wlad (wlad_ladygin) wrote in mil_history,
wlad
wlad_ladygin
mil_history

161. Что было, то было. Дела заполярные… ребусы первого боевого вылета

Оригинал взят у wlad_ladygin в 161. Что было, то было. Дела заполярные… ребусы первого боевого вылета

Продолжение

С вами когда-нибудь случалось такое: вы сделали все, чтобы, наконец, завершить работу и осталось лишь самое простое, например, «нажать кнопку». А вам в ответ: «Ошибка! Ваш пост слишком большой!» Ничего проще - взять его и разбить на две части. Что в принципе и делаю, но… не покидает чувство… не спеши…ведь по этому поводу есть еще что-то и ты об этом когда-то знал… Приступая ко второй части поста и под давлением этого внутреннего диалога самим собой, обнаруживаю нечто…

Как известно в оперативную группу «Север-1» входили по 10 экипажей из 42-го и 455-го авиаполков 36-ой авиадивизии дальнего действия, и группа базировалась в одном месте – аэродром Ваенга-1. А осенью 1942 года оперативная группа 36-ой ап ДД была разбита на две части: экипажи 42-го ап ДД базировались на аэродроме Ваенга, а экипажи 455-го ап ДД на аэродроме Африканда.

Есть два исторических документа, назову их для краткости так: «История 36-ой ад ДД» и «История 30 БАП». В подлинности этих документов у меня нет сомнений, хотя оперирую их копиями из архива Сергиенко. Кстати «История 36-ой ад ДД» чуть ли ни в слово в слово легла в раздел о ВОВ в книге «Крылатая гвардия» белорусского журналиста Николая Левченко из Быхова, которая посвящена 57-ой Краснознаменной Смоленской морской ракетоносной авиадивизии, наследницы 36-ой ад ДД.

Но сначала все же завершу начатый пост.

Бабенко А., командир 42-го ап ДД:

Аэродром Ваенга-1, с которого нам пришлось работать, представлял собой длинную грунтовую полосу, расположенную с запада на восток. Ширина ее в восточной части не более 100 метров, а от западного конца ее под углом 400 — 450 шла в северо-восточном направлении еще полоса, с которой истребители взлетали по тревоге. Длина основной полосы обеспечивала безопасность взлета и посадки самолета Ил-4. Взлеты и посадки осуществлялись главным образом с восточным курсом. Западная и южная стороны ограничивались глубоким оврагом, за которым возвышались сопки. При взлете с восточным курсом, после отрыва самолета от земли и при выдерживании его над землей, а затем при переходе к набору высоты, приходилось уклоняться влево, ввиду того, что в непосредственной близости от взлетной полосы была сопка. Она как бы огибала ее восточный конец с южной и восточной стороны. Высота этой сопки в направлении с юга на север уменьшалась, поэтому незначительное уклонение самолета влево гарантировало безопасность.

На аэродроме Ваенга-1 в то время нельзя было разместить все самолеты на необходимом удалении от линии взлета и посадки. Несколько самолетов стояли в непосредственной близости от взлетно-посадочной полосы (ВПП). При самом незначительном отклонении на взлете в одну из сторон грозило столкновением.

Объектами бомбардирования полка были аэродромы Луостари, Киркенес, Лаксельвен, Хибухтен. Кроме этого экипажи полка блокировали морские базы в северной Норвегии методом постановки мин в местах стоянок немецкого линейного крейсера «Тирпиц».

В одном из первых полетов в Заполярье вести группу самолетов полка было поручено мне и штурману полка Н.В. Червякову. Нам предстояло нанести бомбовый удар по аэродрому Лаксельвен, расположенному в северной Норвегии, на котором базировались немецкие бомбардировщики.

В Финляндии и Норвегии на побережье Баренцева моря базировалась истребительная авиация немцев.

Наш полет к цели и обратно должен проходить в дневных условиях без истребителей сопровождения. Поэтому маршрут полета должен пролегать над Баренцевым морем на удалении от аэродромов противника, превышающем радиус действия истребителей. При такой прокладке маршрута боевые порядки наших бомбардировщиков не могли быть атакованы истребителями противника.

По прогнозу погода должна быть хорошей.

Крылов А., штурман 455-го ап ДД, автор книги «Дальними маршрутами»:

Через сутки мы вылетели на задание. Большинство из нас впервые в Заполярье, без какого-либо опыта действий в горных условиях и над морем. Поэтому-то экипажи более тщательно изучали характеристику района действий в навигационном отношении: методы самолетовождения по маршруту, условия ориентировки, климатические особенности района.

Маршрут к цели был избран сложный, но, по мнению всех, достаточно скрытый от противника. На бреющем полете мы должны лететь более двух часов над морем, преднамеренно уклоняясь все дальше и дальше от береговой черты. По истечении расчетного времени звенья резко разворачиваются влево и с южным курсом устремляются к берегу на цель — аэродром Лаксельвен, который расположен в 65 километрах от моря.

Нашу группу ведет майор Головатенко. В штурманской кабине — капитан Гончаренко. Люди опытные, но вот сейчас оба несколько волнуются. И есть из-за чего. Они впервые в своей летной практике выполняют полет в условиях Заполярья над водами Баренцева моря. Как-то пройдет этот полет? Удастся ли в горах отыскать аэродром?

Но волнения были напрасными. Полет бомбардировщиков проходил нормально. В боевом порядке шли опытнейшие летчики Кибардин, Уромов, Малышев, Шатунов, Завалинич, Федоров, Белоусов, Бабичев и другие. До этого они много раз бомбили объекты врага под Вильно и Двинском, Минском и Смоленском, Ленинградом и Москвой, уничтожая его живую силу и технику. Я лечу на это задание в экипаже Сергея Карымова.

Внизу широко раскинулось море. Играли волны, покрытые седыми космами гребешков... И вот по команде штурмана Гончаренко командир группы развернул самолет и лег на новый курс. Летчики, идущие сзади, быстро повторили маневр, казалось, еще увереннее повели свои машины: ведь впереди гнездо фашистских стервятников, которое любой ценой надо уничтожить.

Я развернул карту крупного масштаба, стал сличать ее с пролетаемой местностью. Впереди и справа большой залив — фиорд, в центре его — каменистый остров. Слева — обрывистый берег, а чуть подальше в глубине материка красовались две остроконечные сопки. Все это было изображено и на карте. Значит, группа следует точно по заданной линии пути.

А еще через несколько минут впереди отчетливо показался горный хребет, а посредине его — глубокая и очень характерная седловина. Это один из опорных ориентиров в районе цели, уцепившись за который можно точно выйти на аэродром. Поэтому-то капитан Гончаренко, доворачивая свой самолет чуть влево, старается направить всю группу в эту точку.

По команде Головатенко все звенья приняли боевой порядок для бомбометания. Через минуту-другую за хребтом показался поселок Лаксельвен, а потом и вся площадь аэродрома. На его западной и южной окраине отчетливо видны самолетные стоянки, на которых плотными рядами стояли «юнкерсы». Стояли они группами по шесть — девять машин без маскировки и рассредоточения, а также и без прикрытия зенитной артиллерии. Было видно: гитлеровцы совсем не ожидали нас.

Прильнув к прицелу, капитан Гончаренко следил за тем, чтобы как можно точней прицелиться и сбросить бомбы на стоянки. В окуляре хорошо видны бомбардировщики с крестами на плоскостях, фюзеляже. Их-то и надо было стукнуть, покрепче. И штурман командует:

— Вправо три!

Тотчас же Головатенко довернул самолет на три градуса. То же самое сделали и ведомые самолеты, звенья. В кабине Головатенко загорелась белая сигнальная лампочка. Это последовал приказ штурмана: «Держать так!»

Замерли в напряжении руки летчика, стиснувшие штурвал. И вскоре с ведущего и со всех других самолетов группы полетели к земле и ротативно-рассеивающие авиабомбы, и бомбы с держателей внутренней подвески. Было видно, что небольшую долину потрясла серия возникающих почти мгновенно один за другим мощных взрывов. На летное поле, на стоянки падали бомбы.

Как только наши звенья, замыкающие боевой порядок, отбомбились, на аэродром противника вышла группа бомбардировщиков 42-го полка, которую вел майор Бабенко. Ведомыми шли летчики Бирюков, Баукин, Уржунцев, Смирнов и другие. И с новой силой на стоянках и летном поле замелькали огненные вспышки взрывающихся бомб.

Так был совершен наш первый полет в условиях северных широт. Его результаты превысили всякие ожидания. На следующий день в полк пришла выписка из разведсводки разведуправления. В ней говорилось следующее: «По данным закордонной агентуры установлено, что в один из крупных налетов русских самолетов на Лаксельвен на аэродроме было уничтожено 60 самолетов, убито большое количество немецких солдат и офицеров, причинены большие разрушения постройкам на аэродроме».

Бабенко А., командир 42-го ап ДД:

В назначенное время все самолеты взлетели, заняли свои места в строю и взяли курс на север. Над Баренцевым морем, достигнув расчетной точки разворота, самолеты пошли с западным курсом на определенном удалении от береговой черты.

На маршруте на пересекающихся курсах на одной с нами высоте мы наблюдали группу немецких бомбардировщиков, идущих в северо-западном направлении.

Через некоторое время наша группа развернулась и пошла в южном направлении к заданной цели. Вскоре мы увидели далеко врезавшийся в сушу Порсангер-фьорда.

Далее наш маршрут проходил над заливом. Аэродром Лаксельвен, который нам предстояло бомбардировать, находился на южном берегу Порсангер-фьорда.

При подходе к цели слева мы наблюдали облака.

Бомбовый удар был нанесен схода с высоты 7000 метров. Ведомые свой груз сбросили по ведущему в девятках. После сбрасывания бомб в процессе нашего разворота влево и выхода на заданный курс обратного маршрута в воздухе появились истребители. Воздушные стрелки-радисты и воздушные стрелки бомбардировщиков отразили их первые атаки. Для противника наш налет был неожиданным, до нашего налета его в этом районе никто не беспокоил.

Облака, находившиеся левее нашего маршрута при заходе на цель, теперь оказались впереди нас в непосредственной близости и намного выше нашего полета. В конце разворота на 180о наш строй вошел в облака. Скоротечный воздушный бой прекратился.

Вызывало беспокойство вхождение в облака группы самолетов при соблюдении строя. Ранее летать строем в облаках не приходилось. Была дана команда экипажам держать дистанцию и сохранять положение своего самолета в пространстве по впереди идущему. В этом полете участвовали летчики Баукин, Лапс, Васильев, Уржунцев и другие.

Находясь над Баренцевым морем, мы попытались выйти из облаков пологим снижением.

Уходя от цели и берега в северном направлении наш строй самолетов попал в район неблагоприятной погоды. Нам пришлось встретиться с сильным снегопадом, дождем, мелким градом и многослойной мощной облачностью.

Над Баренцевым морем на определенном удалении от берега в многослойных облаках мы сделали разворот вправо и взяли восточный курс. На высоте 2500-3000 метров вышли из облачности. Под нами и на много ниже нашего полета был еще слой сплошных облаков. Водная поверхность моря не просматривалась. Через некоторое время полета облака остались позади, и мы увидели водную поверхность. Видимость была хорошей, небо безоблачное. Вскоре стала просматриваться береговая черта. Разворот для выхода на аэродром нами был сделан несколько позже, т. е. восточнее предусмотренного.

С южным курсом мы вышли на берег Кольского полуострова северо-восточнее аэродрома Ваенга-1.

Во время разворота вправо на курсе следования к аэродрому посадки непосредственно у береговой черты самолет летчика Васильев со штурманом Прокофьевым отделился от строя и с южным курсом пошел на снижение. Правый мотор сильно дымил. Все самолеты кроме Васильева находились в строю и взяли курс на аэродром. Через несколько минут мы произвели посадку.

Об одиссеи экипажа Васильева я писал в предыдущих постах: 158. и 159.

А теперь вернемся к неожиданно обнаруженному несоответствию воспоминаний непосредственных участников этого первого и весьма удачного боевого вылета и документов по этому поводу.

Из «Хроник»:

27 мая: В 20.17 шесть ДБ-Зф с высоты 3000 м бомбардировали аэродром Лаксельвен (Банак); наблюдался разрыв бомб на летном поле; самолеты были обстреляны зенитной артиллерией. Один ДБ-Зф сделал вынужденную посадку в районе мыса Черный. В 22.30 8 ДБ-Зф, летавшие на бомбовый удар по Лаксельвен (Банак), из-за низкой облачности вернулись с бомбами.

То, что 8 Дб-3ф вернулись назад с бомбами меня, видать, и насторожило. Удачный боевой вылет, когда 60 вражеских самолетов были уничтожены за раз, обязательно должен отразиться документально.

Что об этом сказано в «Истории 36-ой ад ДД?

Из «Истории 36-ой ад ДД»:

7 октября группа из 455-го и 42-го АП совершила совместный полет на аэродром Лаксельвен. Несмотря на все трудности, оперативная группа нанесла ощутимые потери противнику: уничтожено 60 самолетов, аэродромные сооружения, много живой силы и техники противника.

В этом полете отличились мастера бомбовых ударов экипажи Колягина, Прокофьева, Васильева, Дедюхина, Рыжкова, Павленко, Платонова, Помазана, Лапса, Акимова и других.

Военный Совет Северного флота тогда признало, что личный состав оперативной группы соединения Дрянина показал себя организованным, спаянным коллективом и с поставленной задачей справился отлично. За отличные боевые действия всему личному составу оперативной группы объявлена благодарность.

А теперь заглянем в «Историю 30 БАП», а это история как раз 455 ап ДД?

Из «Истории 30 БАП»:

7 октября: В ночь с 6 на 7-е самолеты 36-й авиадивизии наносили бомбовые удары по аэродромам и другим объектам противника: 6 ДБ-ЗФ бомбили аэродром Кеми, сбросив с высоты 3000—4200 м 44 бомбы ФАБ-100, 22 ЗАБ-50 и 5 РРАБ-3; наблюдались разрывы бомб на окраинах летного поля и на аэродроме; вызвано было 5 пожаров и 3 сильных взрыва. 2 ДБ-ЗФ бомбили аэродром Кемиярви, где с высоты 2900—3500 м сбросили 14 бомб ФАБ-100, 4 ЗАБ-50 и 2 РРАБ-3; наблюдались разрывы и 3 пожара на окраине аэродрома. 1 ДБ-ЗФ сбросил 10 бомб ФАБ-100 на город Кеми; наблюдались два пожара. 1 ДБ-ЗФ бомбил железнодорожную станцию Куолаярви, сбросив на нее 7 бомб ФАБ-100 и 1 РРАБ-3; наблюдался сильный взрыв на площади станции. Во всех случаях налеты самолетов безрезультатно отражались зенитной артиллерией противника.

В периоды с 23.5 по 1.6.42 года и с 14.9. по 14.10.42 г. 455 ап ДД выделял оперативные группы на Дальний Север...

Первый раз оперативная группа базировалась на аэродроме Ваенга /район Мурманска/. Откуда произведено 32 дневных полета на бомбардирование аэродрома Лаксельвен, а также базы морских судов и подводных лодок в портах: Гамвин, Варде и гавани Гаммерфест. В результате успешных налетов на аэродроме Лаксельвен уничтожено до 16 самолетов противника и создано много пожаров.

В заливах северных берегов Норвегии повреждено 2 морских судна, при полете на бомбардирование портов в Норвегии экипажам впервые пришлось выполнять полет на сухопутной авиации над морем продолжительностью до 5-6 часов, одновременно в сложных метеоусловиях, несмотря на все затруднения поставленная задача была выполнена.

Вторично оперативная группа полка базировалась на аэродроме Африканда, откуда произведено 131 самолетовылетов ночью на бомбардирование аэродромов: Лаксельвен, Алакуртти, Кемиярви, Рованиеми, Кеми и другие. Выполнение поставленных задач опе­ративной группе пришлось вести в сложных метеоусловиях, делая в ночь по 2-3 полк - вылета и, несмотря на тяжелые условия полетов, группа нанесла врагу большие потери.

По агентурным данным только на аэродроме Лаксельвен в октябре   месяце 1942 года совместно с 42 ап ДД уничтожено 60 немецких самолетов, убито большое количество солдат и летчике причинены большие разрушения постройкам на аэродроме...


Не соответствие уже стало проглядываться в постах за №№ 156 и 157. Правда этого никто не заметил… увы и автор в том числе…

Пост 156. Из Истории 28-го БАП (42-го ап ДД): « С 15 сентября по 12 октября 1942 г. впервые в условиях полярной ночи полк произвел успешно 139 боевых вылетов по аэродромам Лаксельвен, Луостари, Хебугтен… Агентурными данными установлено, что только на одном аэродроме Лаксельвен налетами наших самолетов уничтожено до 60 самолетов противника, разрушен ангар и аэродромные сооружения, убито и ранено большое количество летно-технического состава врага».

Пост 157. Из воспоминаний Уржунцева: « В мае 1942 года в составе девятки нашей части был произведен налет на аэродром, вернее на авиационную базу немцев Лаксельвен . Налет был произведен внезапно и очень результативно, по агентурным данным было уничтожено и выведено из строя до 65 самолетов противника.»

И как видит читающий, непосредственные участники утверждают, что налет на Лаксельвен, когда были уничтожены до 60 вражеских самолетов на аэродроме, случился в мае 1942 года. И это был первый и внезапный налет, а «Истории» 36 ад, 30 БАП и 28 БАП настаивают, что это случилось в октябре 1942 года. А «Хроника» вообще ни на чем таком «не настаивает», у нее своя фактура… Но факт то имеет место!

Продолжение следует.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments