wlad (wlad_ladygin) wrote in mil_history,
wlad
wlad_ladygin
mil_history

Categories:

139. 75 лет тому назад... опыт он сын ошибок трудных...

Оригинал взят у wlad_ladygin в 139. 75 лет тому назад... опыт он сын ошибок трудных...
   
          30 ноября 1939 года началась Зимняя война. Но 42-ой ДБАП, призванный усилить группировку  дальнебомбардировочной авиации, приступил  к боевой деятельности только со 2-го февраля 1940 года. А 3-го февраля второй боевой вылет полка получился «блином комом».
          Командир полка майор Вязников Федор Максимович летчиком был опытным. Участник боев на Халхин-Голе был задействован в освобождении Западной Украины и Белоруссии, за что был дважды награжден орденом «Красное знамя» в 1938 и 1939 году. Но к тому моменту он не был летчиком дальнебомбардировочной авиации.  На «скорую руку» освоив ДБ-3а он повел полк на выполнение боевого задания. Вот что из этого получилось.

          Из воспоминаний генерал-майора авиации Бабенко Андрея Дементьевича.
          «Мне пришлось тогда командовать первой авиационной эскадрильей и водить ее на боевые задания.
          В одном из боевых вылетов, совершаемого для нанесения бомбового удара по железнодорожному узлу, ведущий штурман в девятке штурман эскадрильи С.Ф. Ушаков отлично поразил цель – все 90 бомб эскадрильи упали и разорвались на железнодорожных путях. Подтверждением этому может служить  снимок , запечатлевший момент разрыва бомб. Не малую роль в отличном выполнении задания сыграло и то, все летчики эскадрильи отлично сохраняли место в строю на маршруте и особенно на боевом курсе при бомбометании и фотографировании цели.
          В этом полете мы потеряли правого ведомого из ведущего звена девятки – экипаж летчика тов. Попова, который был сбит прямым попаданием зенитной артиллерии после сбрасывания бомб, в момент фотографирования результатов бомбардирования.
Маршруты полетов летным составом прокладывались на картах перед полетом с учетом противовоздушной обороны противника. Боевые вылеты осуществлялись, как правило по этим маршрутам.
          При выполнении продолжительного полета в глубокий тыл страны противника, осуществляемого для разрушения промышленного объекта, на подходе к цели самолет ведущего одной девятки, в котором находились командир эскадрильи Т. Снопко и штурман эскадрильи т. Соловьевич, пошел со снижением. Такой маневр, как тогда предполагали, мог быть по причине прекращения подачи горючего из бензобаков в моторы. Горизонтальный полет на самолете ДБ-3а при отказе в работе двух моторов невозможен. Поэтому самолет был посажен на фюзеляж на территории Финляндии.
          Другие причины гибели экипажа тогда не выставлялись. Лучше и точнее о причинах посадки самолета тов. Снопко мог бы рассказать штурман Соловьевич. Мне сообщили, что он  из плена возвратился один, остальные члены экипажа погибли.
          После успешного бомбардирования промышленного объекта с высоты 6000-7000 метров, все эскадрильи находились в боевом порядке полка и шли в направлении  своей территории, примерно курсом 90°, затем, развернувшись вправо, полк должен был идти над своей территорией по намеченному маршруту в сторону своего аэродрома.
          В районе Сортавала весь боевой порядок полка уклонился от маршрута вправо и оказался над объектами с сильной противовоздушной обороной противника. Мы подверглись обстрелу зенитной артиллерии и атакам истребителей противника. Впереди идущие девятки, осуществляя противозенитный маневр, из зоны огня зенитной артиллерии  ушли с резким снижением и на увеличенной скорости. Управление полком было потеряно.         Для нашей девятки, которую мне пришлось вести, такой маневр был не приемлем потому, что один самолет левого звена (летчик Медведев, штурман Соколов) шел в строю на увеличенной дистанции. Мы надеялись, что Медведев сократит дистанцию и займет свое место в строю, но этого не случилось. Поэтому при выходе из зоны огня зенитной артиллерии истребители противника немедленно этим воспользовались, атаковали и сбили его. Огонь из бортовых пулеметов самолетов эскадрильи для отражения атак истребителей в этом случае не достигал цели, ввиду большой дистанции ведения огня. Этой боевой потери могло не быть, если бы летчик сохранял свое место в строю девятки. Истинную причину несоблюдения места в строю из-за отсутствия двусторонней радиосвязи между самолетами установить не представилось возможности.
          От Ладожского озера до своего аэродрома полет осуществлялся  в сложных метеорологических условиях. Эскадрилья шла самостоятельно. Штурман ведущего в девятки тов. Ушаков блестяще справился и с этой задачей. Летчики эскадрильи подтвердили свое умение выполнять полеты в строю на низкой высоте при ограниченной видимости.
          После посадки самолетов эскадрильи, наш экипаж докладывал первым полку о выполнении этого боевого задания заместителю командира бригады тов. Судец (ныне маршал авиации).
          Многие экипажи полка из этого полета не возвратились  на свою базу. По самым различным причинам, большенство из них сели на запасные аэродромы. Посадка командира полка закончилась крупной поломкой самолета.  Все это, хотя и временно, привело к снижению мощи бомбового удара полка и к увеличению объема работы техническому составу по ремонту самолетов, которая проходила в сложных и трудных условиях.
          Все службы и командование сделали соответствующие выводы из итогов закончившегося боевого вылета, а в целях предотвращения ошибок и нарушений в последующих полетах провили необходимую работу.
          На заключительном этапе боевых действий 42 полк выполнял задания под руководством т. Авельянова, который бал назначен командиром полка после освобождения от этой должности тов. Вязникова».

40 а

40-1а        
          Из воспоминаний летчика Василия Проценко
          «При налете на Ваасу, что от Швеции на Балтийском заливе, при возврате штурман полка Соколов просчитался и вывел колону на высоте 500-700 м в запретную зону – западный берег Ладожского озера, сильно охраняемого ЗА и истребителями. Полк, попав в такую внезапную ситуацию, рассыпался – уходили по одиночно, звеньями над Ладогой. Расселись по чужим аэродромам. Командир полка был снят. Командиром полка был назначен майор Аверьянов. Надо отдать должное, что наше звено Русова действовало спокойно и правильно. И вместе пришли домой – одно звено полка. Был сбит и старший лейтенант (забыл летчика) штурман Капецкий при уходе от цели Элисенвааре. Сел у острова Валаам. Был пленен».

          Из воспоминаний подполковник запаса Солонин Николай Сергеевич.
          «… Но вот в третий или четвертый вылет, когда мы возвращались после бомбометания, командир АП м-р Вязьников и другие эскадрильи почему-то отвернули влево, наша АЭ под командованием Бабенко продолжала полет по маршруту. И вот когда мы остались одной АЭ на нас напали 4 истребителя (фоккера), затем я потерял из виду трех, а один (наглый) четыре раза атаковал и все время подходил на сближение примерно 70 м, потому что хорошо было видно его лицо. Подходил он сзади снизу, т.е. в мертвый конус, а поэтому я все время по СПУ просил командира тов. Лифанова С.М. (можно сказать командовал) поворачивать хвост то вправо, влево, вниз и меня хорошо понимал командир. Исполнял мои команды, тем самым давал мне возможность вести прицельный огонь по истребителю противника.
            Истребитель противника четыре раза атаковал, а выходы из атаки делал через левое крыло, как бы падая, мгновенно пытался зайти снизу. Но я в это время от турельного пулемета бросался к люковому и встречал противника снизу, а он тогда менял высоту и пристраивался опять в хвост в мертвую зону.
            Я так продолжал командовать командиру: хвост вправо, влево, вниз, чтобы не перебить хвост своего самолета и взять хорошо на прицел противника. И вот одна атака для него и оказалась последней. Когда он стал четвертый раз выходить из атаки и опять через левое крыло я дал длинную очередь из турельного пулемета, самолет противника, охваченный пламенем, пошел камнем вниз, и больше их не было…
            Поскольку противник нашел наши уязвимые места, как заход снизу в хвост нашего самолета, то оказалось, что радист-стрелок был бессилен и не мог поразить нападающий истребитель противника.
            Тогда нам пришлось дополнительно ввести огневую стрелковую точку в хвост наших самолетов, куда ложился стрелок с дисковым пулеметом ДА-1 с запасными дисками.
            Эти стрелки состояли из числа офицеров только что окончивших училище летнабов».


          На следующий день  состоялся «разбор полетов» в «тесном кругу» полка. Комполка ответственность за неудачное возвращение полка на базу возложил... на командира 1-ой АЭ капитана Бабенко. Это он, следуя предполетному плану  взял запланированный курс, и вывел свою эскадрилью из общего строя и тем самым оголил общий строй полка. Он стоял молча, опустив голову. Его товарищи все понимали, но так же молчали.  Но  «местные разборки», так и остались «местными». Начались разборки «сверху»:
         
          Командующему ВВС СЗФ комкору тов. Птухину.
          2.2.40 г. 42-му ДБАП была поставлена задача разгромить цель 62. Был проведен проигрыш полета 3.2.40 г., когда 6-ой полк уже выруливал от Вас 3.2.40 г. получил приказание начальник штаба 27 БР — 42-му полку разрушить цель 59. Приказание было передано командиру полка перестроиться на другую цель, использовав прежний маршрут, только продлить его до цели 59.
          Командир полка собрал на красной линии у своего самолета командиров и штурманов АЭ, поставил перед ними задачу  и полк в 10.32 начал взлет. Собрались в группу   3 девятки. В 11.28 отошли  от аэродрома  и, пройдя по заданному маршруту, в 14.37  отбомбили цель 59.  Один самолет из первой девятки командир левого звена капитан тов. Снопко   после бомбометания перешел на планирование. Истребители и ЗА над целью  девятки не наблюдались и самолет из наблюдения исчез.
          После цели легли на обратный курс, пройдя по курсу до Йоройнен . Точно курс  Вязников не выдерживал, отклоняясь на 20°  влево, вправо.
          От местечка Йоройнен группа должна следовать с курса 50° через Тайпале на свою терреторию.
          Командир полка не взирая на указания штурмана полка, отклонился вправо, идя параллельно ж.-д. Пиексямяки — Савонлинна и, не доходя30 км до Савонлина, развернулся и пошел, рыская на курсе вправо и влево 20° в направлении Йоэнсуу.
           На этом участке произвел перерасчет времени прибытия на свой аэродром, получилось 17.30. Боясь прибытия в сумерках, решил развернуться и следовать курсом 130°.  Силу и направление ветра в расчетах не применил. Получился снос. В результате чего вышел на озеро  Янис-Ярви. После озера вторая девятка была атакована  пятью истребителями Фоккер D.XXI.
          Во время воздушного боя стрелками был сбит один истребитель противника. ДБ-3  без признаков пожара пошел плавно  на снижение и скрылся из поля зрения  на территории противника.
          Девятка в количестве 6 самолетов произвела посадку в Пушкино, один самолет сел в Воронова.
          Третья девятка в районе станции Элисенваара  была атакована истребителями  противника, где был сбит один истребитель  и один ДБ-3 командир экипажа  старший лейтенант  Медведев. Второй самолет никем не замеченный отстал  и на свою территорию не вернулся. Остальные самолеты сели на аэродром Кречевицы, Ледяное поле, Новая Ладога.
          Ведущий девятки командира полка  заметил истребители и в панике со снижением со скоростью 390 км/ч оставил строй, вышел на Ладожское озеро, имея высоту 10-15 м на бреющем вышел к мысу Волчий нос. Штурман дал 180°. Вышли на ж.-д. станцию. После  этого дал 220°, по последнему пошел курсом 30° на Ледяное поле, где произвели посадку  9 самолетов.
          Мероприятия:
          Для усиления предполетной подготовки и натаскивания  в боевых вылетах одна девятка будет  в группе состоять из 6-го полка, остальные в 42-ом.
          К 42 полку прикрепить  помощника командира  бригады, полковник Судец, и штурмана бригады, майор Попов, которые лично будут проводить первые проигрыши полетов и участвовать в выполнении их.
          Прошу назначить командиром полка помощника командира майора Ломакина.

          Комбриг Казьмин                            Петров  [ф.34980, оп.102, д.21, стр.72]

          3.2.40 г. Количество самолетов 26. № цели 59. Бомбовая нагрузка ФАБ-100 — 172 шт. Лист 11.000. Сбито 2 истребителя. Продолжительность полета 6-6.30. Всего 139 часов.

          Второй боевой вылет  по цели 59.
          5 АЭ  командир АЭ Снопка, штурман Соловьевич, стрелок-радист  Михалин пропал без вести.
          Старший летчик Алексеев, начальник химзащиты Минаев, стрелок-радист  Уваренко.  Сбиты в воздушном бою во время атаки истребителей  в районе Тохмаярви — Сортавала.  Самолет  был подожжен.
          Командир звена Воробьев, штурман звена Соколов, стрелок-радист Пальчиков. Пропал без вести. Во время атаки в районе Тохмаярви — Сортавала.
          Командир звена Медведев, старший летнаб Соколов, стрелок-радист Сологубов. Сбит истребителями, подожжен в том же районе, что и выше.
          3 АЭ старший летчик  Николаев, летнаб Морозов.
          Управление. Вязников, Соколов, Коргаполов. Поломка. При посадке в Ледовом поле самолет поставлен на нос. Смята штурманская кабина и помяты винты.[ф.34980, оп.102, д. 27, стр.51]

          Из донесения Соколова
          - Над Ладожском озером шли 47 минут.
          - Выйдя на ж.-д. станцию я написал записку «Идти с курсом 220°», но командир не пошел. 7.2.40 г.

          Из донесения  Ушакова. Об итогах боевого вылета 3.2.40 по цели 59.
          Маршруты: Новая Ладога, Сямозеро, озеро Тулус, цель. Цель, Пиексямяки, район Йоэнсуу, Хиитола, Ладожское озеро, КПМ.

          В районе Йоэнсуу были обстреляны зенитной артиллерией. Разрывы от 3 до 5 снарядов одновременно. Развернувшись  в районе Йоэнсуу  до курса 140-150 в 16 часов 13 минут были атакованы группой истребителей  и так как наша девятка шла справа , то вынуждены делать довороты вправо, чтобы избежать встречи с истребителями, которые атаковали ведущую и левую девятки. Отбившись от атак истребителей, были обстреляны сильным зенитным огнем, что не давало нам возможности уйти на Ледовое озеро за ведущей девяткой, которая уходя  с большим пикированием, вышла из под зенитного огня. Пройдя станцию Хиитола и заметив сзади 3 истребителя, увеличили скорость до 350 км/ч, прошли линию фронта и в 17.10 на южный берег Ладожского озера. В первой атаке был сбит в 16.20 самолет старшего лейтенанта Медведева. Один из экипажа выпрыгнул с парашютом. Этот экипаж был сбит в районе Элисенваара. Один самолет старшего лейтенанта Воробьева  в строю не оказался и, что с ним произошло, никого из членов экипажа не видел.          Бомбометание производилось по ж.-д. станции и привокзальным постройкам. Были поражены  и к приходу  на цель следующей девятки вокзал  и другие строения горели.
Необходимо отметить, что полет от цели происходил на больших скоростях и особенно при атаке истребителей, что не могло не привести к отставанию в строю  девятки, не говоря уже о отсутствии строя группы.
          Курсы не выдерживались ведущим группы, что затрудняло ориентировку.
Сбив самолет Медведева, истребитель начал атаку самолета старшего лейтенанта Федорова, но огнем стрелка-радиста Солонина и Плексицкого был сбит.
          Старший лейтенант Ушаков. 7.2.40

          Донесение  об итогах боевого вылета 3.2.40 по цели 59.
          15.26 пересекая ж.д. дорогу Йоэнсуу — Сортавала, 30 км южнее Йоэнсуу правая девятка  и ведущий были обстреляны ЗА на высоте 3000 м.
          В 16.10 были атакованы 5 истребителями Фоккер D.XXI. Атака была в хвост и одна лобовая атака одним самолетом. В момент атаки сбит один истребитель. С нашей стороны ДБ пошел на снижение с небольшим углом планирования.
          В 16.40 командир экипажа Улюшкин пробил облака и ушел. В 16.50 облака кончились  и в 17.05 мы вышли на Ладожский канал в пункт Шлиссербург и в 17.20 произвели посадку на аэродром Пушкино.
          Во время атаки истребителей  я считал, было 5 истребителей по нашей девятке и 6 истребителей по ведущей девятке.
          Штурман ведущей третей девятки капитан Чекрасов. [77]

          3.2.40 года 42 полк вместо цели Ювяскюля вышел на цель Сейняйоки. Штурман полка майор Соколов потерял ориентацию, за курсом не следил, воздушную скорость не определял, визуализацией ориентиров не занимался.
          Летчик командир полка майор Вязников не выдерживал заданного курса, скорости, что усугубило потерю ориентировки. [ф.34980,оп.102, д.13, стр.165]

            Остается уточнить, кто же сменил майора Вязникова на посту командира 42-го ДБАП. По одним данным это был Авельянов, по другим Аверьянов. Скорей всего согласно из «Выписки из форм. 36-я бомбардировочная авиационная Смоленская Краснознаменная дивизия» в разделе, касающегося 42-го ДБАП, указывается майор Авельянов Иван Иванович.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments