svidetel_fryaz (svidetel_fryaz) wrote in mil_history,
svidetel_fryaz
svidetel_fryaz
mil_history

Л. де Гайя, «Военное искусство и его современная практика во Франции»

Иллюстрация №17
В конце прошлого года я подписал договор с Издательским центром РГГУ на перевод книги Луи де Гайя «Военное искусство и его современная практика во Франции» (по изданиям 1678 и 1689 гг.) – справочника по военному делу и военным должностям в армии Людовика XIV, работе, как мне кажется, очень толковой – уже потому, что автор не отягощает текст цветистыми, по манере эпохи, рассуждениями, а ограничивается лишь емкой конкретикой. Книга включает структуру военных должностей/званий и связанных с ними обязанностей, описание строевых упражнений, теорию гарнизонной службы и, конечно же, необходимые примечания; она полностью готова, снабжена иллюстрациями из знаменитых французских «картиночных» изданий XVII в. «Travaux de Mars…» Малле и «L’art militaire français pour l’infanterie…» Жиффара, сдана и поставлена в план издательства на 2014 г. Точного времени выхода, я, к сожалению, назвать не могу и поэтому анонсирую эту работу публикацией одной из глав, которая посвящена обороне крепостей.

О том, как держать оборону при осаде


Губернаторы и полковники должны знать, как обороняться в крепостях, которые им вверены, и вот каким образом следует держать осаду.
После того как командующий снабдит крепость всем необходимым, исправит укрепления, наполнит магазины провиантом, оружием и инструментом, приготовит фейерверки, военные машины и артиллерию, то, прежде чем будет осажден, он должен обойти крепость в сопровождении инженеров и наиболее опытных офицеров гарнизона и взять на заметку слабозащищенные и, соответственно, самые уязвимые для нападения участки, дабы иметь возможность заранее обустроить их.
Если враги подступили, ему не стоит отдавать [в обороне] преимущество вылазкам и стычкам, ибо в них обычно гибнет много людей, в которых явится нужда впоследствии. Вылазки следует приберечь на крайний случай – например, когда понадобится отбить захваченные контрэскарп, демилюну или укрепления рва, заклепать орудия, подпалить [заложенный] порох, препятствуя отрывке траншеи или иным осадным работам, наконец – при многих других обстоятельствах, когда вылазки принесут большую пользу.
Первое, что делает губернатор, когда крепость оказывается в осаде, – приводит весь гарнизон в боевую готовность, и пока не будет понятно, на каком участке ждать настоящей атаки, приказывает пехоте занять бастионы, демилюны и прикрытый путь; затем разделяет войска на два или три корпуса, каждый из которых в один день отражает [неприятельские] атаки, в другой – трудится [в крепости], а на третий – отдыхает. Кавалерия же держит оборону в наружных укреплениях, а та ее часть, которая не участвует в сражении, остается на месте, построившись в баталию или ожидая в полной готовности в конюшнях, чтобы ринуться в бой по первому зову. Артиллерийские офицеры занимают свои места на батареях, дожидаясь, когда противник приблизится к крепости, – ибо я не одобряю, когда начинают палить изо всех орудий, не принимая во внимание реальную досягаемость стрельбы; это все равно, что изводить порох на воробьев.
Стрелять надо не раньше, чем враги подойдут, по крайней мере, на расстояние выстрела, – например, когда настанет время сменять солдат в траншеях, когда [неприятельские] кавалеристы подносят фашины, когда враг идет на штурм, или отступает после атаки; в конце концов, – когда на подходящем расстоянии можно увидеть много толпящегося народу. И хотя бы у врага на каждом шагу стояли батареи, не следует дозволять у себя устроение новых батарей, напротив неприятельских, – ибо орудия крепости всегда должны располагаться так, чтобы бить во фланг батареям противника, и даже если последние защищены сверху донизу, нужно постараться расстрелять их тремя-четырьмя залпами с двух сторон, а затем разбить и лафетные станины. Орудия не стоит размещать прямо на гребне главной крепостной ограды и использовать для их лучшего прикрытия габионы – надежней врыть в землю платформу на пять футов, а амбразуры открывать только когда все орудия будут готовы к стрельбе. Батареи надлежит устраивать с такой секретностью, чтобы враг не углядел опасности, пока не испытает ее на себе. Помимо батарей, устанавливаемых на кавальерах, демилюнах и бастионах, на нижних уровнях фланков размещают также фальконы или фальконеты, которые предназначены для обороны рва и разрушения траверсов и галерей. Когда штурмующие подступают вплотную к наружным укреплениям, орудия заряжают картузами, обрывками цепей и картечью, причиняющими батальонам куда более сильный урон, нежели стрельба одними лишь ядрами.

Еще одно великое средство против осаждающих, ведущих подступы, – петрарии, наполняемые до самого жерла камнями и булыжниками. Можно использовать и бомбы, однако при метании из крепости они не наносят врагу столь же крупного ущерба, как при стрельбе из траншей, если только бомбардиры не придадут своим мортирам верного угла наводки и не примут достаточную поправку на высоту, чтобы бомбы падали на траншеи и плацдармы отвесно.
Оборона крепости начинается с контрэскарпа, каковой надлежит защищать так долго, как это возможно; некоторые тратят время на укрепление и оборону [городских] предместий, но это оборачивается лишь людскими потерями, поэтому все предместья следует сровнять с землёй.
Контрэскарп для удобства обороны должен иметь [по всей длине] ход пятнадцати футов [шириной] и пяти футов глубиной [от гребня гласиса], а также фланкирующие углы [с фасами] двадцать шесть на двадцать шесть шагов, укрепленные надежными частоколами.
Пока противник пытается овладеть контрэскарпом, следует рыть минные ходы и печи под гласисом – против тех участков, где осаждающие ведут осадные работы, – а также устраивать подкопы под неприятельскую артиллерию, если ее уже установили для обстрела крепости; как только мины будут взорваны – произвести кавалерийскую вылазку при поддержке пехоты, вооруженной косами, вилами, топорами, дубинами, протазанами и гранатами, – и пока кавалеристы теснят отступающих или атакуют кавалерию противника, пехотинцы заклёпывают орудия, поджигают порох, засыпают траншеи и разрушают всё, что способно угрожать осажденным. Кавалерия, коль скоро есть возможность, должна наступать первой, – а равно и отходить, разбрасывая позади себя триболы, которые непременно покалечат лошадей и даже пеших солдат неприятеля, если тот, как водится, станет преследовать осаждённых, предпринявших вылазку.
Во время вылазки ни к чему тратить время, захватывая многих пленников, ибо большое число таковых сулит осажденным лишь неудобства: достаточно двоих-троих, чтобы разузнать какие-либо сведения о противнике.
Когда осажденным ясно, что придётся покинуть контрэскарп, они должны с боем отступать от траверса к траверсу до демилюны, не оставляя попыток выбить противника с занятых позиций при помощи гранат. Однако мудрому командующему не след поощрять в своих солдатах чрезмерного упорства в стремлении оттолкнуть неприятеля [с этого рубежа] – иначе погибнет столько народу, что крепость окажется уязвимой и для обороны остальных участков почти никого не останется. И поскольку, когда прикрытый путь взят, обычно начинается штурм демилюны, губернатор должен побудить своих людей к ее стойкой защите – пусть всеми силами препятствуют противнику рыть подступы, разрушают его осадные сооружения, сжигают галереи, бросают гранаты, зажигательные снаряды, фейерверки, горящие или же начиненные [взрывчаткой] фашины, вообще – прибегают к любым средствам, которые используются на войне. А если враг всё же захватит демилюну, то при помощи заранее вырытых минных ходов можно выдворить его прежде, чем он там обоснуется, – но взрыв должен последовать без промедления и сопровождаться вылазкой солдат и землекопов: одни овладевают укреплением, другие заделывают в нем бреши и восстанавливают его боеспособность.
Губернатор, хорошо знающий свое дело, имеющий в своем распоряжении надёжные войска и опытных инженеров, заставит осаждающего противника потерять немало людей, прежде чем тот подступит к главной крепостной ограде и даст возможность трудиться саперу, – но даже если сапер сможет закрепиться у ограды, ему иной раз придётся сильно страдать либо от фугасов, либо от фейерверков, которые напустят в его подкоп дыму и подожгут галерею, ведущую от контрэскарпа к бастиону. Можно еще добраться до сапера благодаря контрмине или не дать ему окончить работу, обрушив его подкоп. Допущу даже, что осажденным, противу многих усилий, не удалось воспрепятствовать подрыву мины – образовалась брешь, фланки захвачены или разрушены, а осаждающие готовятся начать штурм: можно продержаться еще некоторое время, коль скоро губернатор, не пренебрегая никакими средствами для обороны крепости, устроит на бастионе в нескольких местах надёжные ретраншементы; кроме того, по обоим краям бреши, обычно позволяющей простреливать себя с двух сторон наперекрест, он может расставить мушкетеров для попеременного, откуда бы ни грозила опасность, фланкового огня. Если они окажутся уязвимы для [неприятельских] орудий или мушкетных выстрелов из траншей, можно возвести эполемент из мешков с землей, а случится, что и он будет разрушен, – поскорее восстанавливать его. Впрочем, во время общего штурма осаждающим трудно палить из пушек, не причиняя урон собственным солдатам, так что осаждённым, чтобы найти защиту от мушкета, достаточно прикрыться мантелетами.
В этих обстоятельствах сгодятся и какие-нибудь малые артиллерийские орудия, с которыми сподручней управляться: их снимают с лафетов, ставят каждое на четыре колеса двух или полутора футов высотой, подкатывают под брешь, прикрепляют цепями или толстыми веревками к массивным кольям, врытым позади бастиона, а когда враг начнет штурм бреши, поджигают в них порох при помощи фузеи или пропитанного серой фитиля. Эти малые орудия можно заряжать обрывками цепей с ядрами на концах, а также гвоздями, картечью или коробами на манер картузов, наполненными россыпью мушкетных пуль.
Можно также скатывать вниз бочонки, наполненные порохом и покрытые шипами либо насеченными стальными пластинами; горящие колеса, к которым прикреплены гранаты; катки продолговатой формы, вроде тех, которыми плющат овес в Босе, утыканные железными остриями и снабженные колесами, как тележные оси. Когда враги взойдут на брешь, надо бросать в них гранаты и зажигательные снаряды, убивая без счета, и даже если, испытав на себе всю эту пагубу, они еще сохранят довольно отваги, чтобы продолжать штурм, их нетрудно будет отбросить прочь.
Однако же, если губернатор, безупречно исполнив свой долг, видит, что войска его редеют, состояние крепости плачевное, силы осаждённых на исходе и нет никакой надежды на помощь и подкрепление, то будет гораздо лучше, если он сохранит для своего государя остатки гарнизона, сдавшись на выгодную капитуляцию, нежели обречет себя и своих солдат на трагическую гибель, продолжая отважно и упорно защищаться.
Tags: военная история
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments