. По заключению профессоров Кремлёвской больницы товарищей Когана, Хетагурова и Фукс он может быть перевезён для лечения в Кремлёвскую больницу только через сутки-двое. В связи с тяжёлым состоянием командующего, прошу: 1. Вашего приказания товарищу Голованову полностью подчиниться врачам. 2. Прибыть ему для лечения в Кремлёвскую больницу».

Большая ответственность лежала на плечах командующего, особенно при выполнении бомбардировочных ударов по переднему краю противника. В этом деле, дабы не ударить по своим, нужна была ювелирная штурманская точность каждого экипажа. Этих неприятностей АДД в период войны с Германией удалось избежать. По мнению маршала авиации Н. С. Скрипко, бывшего всю войну первым заместителем командующего АДД, к выполнению боевых задач А. Е. Голованов подходил смело и творчески, он с честью справился с возложенными на него Верховным Главнокомандующим ответственными обязанностями.

Искусству грамотно воевать, без неоправданных потерь, А. Е. Голованов уделял первостепенное внимание. Он считал, что в основе успешного выполнения любого задания лежит профессиональная и тактическая грамотность личного состава. Главное в учёбе – обучение экипажей полётам в сложных метеорологических и ночных условиях. После создания АДД её экипажи летали только ночью. Командующий добился от Ставки передачи из ВВС в его ведение нескольких авиационных школ. Подготовленные в них экипажи вливались в авиаполки, где по особой программе под руководством опытных лётчиков вводились в строй.

Особое внимание А. Е. Голованов уделял вопросу укрепления частей опытными кадрами. Многие лётчики гражданского воздушного флота по его просьбам и настоянию переводились в АДД. Когда же с августа 1943 года ГВФ в полном составе влился в Авиацию дальнего действия, Александр Евгеньевич получил возможность распоряжаться этими кадрами по своему усмотрению. Он добился от И. В. Сталина разрешения не задерживать в местах проверок перешедших линию фронта членов экипажей после того, как они были сбиты над оккупированной противником территорией. Они вновь возвращались в свои части, проходили там проверку и снова поднимались во фронтовое небо. Несколько раз он осмеливался просить Верховного об освобождении под свою ответственность лётчиков, отбывающих сроки наказания. Сталинский лозунг – «кадры решают всё» – по отношению к АДД использовался в полной мере.

Не менее важной заботой командующего было обеспечение авиаполков материальной частью, как отечественного, так и зарубежного производства. Всю войну АДД пополнялась новыми самолётами. Приняв АДД с самолётным парком в количестве 341, он к концу войны довёл их численность до1200 единиц. На этой основе повышались возможности АДД. Наращивание самолётного парка и возросшая подготовка в авиационных школах новых экипажей позволяла совершенствовать организационную структуру АДД. Так, созданная 5 марта 1942 года на дивизионной основе, она через год была переведена на корпусную систему. К августу 1943 года в АДД было восемь авиационных корпусов и две отдельные авиадивизии. Все кадровые и организационные мероприятия позволили частям и соединениям Авиации дальнего действия вести активную и достаточно эффективную боевую деятельность. За весь период Великой Отечественной войны она совершила 219 788 самолётовылетов, сбросила на фашистские объекты и войска 2 млн. 266 тыс. тонн бомб.

Окончание следует

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments