wlad (wlad_ladygin) wrote in mil_history,
wlad
wlad_ladygin
mil_history

Category:

136. Наше время. Загадки болот Карельского перешейка… (Ч.2)

Олег Киселев по поводу боевого вылета 21 декабря 1939 года приводит следующие данные, касающиеся 4-ой АЭ, командиром которой был Виталий Филиппович Дрянин:

      «4-я и 5-я эскадрильи: 13 ДБ-3 бомбили ст. Сяйние с высоты 5500 метров, сброшено 14 ФАБ-100, 130 ФАБ-50, 8 агитбомб. Цель поражена. Во время атаки 4 ДБ-3 4-й эскадрильи атакованы истребителями противника, в результате ДБ-3 лейтенанта Кузьмина врезался в хвост бомбардировщика комэска майора В.Ф. Дрянина. ДБ-3 комэска упал в районе станции Лейпясуо, найден в 2006 году. Штурман ст. лейтенант Денисенко Д.А. и стрелок-радист Карпов В.Ф. погибли, пилот, комэск майор В.Ф. Дрянин, выпрыгнул с парашютом и смог выбраться к своим через линию фронта. Бомбардировщик Кузьмина смог благополучно добраться до своей территории».

      Другими подробностями столкновения самолета Кузьмина с самолетом Дрянина я, к сожалению, не располагаю: известна дата катастрофы, ее участники, вероятное место ее и обстоятельства. Олег к тому же указывает на побочную причину столкновения – это произошло вследствие атаки истребителей противника четверки наших бомбардировщиков.

      Столкновения в воздухе не редкость. Отец вспоминает о подобном событии 1946 года:

      «Перелет из Бяла-Подляски в Новозыбков был омрачен очередной трагедией. Командир нашей эскадрильи Новожилов дал звеньям команду перестроиться. Летели «клином», а ближе к аэродрому необходимо самолеты расположить «пеленгом». При перестроении один «Ил» столкнулся с соседним.  Обе машины рухнули на землю, и их экипажи погибли. Новожилов Николай Вячеславович, Герой Советского Союза, был отправлен в Москву на разборки. Мы все переживали за него. Виновных в этой несогласованности в те времена обязательно должны были определить и непременно наказать по всей строгости советских законов. А так как летчик, учинивший столкновение, погиб, козлом отпущения должен стать тот, кто давал команду. Но командование во всем разобралось, и через некоторое время Новожилов вернулся в полк в новом качестве, став инспектором по технике пилотирования».

      На это даже был отголосок с Новозыбкова. Мой знакомый по Интернету Улезько Александр в конце марта сего года написал мне:

   «Здравствуйте Владимир!
В 1946 году во время перелета 108 ап  произошла авария, и погибли 2 экипажа. Просматривая паспорта захоронений в музее, натолкнулся на такой документ  (выложил на сайте). После этого проверил и по «Мемориалу» и по «Подвигу народа»:  лейтенант Танков Александр Дмитриевич, 108 ап, погиб при катастрофе самолета. К сожалению, они были похоронены в сквере, но сейчас его там нет. Возможно на месте этого захоронения сейчас стоит самолет. Нельзя ли  у Вас узнать какие либо подробности этого происшествия?
   С уважением Александр!»

   Но это все к слову.  Возможно, я бы этот эпизод столкновения Кузьмина с Дряниным зафиксировал бы как текущий в изначальной части истории 8-го авиакорпуса дальнего действия и только. Но то, что привел летчик Клевцов в своем письме, нисколько удивило, а сколько вызывало смутное сомнение. И в то же время  - это писал человек, который пролетал и Финскую войну и Отечественную и опыта ему не занимать.  Напомню, что писал ветеран:

   «Дрянин выбросился на парашюте, пролетел 65 км над территорией противника и приземлился между позициями финнов и наших. Был подобран нашими, и через 5 дней вернулся в полк».

      Когда я размещал свой пост под № 64 , я надеялся, что на факт полета парашютиста образца 39 года на такое большое расстояние обратят внимание читающие, но, увы… Видать, никого не задело…

      А учитывая то, что Олег Киселев еще и заявил о находке самолета Дрянина в 2006 году в районе станции Лейпясуо, я вообще потерял покой. Быстро нашлись в Интернете статья Ильи Прокофьева и Возвращение бомбардировщика.  Но и они как-то не пролили достаточного света на данный эпизод далекой войны и я отложил все в свой «долгий» ящик.

      Пришло время проработки материала участия 53-го и 42-го ДБАП в Финской войне, и терзающий вопрос о чудном перелете Дрянина на парашюте расстояния в 65 км встал ребром.

      Но вот недавно я сумел связаться с одним из участников этой  поисковой группы, указанной в статьях. Он поведал об удивительных фактах, которые позволяют выдвинуть версию не самого факта столкновения и не чудесного перелета Дрянина, а о последующих событиях вследствие этого столкновения. Этот хороший человек, видать весьма скромный, откликнувшийся на мои послания, попросил о следующем :

      «Здравствуйте, Владимир! А зачем? (это о просьбе воспользоваться нашей перепиской. Wlad). Или нужны детали о находке самолета? Я вообще не люблю, если честно, «светиться» в соцсетях… Мы (поисковики) и так на учете (официальном).  Ну,  если надо, то помещайте, указав только инициалы».

      Конечно, дорогой товарищ, это условие для меня закон и надеюсь, что читающие меня поймут. Да и проверить все факты, представленные им, не составит особого труда: если я сумел связаться с одним из них, не вставая со стула, то связаться с кем-то другими из этой группы так же возможно. И так по порядку.

      А.П. пишет: «…Немного предыстории. Самолет был найден случайно, моим знакомым, когда он ходил за грибами.  Лет пять я его уговаривал съездить на место, и вот в 2006 г свершилось. Искали место долго, лес изменился. Но все-таки нашли! После предварительного осмотра места, стало понятно, что бомбардировщик лежит подо мхом, и наше поисковое объединение «Северо-Запад» провело полномасштабную экспедицию по раскопкам и подъему мотора, который был вывезен в музей. Ну и фрагменты обшивки. Тело штурмана мы достали, сделали предварительное захоронение и после годовой!!! ругани с властями он был похоронен с воинскими почестями на въезде в Выборг.

      Точных координат не могу назвать. Самолет был найден примерно в километре к северо-востоку от урочища Мерки, недалеко от поселка Гаврилово. (примерно в 3-х км на юго-восток от высоты 65,5)

      Тело стрелка-радиста так и не нашли. Возможно, его захоронили финны».

      Из следующего письма А.П.:

      «Самолет, естественно обдирали скоты-металлоломщики, думаю, уже в 90-е годы. Мы нашли фрагмент обшивки со звездой аж на краю болота, это примерно в километре от места находки. И на островке среди болота. Но не все так просто, как представляется. Дело в том, что этот район - район жестоких боев в Финскую войну, у финнов был до войны артполигоном, а после войны - танковым полигоном СССР, а теперь и России. До сих пор проводятся учебные стрельбы.

      Примерно до конца 90-х это был своеобразный «заповедник» военных артефактов… Доты, дзоты, огромные болота с незахороненными бойцами… Все это сохранилось частично и до сих пор… Ну а как открыли в 90-е  туда ринулись толпы мародеров, трофейщиков, металлоломщиков и официальных поисковиков вроде нас… К слову сказать, в урочище Мерки, где, скорее всего и захоронили стрелка, (по слухам - то ли финны, то ли местные жители) в течение многих лет работала группа поисковиков, которые занимались захоронением там наших бойцов… На данный момент, вроде около полутора-двух тысяч, и для них было просто шоком, когда под носом у них была сделана такая находка…

      Теперь о самолете. Он лежал на краю болота, кверху шасси… Вокруг все заросло камышом, и натолкнуться на него можно было только чисто случайно. И на поверхности из-за мха только они и торчали, ну и основной лонжерон крыла. Т.е. низ фюзеляжа был раздраконен скорее всего металлоломщиками. Все, что находилось не подо мхом.  Задняя часть фюзеляжа была оторвана. Угол входа в болото примерно 10-20 градусов. Следов гари не было.

      Вряд ли мародеров могли испугать останки (штурмана). Все было абсолютно цело. И не было следов, что пытались выдрать что-то крючьями... Т.е. мы углубились в мох и торф всего-то на полтора метра и показались стельки на ступнях штурмана...

      Самолет, скорее всего, скапотировал при посадке. Правый мотор, скорее всего, не работал, так как лопасти винта не перекручены, и вообще не сильно погнуты. А кроме того, у штурмана между ног была вставлена, но не законтрена, запасная ручка управления. Т.е. самолет пытались посадить. Насколько я знаю,  до декабря 1939 было не очень много снега на карельском перешейке, а болота в этой местности вообще плохо промерзают. Возможно, это и было причиной капота, а шасси соскочило с замков, скорее всего, в момент удара. А может быть и были выпущены. Так как отличить болото от вересковой пустоши непросто. В общем, штурмана не сильно смяло…  А вот голову размозжило. А то можно было бы черты лица различить…

      Самое непонятное - откуда прилетел самолет…  Если предположить, что он скапотировал, то получается, что он прилетел/заходил на посадку со стороны Ленинграда. Как такое могло быть? Где вообще столкнулись самолеты? Если в районе Черкасово (Сяйние), то, как мог самолет с отрубленным хвостом, да еще и с бомбами (было найдено, по крайней мере, 2 ФАБ- 50 в центроплане) улететь так далеко. От Сяйние (Черкасово) до р-на Гаврилово - места падения  примерно 25-30 км. Если представить, что самолет летел со стороны столкновения, и, зацепившись колесами за лес, перевернулся и упал кабиной вниз - тоже маловероятно. Лес там и сейчас довольно мелкий… А тогда - вообще практически леса не было, или был, но очень маленький… Доты то простреливали все и стояли не в лесу… Не как кленовый лист же он падал с высоты 5 км, описывая окружность, радиусом 30 км?!!  Так что много странностей.

      К декабрю 1939 советские войска вроде как уже бились за линию Маннергейма - пытались прорвать оборону в районе 65,5 - это, как я писал, примерно в 3,5 - 5 км левее от места катастрофы… Если спиной к Ленинграду. Это я к тому, где могли Дрянина то встретить наши…

      Насчет полета Дрянина… Полный бред… 65 км на парашюте…  5 км с высоты еще возможно + унесло еще.  Тогда резонно предположить, что он приземлился за линией фронта, в районе Черкасово и 20 км да по финским тылам и болотам, хоронясь за каждым кустом, то вполне возможно, что он и преодолел эти 20-30 км за 5 дней. Да еще и зимой.
От Питера до Выборга то всего 120…

      Насчет того, что вооружение могли снять финны. Вполне вероятно. Но когда? В Зимнюю им было, скорее всего, не до того.

      В 1941-1944 годах - возможно. Тем более, что линия фронта стояла и финны шарили по лесам и болотам, а также по дотам и хоронили своих, погибших в зимнюю войну. Но на фига им турели, патронные ящики и пр.? Одно дело снять и унести шкасы, да еще из болота… А где тогда носовой пулемет и турель? Самолет то в болото изрядно зарылся... Да еще тут тело штурмана… Вряд ли вооружение на нем вообще было. Вспомните о Сарванто, который 6 ДБ перебил!

      И могу также сканы карты поискать (у штурмана тоже нашли в сумке) с районами бомбардировки. Там, кстати, тоже непонятно. Судя по всему, они летели бомбить Cуур-Мерийоки. Это самый крупный аэродром у финнов был в Зимнюю  в районе Выборга. Тогда на фига шли на Черкасово? Не умели ориентироваться и по старинке - вдоль железки?

      У Денисенко мы нашли партбилет, но вот фотокарточку выщелочило болото… Увы.. Хотя сам партбилет был как новый.

      Когда мы доставали штурмана и искали стрелка радиста подо мхом, то вспоминали Дрянина весьма недобрыми словами.

      Выпрыгнул, фактически бросив экипаж на произвол судьбы… В отечественную, описаны случаи, когда наоборот, стрелки выпрыгивали, самолет дотягивал до аэродрома, а эти гаврики потом приходили в часть с парашютами на спине…

      И потом, когда он уже генералом стал… Не пытался найти следы своего экипажа, блин!!!

      И еще.. Я не совсем правильно прочитал…  Дрянин же не блуждал 5 дней, как я сначала подумал - он в часть свою попал только через 5 дней, т.е. получается, что он при приземлении сразу же добрался до своих. А это значит, что он приземлился, скорее всего, в районе, занятыми советскими войсками. Вот Вам и ключ к пониманию, сколько он летел…  И тогда вопрос - где столкнулись самолеты? Над Черкасово, которое на 21 декабря еще было, если верить данным, за линией фронта, или, как я прочитал в одном журнале «на подлете к Сяйние». Тогда логично, что столкновение могло произойти недалеко от места падения и тогда все встает на свои места: и расположение самолета, и то, как Дрянин попал к своим…»

      Как увидит читающий, по сравнению с выше указанными статьями, очень много конкретных дополнений. И так, что мы имеем:

      1.      Самолет Дб-3 обнаружен лежащим на спине с выпущенными шасси.
      2.      Самолет врезался в землю под углом 10-20 ° и в направлении от Ленинграда.
      3.      Один двигатель был с погнутыми лопастями винта, другой практически с целыми.
      4.      На самолет во многих местах не было обшивки, найден кусок обшивки на километровом расстоянии от самолета.
      5.      Останки штурмана Денисенко нашли в самолете на своем месте с размозженной головой.
      6.      Останки стрелка-радиста так обнаружены и не были.
      7.      При штурмане были документы и личное оружие - его «ТТ» был на месте.
      8.      Ручка управления самолетом в кабине штурмана находилась в рабочем положении.
      9.      Турели при самолете не оказалось, как и пулеметов ни стрелка-радиста, ни штурмана.
    10.  В центроплане обнаружены несколько (от 2 до 5) ФАБ-50.
    11.  Расстояние от цели бомбометания  ж.-д. станция Сяйние (Черкасово) до урочища Мерки по карте напрямик приблизительно 20 км. И где-то километров 5 до возможной линии фронта на момент 21 декабря 1939 года.
Мерки
   Имея такие исходные данные, попробую высказать свою версию случившегося.

      Эскадрилья Дрянина благополучно долетела до цели. В связи с тем, что «было получено распоряжение от временно исполняющего должность командира 27 АБ полковника Судеца  о дополнительной подвеске на каждый самолет по две бомбы ФАБ-100», бомбардировка цели производилась с двух заходов. При отходе от цели на второй заход четверка Дб-3а, в том числе с ведущим Дряниным и ведомым Кузьминым, подверглась атаки истребителей противника, хотя по ««Итогам боевой работы 27 АБ» и по воспоминаниям участника этого боевого вылета Клевцова об этой атаки не было сказано ни слова.

      Стараясь удержать боевой строй при неудачном маневре при отходе от цели,  Кузьмин натыкается на ведомого, в результате  чего неумышленно своим винтом отрубает какую-то часть хвостового оперения самолета Дрянина.  Командир АЭ, видя такое дело, дает команду экипажу покинуть машину, и сам выпрыгивает. Услышал ли его команду кто из экипажа останется вечным вопросом.

      Почему это случилось именно над целью, а нигде-то далеко от нее? Об этом говорят бомбы, найденные в самолете на месте его обнаружения на земле. Значит, боезапас  не был израсходован, поэтому автор считает, что должен быть еще один заход на цель.

      Я допускаю, что не найденные пулемет и отсутствие турели стрелка-радиста дело рук  всякого рода аморальных утилизаторов металлов и прочих любителей военных артефактов. Но то, что при останках штурмана, были обнаружены и личное оружие и документы,  особым мародерством здесь не пахнет.  Да и останки стрелка-радиста обнаружены не были, хотя и имеются предположения, что он был кем-то захоронен.  Исходя из этого могу предположить, что при столкновении над целью ведомый не только срубил ведущему хвостовое оперение, но и крылом снес турель. А так как стрелок-радист был подвешен в турели на ремнях, то и его запросто могло вынести наружу вместе с турелью. Этим и объясняю отсутствие турели, пулемета и останков стрелка-радиста.

      Наличие штурманской рукояти управления самолетом в рабочем положении говорит о том, что самолет оставался на протяжении некоторого времени в пилотируемом состоянии и сумел преодолеть расстояние приблизительно километров 15-20. Но с потерей обшивки, а кусок ее был обнаружен в километре от места падения, и предположительно, что вышел из строя один двигатель, и не было руля поворота для выравнивания курса,  его начало крутить бумерангом. Высота начала стремительно, но полого снижаться. Штурман, прижатый к креслу от этой круговерти, уже выбраться их кабины не смог. Самолет, сделав последний полуоборот,  врезался в болото так, что одно крыло занесло вверх. Самолет скапотировал и оказался в том положении, в котором и был найден.  В момент капотирования штурманский пулемет оказался вырванным и находится теперь глубоко в болоте. Винт одного двигателя естественно погнулся, а второй, что оказался вверху при столкновении с болотом, остался целым. Но возможно именно это и был винт отказавшего двигателя.  Такова моя версия.

      Клевцов утверждает,  что над целью они находились на высоте 7500 м, а по архивным документам высота бомбометания должна быть  5500 м. Ни о каком противодействии финской ЗА ни слова нигде не говорится.  Будем считать, что Дрянин покинул самолет на высоте 7000-5000 метров.

      От цели до линии фронта с Севера на Юг с небольшим уклоном на Восток по карте приблизительно километров 20-25 будет.  Так и мог лететь самолет Дрянина, управляемый штурманом. Но вся беда в том-то, что по этой траектории на парашюте можно лететь только на карте, но не по небу. Чтобы преодолеть такое расстояние необходимо попасть в сильный горизонтальный воздушный поток, силой до ураганного, и в нужном направлении.  Роза ветров на Карельском перешейке в зимний период имеет сходное направление. Но это в нынешнее время и над поверхностью земли. Как было в декабре 1939 года мне не известно, тем более на высоте несколько километров. И все же 20-25 км это не 65 км. Да и предположение того, что Дрянин покинул самолет гораздо позже,  натыкается на штурманскую рукоять управления в рабочем состоянии. При летчике в самолете это не имело бы смысла, при том, что некоторые плоскости рулей при этом отсутствовали. Хотя штурман иногда мог помочь летчику в управлении, когда не хватало у того физических сил при нештатном маневрировании.   Но это не тот случай.

      Так что, вопрос о полете Дрянина на парашюте от цели до линии фронта остается открытым…
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments