wlad (wlad_ladygin) wrote in mil_history,
wlad
wlad_ladygin
mil_history

Category:

143. История одного экипажа. Боевая работа экипажа Ершова.

          Окончание

На берегах Волги в местечках Якушево и Туношное, что в Ярославской области, 27 августа 1943 года окончательно сформировалась корпусная система АДД. 8-ой авиакорпус дальнего действия в составе двух авиадивизий — 36-ой и вновь созданной 48-ой — приступил в этот день к боевой работе. А в начале сентября полки 36-ой дивизия — 42-ой ап ДД и выделенный из него 108-ой ап ДД — покинули «насиженный» аэродром Якушево и перебазировались на аэродром под Выдрапужск.

Предлагая публике данный целевой обзор наградных документов, ловлю себя на мысли, что у читающего ненароком может сформироваться впечатление о боевой работе экипажей АДД, как об экипажах одиночках, улетающих в тыл врага для точечных бомбовых ударов. Конечно же это не так. Что толку от 1000 кг бомб от одного бомбардировщика, если цель — крупный ж/д узел, где скопились составы с техникой, боеприпасами и живой силой, направляющиеся на восточный фронт? А вот если это единовременный налет в 20-30 бомбардировщиков, урон врагу мог быть нанесен существенный. Улетали экипажи поочередно согласно графика выполнения задания, добирались до цели самостоятельно к заранее оговоренному графиком времени и заходили на цель для сброса бомб также по заранее оговоренной очереди. Конечно обстоятельства на маршруте и над целью вносили свою корректировку. И наглядным примером этому служит следующий документ.

В руках держу копию боевого донесения за №20 штаба 8-го ак ДД от 21.9.43 года. Вот выдержка из него: «2. 36 ад ДД в ночь на 21.9.43 г. произвела 16 самолетовылетов. 7 самолетов бомбардировали основную цель — скопление эшелонов на ж/д узле Витебск...

...1 самолет № 11318, летчик Ершов, штурман Павленко, задание не выполнил по неисправности матчасти (отказал в работе трехстрелочный индикатор, упало давление масло правого мотора). Командой по радио был возвращен, произвел посадку с бомбами на свой аэродром. Налет 03.20...»

Анализ этого документа — тема отдельного поста. Но для справки скажу, что еще 3 самолета, не выполнив задание, вынуждены по тем или иным причинам вернуться на базу. Один самолет отбомбился по случайной цели, не отыскав из-за плохих метеоусловий основную. 4 бомбардировщика, сообщив на базу о выполнении задания, так и не вернулись на свой аэродром. В том числе и экипаж Баукина. А вот результат этого боевого вылета:

«а/ Цель: ж/д узел Витебск бомбардировался 7 самолетами в период 00.32 — 03.56 (? может быть 00.56) с Н=4000-4500 м. На цель сброшено бомб: 1 ФАБ-250, 48 ФАБ-100, 35 ЗАБ-100, 4 САБ-100. Всего весом 8650 кг. Сброшено листовок на русском языке 48000 экз. Боевой налет 33.14. Разрывы бомб наблюдались на путях ж/д станции и среди станционных построек. В результате бомбардирования создано 5 очагов пожаров, из них один в центре ж/д узла на путях /предположительно горели эшелоны/ и один пожар в западной части ж/д узла /предположительно горели эшелоны с боеприпасами/. Самолеты — осветители: Осипов — Зуенко, Рыжков — Кухарук, цель подсвечивали хорошо. В результате взаимного контроля и проверки бомбардировочных расчетов установлено: успешно выполнили задание 6 экипажей, выполнил один экипаж.

б/ Случайная цель — ж/д станция Шумиха бомбардировалась одним самолетом в период 00.40 с Н=1500 м. На цель сброшено бомб: 6 ФАБ-100, 4 ЗАБ-100. Всего весом 1000 кг. Сброшено листовок 8000 экз. Содержание : «Вести с Советской Родины». Налет 05.39. Разрывы бомб наблюдались в юго-западной части станции, результатов не отмечено. По докладу экипажа задание экипаж не выполнил. Причина — не отыскал основную цель ж/д узел Витебск...»

Это пока единственный документ у меня, помимо наградных листов, где как-то упоминается экипаж Ершова. Не выполнение экипажем боевого задания говорит о том, что «на войне, как на войне»: и технари напортачить могли, и техника подвести, и голова у летчика могла внезапно заболеть, что штурвал из рук стал вываливаться, да и судьба-злодейка в самый неподходящий момент счета начинала предъявлять к тому, кто первым в очереди у ней на приеме оказался...

С 10.11.43 г. по 12.04.44 г. оперативная группа в количестве 25 Ил-4 из 42-го и 108-го ап ДД была направлена в Заполярье на аэродром Ваенга-1. Эта была уже третья по счету подобная оперативная группа, в задачу которой входило обеспечение прохода союзнических морских караванов в наши северные порты Мурманска и Архангельска. В момент прохода караванов наши экипажи блокировали немецкие аэродромы на территории Норвегии и Финляндии, бомбили порты, а между караванами бомбили военные и промышленные объекты противника.

Ярко описал боевую работу в Заполярье участник всех трех оперативных групп ГСС штурман Алексей Прокудин :

«Когда шли союзные конвои, у нас была главная задача - бороться с германской торпедоносной и бомбардировочной авиацией, держать её на аэродромах Хебуктен, Лаксельвен, Луостари, Киркенес и других, чтоб не взлетала. Брали мы стокилограммовые фугаски, чтоб воронок побольше числом получилось, и бомбили взлётно-посадочные полосы. Аэродромов-то много, а сил у нас маловато, поэтому летали круглосуточно и бомбили по графику. Весь смысл в том заключался, чтобы фашисты не успевали аэродромы в порядок приводить.

А теперь скажите, как с погодой быть. Ясных дней на Севере мало, облачность низкая чаще всего сплошная. Взлетать и садиться можно, а бомбить прицельно нельзя, потому что не видно земли. Со смекалкой и тут приспособились: до каждого аэродрома подлётное время до секунды рассчитали. Долетел до расчётной точки - бомби. Тут, конечно все на штурманской квалификации строилось. Курс надо было выдерживать точно, ветер ловить и все поправки на него учитывать.

Побольше бы нам силёнок в те дни. Другой раз обидно бывало до горечи. Видишь самолёты на стоянке, а трогать их тебе запрещено, потому что расходовать бомбы на любые цели, кроме взлётно-посадочных полос, нам строжайше запрещалось. «Пройдёт конвой, тогда бомби стоянки!» - так нам говорили. А сейчас всю стаю надо на земле держать, так что наша задача рой фугасками воронки на ВПП, чтобы фриц их засыпать и трамбовать не поспевал. Так и воевали мы без сна круглосуточно в воздухе, а немец с тачками бегает. Мы роем - он закапывает, мы роем - он закапывает. А конвой тем часом идёт…»


            Из наградного листа на летчика Ершова:

«С ноября 1943 года по январь 1944 года командир звена капитан Ершов успешно выполнял боевые задания по обеспечению проводки транспортов союзников в наши северные порты, действуя по блокировке аэродромов на собственной территории противника, в условиях заполярной ночи, при плохих метеоусловиях — он совершил 13 боевых вылетов в районы: Керкинес, Хебуктен, Луостари.

Боевые задания выполняет всегда успешно, невзирая ни на какие трудности — плохие метеоусловия и противодействие ПВО противника. Так: 21.1. 44 года при полете на бомбардирование г. Керкинес, который был прикрыт до 6-ти батарей крупного калибра ЗА и до 10-ти прожекторов, несмотря на это противодействие , он умело маневрируя успешно поразил заданную цель...»

Власов

Стрелок-радист Власов П.Ф.

Из наградного листа на стрелка-радиста Власова:

«После последнего награждения от 6 ноября 1943 года стрелок-радист сержант Власов совершил 54 боевых вылета, большинство из которых в условиях заполярной ночи. Во всех вылетах сержант Власов обеспечи­вал бесперебойною и отличную связь. 5 раз выполнял специальные задания на разведку погоды и во всех случаях отлично справлялся с поставленной задачей, обеспечив командный пункт и все остальные экипажи своевременной информацией о погоде по маршруту и в рай­оне цели.

Работая в Заполярье, сержант Власов выполнял боевые задания по аэродромам: Луастари, Хебухтен, по портам и военным объектам: Керкинес, Лиинахамарий и укреплениям в районах: Большая Западная Лица, Водо­пад, и др. Несмотря на большое количество истребителей противника стрелок-радист Власов своим наблюдением и оружием всегда обеспечивал своему экипажу безопасность при выполнении боевого задания по бомбардиро­ванию цели, а также наблюдая за разрывами зениток и информируя об этом командира, обеспечив ему этим правильный противозенитный ма­невр.

Благодаря высокой бдительности стрелка-радиста Власова его экипаж всегда после боевого задания благополучно возвращается на свой аэродром. Огнем своего пулемета сержант Власов неоднократно заставлял замолчать зенитные и пулеметные точки, а также гасил прожектора противника и обстреливал автоколонны по дорогам.

Так 2.4.44 г. после бомбометания по цели аэродрома Хебухтен, экипаж на дороге Солми - Ярви - Ипари обнаружил автоколонну до 50 автомашин, летчик снизился до высоты 800 метров, а стрелок-радист Власов огнем своего пулемета обстрелял автоколонну. После нескольких заходов, на дороге были зафиксированы горящие автомашины.


Так же отлично экипажем было выполнено задание 4 марта 1944 года по бомбардированию аэродрома Луастари, в результате на аэродроме были отмечены пожары в районе ангаров.

Стрелок-радист Власов … отлично овладел своим делом. Грамотно эксплуатирует радиооборудование, средства внутренней связи. Систематически работает над повышением своих знаний и сейчас выдвигается на должность начальника связи АЭ. Много рабо­тает по передаче своего опыта и знаний своим молодым товарищам.

За время пребывания в Заполярье из 3-х стрелков лично подготовил полноценных стрелков-радистов».

Приказом 36-ой Авиационной Дивизии № 069/н от 28.4.44 года Власов Павел Федорович был награжден орденом Слава 3 степени. А представлялся к ордену «Красного Знамени», но руководство уже тогда, видать, на сержанта имела виды, и офицерский орден был заменен на первую «солдатскую звезду», хотя и 3 степени.

Противоречивость в информации в наградных листах на летчика Ершова и его стрелка-радиста порождает ряд вопросов. Например, утверждение того, что в Заполярье Ершов находился «с ноября 1943 года по январь 1944 года», однако приводится факт, что Ершов 21.1. 44 г. летал на бомбардирование г. Керкинес. А так же указывается, что «...в условиях заполярной ночи, при плохих метеоусловиях — он совершил 13 боевых вылетов в районы: Керкинес, Хебуктен, Луостари...». Выходит другие боевые вылеты были сделаны в более приемлемых метеоусловиях, коли у стрелка-радиста вылетов в этот период чуть ли не в 4 раза больше? Или может быть стрелок-радист Власов летал в составе других экипажей, а летчик Ершов после января 44 года находился совсем в другом месте? А вот штурман Павленко из экипажа Ершова за боевую работу на Севере отмечен почему-то не был.

Остается привести еще несколько выдержек из наградных документов на летчика Ершова и его стрелка-радиста Власова. Увы, на штурмана Павленко я материал весь исчерпал.

      Из наградных листов на летчика Ершова:

«27 и 28-го июля 1944 года совершил боевые вылеты на бомбардирование военных и промышленных объектов на собственной территории противника: Тильзит и Инстенбург, несмотря на патрулирование и атаки истребителей противника, задание товарищем Ершовым было выполнено успешно.

15 боевых вылетов совершил на бомбардирование военных объектов противника в пределах армейских и фронтовых тылов: Выборг, Вильно, Лида, Резекне, Шауляй, Полоцк. Боевые задания выполняет всегда успешно, невзирая ни на какие трудности — плохие метеоусловия и противодействие ПВО противника.

За весь период боевой работы случаев потерь ориентировок и других летных происшествий не имеет. Как командир звена умело руководит своим звеном и, как опытного руководителя , показавшего образцы в боевой и политической подготовке, командование допустило на должность заместителя командира АЭ. Со своими обязанностями этой должности справляется хорошо. Требователен к себе и подчиненным.

После последнего представления 29 июля 1944 года гвардии капитан Ершов совершил 21 боевой вылет в районы: 11 боевых вылетов на бомбардирование военных и промышленных объектов на собственной территории противника — Тельзит - 24, 27.8.44 г. и 11, 15.10.44 г. , Будабешт — 15.9.44 г., Гумбинен — 17, 24.10.44 г., Штетин - 21.2.45 г., Кенигсберг — 22.2.45 г., Штетин — 6.3.45 г., Тракенинген — 14.10.44 г. и 10 боевых вылетов на бомбордирование военных объектов в тылу противника в пределах временно оккупированной территории Союза ССР — Либава, Салдус, Фридрихштадт и др. На ряду с боевой работой товарищ Ершов ввел в строй 4 молодых летчика, которые совершили от 5 до 20 боевых вылетов ночью...Как командир умело руководит своей Эскадрильей. 24 мая 1945 года. Командир 28 Гв. БАП, гв. подполковник Бирюков».

Из наградных листов на стрелка-радиста Власова:

«После последней правительственной награды от 28.4.44 г. совершил 39 успешно выполненных боевых вылетов, из них 5 боевых вылетов на бомбардирование военных и промышленных объектов на собственной тер­ритории противника: Тильзит-27.7.44 г., 24.8. и 27.8.44г., Инстербург- 28.7.44 г. и на столицу Венгрии Будапешт-15.9.44 года. Все за­дания товарищем Власовым выполнялись успешно. Случаев отказов радиосвязи и полетов без связи не имел. Зорко охраняет свой экипаж от вражеских истребителем, отражая их атаки огнем своего оружия и давал команды летчику по маневрированию для лучшего ухода от истребите­лей. 34 боевых вылета совершил на бомбардирование военных объектов противника в пределах временно-оккупированной территории Союза ССР: Минск, Выборг, Вильно, Резекне, Двинск, Шауляй.

В зоне зенитного огня помогает командиру осуществлять противозенитный маневр, предупреждая летчика о разрывах снарядов вражеской зенитки. Из числа 39 боевых вылетов после награждения, имеет 6 боевых заданий, выполненных весьма успешно. Так: 15 мая 1944 года при выполнении боевого задания по бомбардированию ж/д узла Даугавпилс в составе экипажа командира АЭ гвардии майора Колягина, в результате отличного обеспечения действия экипажа в зоне зенитного огня противника со стороны товарища Власова экипаж сброшенными бомбами создал сильный очаг пожара, сопровождаю­щийся клубами черного дыма, на станции был уничтожен склад с горю­чим. За отличное выполнение боевых заданий гвардии майор Колями награжден орденом Отечественной войны I степени.

Так же товарищ Власов при выполнении боевого задания 4 июля 1944 года в составе экипажа гвардии капитана Ершова по бомбардиро­ванию ж/д. узла Вильно, зорким наблюдением за воздухом, предупреж­дая неоднократно командира о вражеских истребителях, обеспечил отличное бомбардирование ж/д узла, в результате чего от сброшенных бомб в центре ж/д узла Вильно возник большой пожар, сопровождающийся взрывами, горели эшелоны противника, находящиеся на станции. Гвардии ка­питан Ершов за отличное выполнение боевых заданий так же награжден орденом Отечественной войны I степени.

Товарищ Власов является примерным командиром, отлично владеет своим делом. Много работает над собой в деле повышения своих знаний, вырос с рядового стрелка-радиста до начальника связи АЭ...

Приказом Авиации Дальнего Действия № 0665/н от 6 ноября 1944 года гвардии старший сержант Власов награжден орденом Славы 2 степени.

После последней правительственной награды от 6 ноября 1944 года совершил 13 бое­вых вылетов с боевым налетом 50 час. Из них: на бомбардирование военно- промышленных объектов на временно оккупированной территории СССР Либава - 5 вылетов, на бомбардирование военно-промышленных объектов на собственной территории врага: Мемель, Тильзит, Гумбинен, Штеттин, Кенигсберг - 7 вылетов, на прорыв укрепленной полосы на подступах к Берлину — Дольгелин 1 вылет. В ночь на 23.11.43 года (по логике должно быть - 23.2.45 г. Скорей всего ошибка машинистки, делающей данную копию. Этого наградного листа на Подвиге народа нет, он из архива Сергиенко. ) при бомбардировании скопления эшелонов и живой силы на центральном узле станции Гумбинен, который прикры­вался ЗА и ночной истребительной авиацией, товарищ Власов проявил особую наблюдательность и вовремя заметил атаку Ю-88, который слева сзади пытался сбить наш самолет. Товарищ Власов вовремя открыл прицельный огонь по самолету противника, сделав 3 больших очереди, заставив самолет противника отказаться от попыток атаки бдительного экипажа, таким об­разам товарищ Власов обеспечил целостность своего экипажа и отличное вы­полнение боевого задания, в результате чего возникло 2 взрыва боль­шой силы. Предположительно взорван эшелон с боеприпасами.

В ночь на 21.2.45 года при бомбардировании военно-промышленно­го объекта города Кенигсберг, который защищался ЗА всех калибров, товарищ Власов, отлично наблюдая за воздухом, во время докладывал командиру о разрывах зенитных снарядов, помогая командиру производить искусствен­ный противозенитный маневр, им обеспечил выход самолета на цель и от­личное выполнение боевого задания, в результате чего произошел 1 взрыв большой силы, предположительно взорван склад горючего.

В ночь на 16.4.45 года при бомбардировании укрепленной полосы на Берлинском направлении г. Дольгелин товарищ Власов наблюдал за воздухом, отлично держал связь, своевременно докладывал командиру об окружающей обстановке, чем обеспечил отличное выполнение боевого задания. Явля­ясь начальником связи АЭ товарищ Власов воспитывает воздушных стрелков и стрелков-радистов смелость и отвагу, зоркость в полете и умение грамотно эксплуатировать матчасть вооружения и радиостанции. Повседневной работой со своими подчиненными добился отличных результатов в знании стрелками-радистами воздушных раций и работа с нею в воздухе, так товарищ Власов воспитал и обучил за короткое время 2-х стрелков-радистов, которые были ранее воздушными стрелками (Беседин, Мурашов), а так­же ввел в бой 4-х воздушных стрелков-радистов из числа нового пополне­ния, с которыми летал на боевое задание в качестве контролера, одно­временно прививая им смелость и отвагу личным примером в воздушном бою. Большое внимание товарищ Власов уделяет обучению тактических приемов ве­дения воздушного боя и рационального использования бортового оружия, в следствии чего стрелками радистами за период с ноября месяца 1944 года отбито 7 атак истребителей противника и сбит 1 вражеский истребитель стрелком радистом Прокофьевым.

За проявленное мужество, отвагу и геройство при выполнении боевого задания по разгрому немецкого фашизма, по прорыву укрепленной полосы на подступах к Берлину товарищ Власов достоин правительственной награды орденом «Славы I степени".

Командир 28 Гв.БАП Герой Советского Союза гвардии подполковник Бирюков.

16 Мая 1945 г.»

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23.2.1948 года награжден орденом Славы I степени.

Читающий должен заметить, как с приближением долгожданной Победы снижалась частота боевых вылетов у наших героев. Это было характерно. Молодежь рвалась в бой, а умудренные опытом старички повышались в должностях, боевой опыт позволял. С каждой очередной наградой уже не хватало как будто личных подвигов, но не беда, подвиги молодежи - прямое следствие вовремя переданного опыта старших товарищей и это учитывалось. Наверное летчик Ершов уже в мирное время в душе сожалел, что не дотянул каких-то 26 боевых вылетов до заветных 200.

И стрелок-радист уже и не думал о последней «солдатской звезде»...

Да и командиры полка для общей полковой славы особо и не суетились, чтобы в одном экипаже был ГСС и полный кавалер орденов Славы. А может быть это судьба уберегла от ненужного и опасного рвения лишний раз лезть на рожон ради порочного тщеславия...

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments