wlad (wlad_ladygin) wrote in mil_history,
wlad
wlad_ladygin
mil_history

Categories:

141. История одного экипажа. Гвардии капитан Ершов и его типичный экипаж.

  23 декабря 2014 года страна празднует столетие Дальней Авиации России. Все, кто причастен к этому, прямо или косвенно, примите от моего отца самые искренние поздравления по этому поводу. Я присоединяюсь к отцу. Но, как всегда, «петь дифирамбы» буду лишь «рядовым» воздушным рабочим прошедшей войны.

  Открываю новую рубрику в своем журнале - «История одного экипажа».

  Что побудило меня к этому?

  Скорей всего ощущение ущемления значимости одних в угоду другим в общем деле. Например, читаю о Павле Власове, полном кавалере орденов «Славы», на http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=10534 и вижу, что о тех, кто был с ним тогда рядом, ни слова.

  В Авиации Дальнего Действия просматривается единство трех составляющих в успешном ее использовании: постановка задачи высшим командованием, средства и их техническая готовность для ее осуществления и субъекты ее воплощающие.

  Именно третьей составляющей и посвящается эта рубрика — людям, которые коллективно осуществляли свыше задуманное, используя потенциал вверенной им техники. Каждый из них был на своем месте - от моториста до командира экипажа. И если кто-то из них удостаивался награды, то заслуга в этом по сути каждого из них в той или иной мере.

  Тех. службе не важно, куда полетит обслуживаемый ею бомбардировщик. На боевое задание или в учебных целях технику будут используют. Их задача обеспечить 100 % работоспособность самолета в рамках его технического потенциала. Техники отвечали головой за вверенную им машину, и экипаж верил в нее и верил своим техникам.

  Летчик приводил бомбардировщик на цель и уводил его от нее. Курс прокладывал штурман и и на цель летчика он выводил. А стрелок-радист нужной для этого информацией штурмана снабжал, используя радиоаппаратуру, и связь с домом держал и за верхней полусферой наблюдал. И что видел командиру сообщал.

  А за нижней полусферой воздушный стрелок следил и что видел на земле также командиру докладывал. Его главной задачей было «пузо» бомбардировщика от вражеского посягательства крылатых охотников защищать, да прожектора над целью гасить. Он в турель моментом залезал, когда стрелок-радист у рации по надобности возился, бдительность удваивая.

  Цель поражал штурман, если летчик выдерживал боевой курс над целью. Именно в этот момент бомбардировщик от зенитного огня и прожекторов был как никогда уязвимым. И стрелки ослепленными от прожекторов в этот момент могли быть и вовремя огрызнуться от вражеских истребителей порой не могли. И если и случалось над целью зажженными оказаться по злодейству судьбы, все равно бомбы сбросить по цели старались, и потом уж за живучесть боевой машины боролись и сами, как могли, спасались.

  И когда уходили от цели или преследования противника все зависело от мастерства того, кто за штурвалом был и тех кто за пулеметы держался и на гашетки вовремя жал, отгоняя огнем от родного самолета вражеские истребители. Выходит, что всё в единый организм обращалось: и люди и машина, человеческое умения и технический потенциал.

  И вот вооброзите теперь, если кто-то при этом «увильнул» от возложенного, смалодушничал или проигнорировал свои обязанности... Хотя всякое бывало... Успех был результатом всех, а неудача как правила была индивидуальной, но доставалось, как правило, всем...

  В предыдущий раз я упомянул Власова Павла Федоровича, одного из двух полных кавалераов орденов Славы из 28 -го Гвардейского Краснознаменного Смоленско-Берлинского БАП . И данный пост постараюсь выдать с учетом оговоренных ваше критериев.

  В папке под названием «Власов П.Ф, Сарнычев Н.М.» из архива историка Сергиенко нахожу наградной лист на Влассова Павла Федоровича на представление к ордену «Отечественной войны I степени», датированного 2 октябрем 1943 года. Узнаю, что до этого стрелок-радист был награжден медалью «За Отвагу», что случилось 25 апреля 1943 года. На ресурсе «Подвиг народа» имеется этот наградной приказ за № 036/н от 42-го авиаполка ДД. Читаем, что сержанта, воздушного стрелка-радиста 1-ой АЭ 42-го Краснознаменного авиаполка ДД Власова Павла Федоровича наградили медалью «За Отвагу» со следующей формулировкой:

  «...за то, что он за период Отечественной войны с германским фашизмом с марта 1942 года в составе орденоносного экипажа: летчика старшего лейтенанта Ершова, штурмана младшего лейтенанта Павленко отлично выполнил 54 боевых ночных вылетов в системе АДД по ближним и дальним целям противника: Смоленск, Вязьма, Дно, Сычевка, Гривочки, Н-Сокольники. Кроме того из пулемета уничтожил на земле 10 точек ЗА и погасил 8 прожекторов противника. Беспрерывно держит связь с землей и между экипажами в воздухе».

  В наградных документах на летный состав АДД обязательно указывается состав экипажа, в котором летал награждаемый. В данном наградном документе экипаж «оказался» без воздушного стрелка. За то обнаружились три новых персонажа из технического состава, на прямую причастных к истории экипажа Ершова.

  Это моторист 1-ой АЭ старший сержант Бейсенов Сеит, казах, 1917 года рождения, член ВКП(б), участник разгрома белофиннов в 1940 году, награжденный первый раз 25.4.43 года медалью «За Боевые Заслуги» с формулировкой «...за то, что он за время Отечественной войны с октября 1941 года обеспечил совместно с техником Селезневым, награжденного медалью « За боевые Заслуги» - 126 боевых вылетов, из них в системе АДД — 108 вылетов орденоносных экипажей летчиков Ершова, Лапс, не имея не одного случая отказа мат. части по его вине. Тов. Бейсенов не жалея сил, не считаясь со временем, с любовью готовит свой самолет для выполнения боевых заданий.

  Кроме боевых вылетов он обеспечил 45 учебно-тренировочных полетов. исключительно дисциплинирован, имеет благодарность от командования за отличную работу на мат. части».

  Второе награждение орденом «Красной звезды» уже механика, гвардии старшины техслужбы Бейсенова состоялось 6 ноября 1944 года. На 1 ноября 1944 года он обеспечил 221 боевой вылет, из них 113 боевых вылетов после первого награждения.

  Из наградного листа читаем: «На его самолете летали летчики Ершов, Глумов, которые благодаря отличной работе материальной части всегда выполняли боевые задания успешно. Тов. Бейсенов принимал активное участие в обеспечении боевых вылетов с оперативного аэродрома Ваенга в ноябре 1943 -марте 1944 года, где им было обеспечено 38 боевых самолетовылетов без единого отказа материальной части по его вине. Материальную часть содержит в боевой готовности, работает на материальной части не считаясь ни с какими трудностями, временем и отдыхом... На ряду с боевой работой он так же выполнял обязанности по охране материальной части самолетов. Службу свою всегда выполнял отлично. Вместе со своим техником тов. Бейсенов заменил 20 моторов с хорошими результатами. Случаев отказов, не выходов, возвращений и других летных происшествий по вине тов. Бейсенова не было...» Да, охрана самолетов и прочего добра, тогда возлагалась на мотористов.

  В первом наградном документе на Бейсенова упоминается младший авиатехник Селезнев Андрей Григорьевич, из 42-го авиаполка ДД, 1914 года рождения, русский, член ВКП(б) с 1941 года, участник разгрома белофиннов в 1940 году, награжденный медаль «За Боевые Заслуги» 6.3.43 года и орденом «Красной Звезды» 17.8.44 года. Но в его наградных документах летчик Ершов ни разу упомянут не был. На оперативном аэродроме Ваенга в период с ноября 1943 года по март 1944 года техник Селезнев обеспечил 30 боевых вылетов летчику Сергееву.

  Однако надо учесть тот факт, что и Селезнев и Бейсенов представители еще довоенного техсостава 42-го ДБАП, прошедшие финскую войну и, скорее всего, участвующие в иранских событиях августа 41 года. И на аэродроме Якушево в момент образования экипажа Ершова в апреле 1942 года до перелета на оперативный аэродром Ваенга в ноябре 1943 года они вместе вполне могли обслуживать Ил-4 Ершова. Тем более сам Бейсенов всю войну находился у самолета Ершова. Для него он был родным, как для моего отца два Ил-4 за №25 летчика Милавина в 42-ом ап ДД и за №8 летчика Горинова в 108 ап ДД .

  В наградном приказе по 36-ой авиадивизии ДД за №0230/н от 6 ноября 1944 года вслед за Бейсеновым значится техник звена 28-го Гвардейского авиационного Краснознаменного Смоленского полка ДД гвардии старший техник-лейтенант Гончаров Виктор Матвеевич, 1915 года рождения, украинец, члена ВКП(б) с 1941 года, участник разгрома белофиннов в 1940 году, награжденного медалью «За Отвагу» 20.6.43 года и орденом «Красной звезды» 6.11.44 года. В его наградном листе читаем: « В действующей Красной Армии с 13 октября 1941 года. За это время обеспечил 244 боевых самолетовылета, из них в качестве техника самолета 115 боевых вылетов и за техника звена 129 боевых вылетов. В системе АДД обеспечил 224 вылетов.

  После последний правительственной награды обеспечил 224 боевых вылетов, из них 16 боевых вылетов сам лично готовил на дальние цели: Кенигсберг, Инстербург, Кедайны, Штеттен, Варшава с продолжительностью полетов 7-9 часов каждый полет. На его самолетах летали летчики: Васильев, Лапс, Ершов, Золотухин и Гализентинов... Под руководством тов. Гончарова заменено 20 моторов, восстановлено 4 самолета Ил-4...»

  Не те ли это 20 моторов М-88б, которые заменил механик Бейсенов под руководством своего техника? Надо учесть еще и то, что ГСС Василий Васильев погиб 8 сентября 1943 года, а ГСС Анатолий Лапс погиб 29 декабря 1943 года. Значит звено, которое обслуживал Гончаров состояло из самолетов Ершова, Золотухина и Гализентинова. К тому же капитан Ершов Леонид Иванович на момент представления к очередной правительственной награде 29 июля 1944 года занимал должность командира звена. Механиком у него был Бейсенов, а техником техник звена Гончаров. Все по ранжиру. С техническим составом, обслуживающим бомбардировщик летчика Ершова, в какой-то степени разобрались, теперь очередь за летным составом.

  Как уже нам известно костяк экипажа в составе летчика лейтенанта Ершова, штурмана младшего лейтенанта Петренко и стрелка-радиста Власова сложился весной 1942 года, как раз в момент образования АДД. А полный состав экипажа с именами и отчествами его членов на момент 2 октября 1943 года узнаю из наградного листа на представление стрелка-радиста Власова Павла Федоровича к ордену «Отечественной войны I степени». Зная эту информацию по наградным документам из «Подвига народа», узнаю о каждом.

  И так:

  1. Ершов Леонид Иванович, 1917 года рождения, русский, летчик 28-го Гвардейского Краснознаменного Смоленского БАП, гвардии капитан, командир АЭ, член ВКП(б) с 1944 года, участник Отечественной войне с 24 апреля 1942 года, награды: орден «Красного Знамени» 10.4.43 г., орден «Красного Знамени» 19.11.43 г., орден «Отечественной войны I степени» 20.9.44 г., орден «Александра Невского» 13.7.45 г. С 24 апреля 1942 года по 9 мая 1945 года совершил 174 боевых вылетов, из них днем — 3, 171 — ночью.

  2. Павленко Владимир Авксентьевич, 1921 года рождения, русский, гвардии старший лейтенант, штурман звена 28-го Гвардейского Краснознаменного Смоленского БАП, кандидат в члены ВКП(б) с 1944 года, участник Отечественной войны с 28 марта 1942 года, награды: орден «Красной Звезды» 31.12.42 г., орден «Красного знамени» 17.6.43 г., орден «Отечественной войны I степени» 19.11.43 г., орден «Красного знамени» 6.11.44 г. С 28 марта 1942 года по 6. ноября 1944 года совершил 161 боевой вылет, 7 из них днем, 154 ночью.

  3. Власов Павел Федорович, 1912 года рождения, русский, гвардии младший лейтенант, начальник связи эскадрильи, он же флагманский стрелок-радист 28-го Гвардейского Краснознаменного Смоленского БАП, член ВКП(б) с 1942 года, участник Отечественной войны с 26.марта 1942 года, награды: медаль «За Отвагу» 25.4.43 г., орден «Отечественной войны I степени» 6.11.43 г., орден «Славы III степени» 28.4.44 г., орден «Славы II степени» 6.11.44 г., орден «Славы I степени», представлен 16. мая 1945 г., награжден 23.2. 1948 г. с 26 марта 1942 года по 9 мая 1945 года совершил 202 боевых вылета ночью.

  Этот костяк: Ершов — Павленко — Власов, просуществовал с 24 апреля 1942 года до 9 мая 1945 года. Что касается воздушных стрелков в экипаже Ершова, то их было несколько. Одним из них оказался воздушный стрелок Яновский Сергей Иванович, 1916 года рождения, русский, гвардии старший сержант, воздушный стрелок 28-го Гвардейского Краснознаменного Смоленского БАП, член ВЛКСМ, участник Отечественной войны с августа 1941 года, награды: медаль «За Отвагу» 19.2.43 г., орден «Красной звезды» 29.4.44 г., орден «Красной звезды» 5.6.45 г. В действующей Красной Армии с 26.3.42 года. С 26.3.42 года по 9 мая 1945 года совершил 145 боевых вылетов ночью.

  Начинал летать Сергей Яновский в экипаже летчика Колягина, будущего командира одной из АЭ 42-го ап ДД, в которой начинал боевой путь механиком и мой отец. Яновский за период с 23.3.42 года по 19.2.43 г совершил 53 боевых вылета ночью.

  А начиная с февраля-марта 1943 года по май 1944 года он является воздушным стрелком в экипаже Ершова. За этот период он совершает 65 боевых вылетов ночью. Воздушный стрелок Яновский «имеет 6 случаев в отражении атак немецких истребителей, благодаря чего он спасал жизнь экипажа... Сбрасывал листовки на территории врага... Точные данные его наблюдений не раз давали сведения о тактике вражеских наземных войск. Если его самолет пролетал на низкой высоте над территорией врага из-за плохих метеоусловий все им замеченные движущиеся колонны вражеских войск и идущие ж/д эшелоны обстреливались метким огнем его пулемета. Не раз открывал огонь по замеченным им прожекторам, гасил их, а так же уничтожал мелкие точки ЗА».

  Последние свои 27 боевых вылетов воздушный стрелок Яновский совершал в экипаже командира 28-го БАП ГСС гвардии подполковника Серафима Бирюкова.

  Скорей всего одним из первых воздушных стрелков в экипаже Ершова был младший сержант Демехин Алексей Савельевич, 1921 года рождения, русский, член ВКП(б), награжденного 20 сентября 1943 года медалью «За Отвагу» за 50 боевых ночных вылетов. В наградном листе на штурмана Павленко по случаю награждения его вторым орденом «Красного Знамени» от 17.9.43 г. упоминается в качестве воздушного стрелка именно Алексей Демехин. Но именно 20 сентября 1943 года воздушный стрелок Алексей Демехин не вернулся с боевого задания. Он погиб с летчиком Баукиным, представленного до этого к званию ГСС, но награжденного звездой Героя России уже в наше время посмертно, и со стрелком-радистом Луковкиным. Тогда лишь один штурман Андрей Коновалов, будущий ГСС, сумел выпрыгнуть с парашютом и через трое суток добраться до своих...

  В наградном листе на Баукина Алексея Ивановича по случаю его награждения орденом «Красного Знамени» от 17.6.43 г. в его экипаже воздушным стрелком значился Яновский. Видать руководство поменяла с того момента воздушных стрелков: Яновский вошел в состав экипажа Ершова, а Демехин в состав экипажа Баукина. Кому из них не повезло, читающий уже догадался.

  После Яновского в экипаже Леонида Ершова появляется в качестве воздушного стрелка гвардии ефрейтор, а затем гвардии младший сержант, некто Меркулов. Он указывается в наградных листах Ершова, Павленко и Власова. Однако все усилия узнать что-либо об этом загадочном воздушном стрелке ничем не увенчались.

  И наконец в последние вылеты пред окончанием войны в составе экипажа Ершова летал воздушным стрелком Скубко Павел Иванович, 1923 года рождения, украинец, гвардии сержант, кандидат в члены ВКП(б) с 1945 года, имеет тяжелое осколочное ранение, полученное 2.8.42 г. на Сталинградском фронте, будучи командиром отделения стрелкового взвода. С 3 ноября 1943 года воздушный стрелок 42-го авиаполка ДД, летал в экипаже командира звена гвардии лейтенанта Сергеева и сделал за войну 31 боевой ночной вылет. Награжден орденом «Красной Звезды» 25 июля 1945 году.

  На этом с персоналиями экипажа Леонида Ершова можно закончить и приступить к описанию боевых действий, но это в следующий раз.

Окончание следует

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments