wlad (wlad_ladygin) wrote in mil_history,
wlad
wlad_ladygin
mil_history

Categories:

151. Что было, то было... война с самураями продолжается...

Оригинал взят у wlad_ladygin в 151. Что было, то было... война с самураями продолжается...

      Продолжение

Прежде чем перейти к «цитированию» историка Сергиенко по поводу участия 19-го БАК в Советско-Японской войне 1945 года, приведу две выдержки из воспоминаний значимых участников тех событий — начальника штаба 19 БАК полковника Турчина И.П. и начальника связи и РНО (радионавигационного обеспечения) подполковника Ушахина А.П.

Чем любопытна их информация и информация из предыдущих трех постов?

Во-первых, можно заметить, в каком состоянии была дальняя бомбардировочная авиация на Дальнем Востоке, перед началом подготовки к войне с Японией в начале 1945 года. Как выясняется — это уровень 1941 года. Можно констатировать, что материально-техническая составляющая и личный состав частей корпуса количественно для войны с Японией были быстро приведены до уровня текущего момента.

Во-вторых, мы видим, какими методами, с какими усилиями и в какой обстановке передавался боевой опыт личному составу боле опытных, «прожженных в горниле войны»,   менее опытным, «не нюхавших еще пороха». Но как всегда, при всех положительных составляющих, не хватало времени. Самолетов было в избытке, летный и технический состав был укомплектован по штату, а вот настоящего боевого опыта не было. На это надо было время. Если штаб 8-го авиакорпуса на Дальний Восток прибыл 23 февраля, а боевые действия начались 9 августа, то на решение задачи — довести вверенные части до уровня 18 ВА образца победного 45-го — отводилось всего полгода.

Из предыдущих трех постов и на материале этого складывается впечатление, что первоначально предполагалось обойтись собственными силами, но в июле было принято решение привлечь испытанные в боях экипажи и для ускоренной передачи боевого опыта, и для укрепления личного состава полков.

Это можно было сделать гораздо раньше, так как после Победы, как вспоминает мой отец, они-технари целый месяц «гоняли балду». Если технари не были задействованы, то и полетов не было.

Надо заметить, когда АДД была преобразована в 18 ВА в самом конце 1944 года, то в ее состав вошли только 4 гвардейские авиакорпуса, расширенные частями остальных четырех, но не гвардейских. И любопытно, что для укрепления авиаполков 19-го авиакорпуса были использованы экипажи также не гвардейских полков — 108 и 109 БАП, но это были 20 экипажей — одни из опытнейших в этих полках, выполнивших за войну далеко за сотню боевых вылетов.

Штаб 8 АК перебазировался на Дальний Восток совместно с 18 отдельным батальоном связи. Добирались до места назначения по железной дороге. Радиосвязь и радионавигация для АДД имели главенствующее значение и доводка этой технической составляющей до стандарта 18 ВА текущего момента проходило одновременно и в комплексе со всеми мероприятиями, организованными командованием 19-го АК.

Формально 19 АК был в подчинении 18 ВА, но фактически в условиях Дальнего Востока при разгроме армии японцев 19-ым АК распоряжалась 9 ВА. Но на основании предлагаемого материала можно четко разграничить роль 18 и 9 ВА в участии 19 АК в Советско-Японской войне. 18-ой ВА отводилась роль формирования, а 9-ой ВА роль в использовании 19-го АК. По крайней мере 18 ВА со своей задачей практически справилась, что касается 9 ВА, то тут есть вопросы... но это уж в следующем посте.

И так слово генерал-лейтенанту авиации Турчину Ивану Павловичу:

Турчин

Турчин И.П.

«...8-й авиакорпус действовал на Прибалтийском и Восточно-прусском направлениях. Мне пришлось сравнительно недолго обеспечивать управление его боевыми действиями, так как в январе 1945 года, когда близкий конец войны уже был очевиден, наш штаб авиакорпуса был направлен на Дальний Восток для подготовки к войне с японскими империалистами в Маньчжурии.

В феврале 1945 года я со штабом 8 авиакорпуса дальнего действия прибыл в г. Комсомольск на Амуре, где нас уже ждал вновь назначенный командир авиакорпуса генерал-лейтенант авиации Н. А. Волков, прибывший ранее. Предстояла нелегкая задача. Надо было в короткий срок перевооружить авиадивизии на новые самолеты и натренировать летный состав в длительных ночных полетах. И если с первой задачей мы справлялись довольно успешно, то с подготовкой летного состава было значительно труднее, особенно после того как 9 мая весь наш советский народ с огромным ликованием услышал по радио весть о победе над фашистской Германией. Дело в том, что весьма ограниченное время, каким мы располагали до начала военных действий, требовало напряженной летной подготовки - нужно было летать буквально день и ночь. Но о цели перевооружения на новые самолеты и о времени, которым мы располагали для подготовки к боевым действиям знало только командование авиакорпуса.

А руководящий состав авиаполков и дивизий вполне резонно рассуждал, что раз война кончилась, то можно дать уставшему личному составу и отдохнуть - спешить ведь незачем. Не имея возможности разъяснить командованию авиаполков и дивизий истинное положение, командованию корпуса приходилось, в основном, действовать приказами и жестким контролем их выполнения. Мы, конечно, знали, что нас втихомолку обвиняют в бездушии и в других смертных грехах. Но что было делать! Нельзя же было раскрыть им строжайшую военную и государственную тайну. Положение разъяснилось лишь в середине лета 45 года, когда авиакорпус был переброшен из района Хабаровск-Комсомольск в район Владивосток - Ворошилов (нынешний Уссурийск). Здесь уже не только руководящему составу, но и всему летному составу стало более менее ясно для чего нужна была такая спешка.

Боевые действия против Квантунской армии начались в ночь на 9 августа ударом нашего авиакорпуса по двум крупным административным центрам - Харбин и Чанчунь. С рассветом 9 августа наши войска перешли в наступление. И вот в результате стремительного и неотвратимого как ураган наступления войск и авиации наших 1-го, 2-го Дальневосточных и Забайкальского фронтов самая крупная группировка войск Японии - Квантунская армия, имевшая в своем составе более одного миллиона человек, пять тысяч орудий, около тысячи самолетов и более тысячи ста танков, была полностью разгромлена и прекратила свое существование. 2 сентября 1945 года Япония подписала акт о безоговорочной капитуляции.

Каково было превосходство нашей авиации над авиацией японцев можно показать хотя бы на таких примерах. Японское командования ни разу не смогло поднять свою авиацию для удара по нашим войскам или противодействия ударам нашей авиации. Противник был деморализован. В связи с этим у командования войсками фронта возникла идея захватить авиацию противника, базирующуюся на аэродромах в Корее и на Ляодунском полуострове, силами нашей авиации. Числа 20 или 21 августа я был вызван ночью в штаб воздушной армии и получил от начальника штаба армии задачу послать на аэродромы Хейдзио и Канко (нынешние Пхеньян и Хамхынг), расположенные в Северной Корее, по два дальних бомбардировщика. Экипажам произвести посадку на эти аэродромы, чтобы установить как на это будет реагировать командование находящихся на этих аэродромах авиачастей. Результаты доложить по радио немедленно после взлета с аэродромов противника. Для выполнения такой необычной боевой задачи в штаб авиакорпуса были вызваны четыре наиболее опытные экипажа.

Им было приказано с рассветом вылететь парами на указанные аэродромы, одному экипажу из каждой пары произвести посадку, а второму экипажу летать по кругу над аэродромом и, если японцы попытаются захватить севший самолет, то огнем бортового оружия прикрыть его взлет.

После посадки на японские аэродромы экипажи-разведчики сообщили, что японцы стоят на стоянках самолетов, попыток к захвату наших самолетов не предпринимают и даже на призывающий знак рукой нашего летчика отрицательно машут руками и к самолету не подходят.

Получив такие данные разведки, командование воздушной армии 23 августа послало на японские аэродромы нашу авиацию, которая захватила с воздуха аэродромы и пленила находившийся там летный и технический состав.

Через некоторое время в Корею на аэроузел Канко (теперь Хамхынг) перебазировался полностью наш тяжелый бомбардировочный авиакорпус, с которым и я находился в Северной Корее до вызова в высшую военную академию им. Ворошилова в феврале 1947 года.

После двухлетней учебы в этой академии я в течение семи лет в качестве старшего преподавателя передавал свои знания и опыт слушателям академии Генерального штаба, затем два года работал начальником штаба воздушной армии дальней авиации и, наконец, с 1957 года и до декабря 1968 года, то есть до окончания своей действительной службы в Советской Армии, работал заместителем начальника Военно-воздушной Краснознаменной ордена Кутузова академии имени Ю.А. Гагарина».

Теперь слово полковнику Ушахину Анатолию Петровичу:

Ушахин
Ушахин А.П.

Корпусом в то время командовал генерал Тупиков. Начальником штаба был полковник Турчин Иван Павлович. Недолго мне пришлось быть в 8 БАК . В конце января 1945 года штаб корпуса передал свои соединения в другие корпуса АДД и в месте с батальоном связи и РНО (Радионавигационное обеспечение) погрузился в ж/д эшелон и отбыл из г. Лида на Дальний Восток .

23 февраля мы прибыли на станцию Волочаевка , получили последние 100 фронтовых грамм и проследовали в г. Комсомольск на Амуре. С тех пор наш штаб стал наименоваться 19 БАК ( с двойным подчинением — номинально мы числились за АДД, а фактически были полностью подчинены ВВС Дальневосточного фронта).

Сразу же по прибытию в г. Комсомольск на Амуре мы начали принимать авиационные полки и дивизии, тыловые и аэродромные части от ВВС фронта.

Одна дивизия базировалась на аэродроме Комсомольск (аэродром Дземги, Болонь, Литовка), вторая дивизия на аэродроме Куйбышевка — Восточная (аэродромы Завитая, Новокиевский Увал, Куйбышевка).

Много сил пришлось уделить формированию отдельных рот связи и РНО, комплектованию их новой техникой связи. Личный состав частей связи, начальники связи дивизий, полков и эскадрилий не имели опыта организации связи, который накопили за годы войны войска Авиации Дальней    Авиации на немецком фронте. Весь офицерский состав отдела связи корпуса и корпусного батальона был направлен в части и в плоть до августа 1945 г. вводил новую организацию связи, обучал личный состав и практически обеспечивал работу средств связи и РНО частей и и соединений корпуса.

Боевые действия в войне с японскими империалистами 19 БАК начал с аэродрома долин Улахе и Даубихе (Приморский край). В середине сентября 1945 г. 19 БАК перебазировался в Корею на аэродром Канко (г. Хамхынг)».

Продолжение следует

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments