wlad (wlad_ladygin) wrote in mil_history,
wlad
wlad_ladygin
mil_history

Categories:

118. Наши дни. Ох, то-ва-а-рищ генерал! Или как часто приходиться «чесать репу».

Оригинал взят у wlad_ladygin в 118. Наши дни. Ох, то-ва-а-рищ генерал! Или как часто приходиться «чесать репу».
Дурная ли это привычка при попытке найти ответы на вопросы, которые сам же себе надумываешь, «чесать репу»? Как рождаются эти вопросы, и по какой причине? Вот пример из собственного опыта.

С чего началась история 53-го ДБАП? В документе под названием «ИСТОРИЯ ЧАСТИ. 30 гв. БАП в Великой Отечественной войне», созданный в первые послевоенные месяцы 45-го, раздел «БОЕВОЙ СОСТАВ И ДИСЛОКАЦИЯ» начинается так: «53 Скоростной бомбардировочный Авиационный полк сформировался по приказу НКО СССР в мае месяце 1938 года на аэродроме Монино и укомплектован материальной частью самолетами СБ.

Полк входил в состав 1-й Армии особого назначения, командовал которой Герой Советского Союза комдив Хользунов.
Формировал полк полковник Токарев, начальник штаба майор Поручаев.
Основой для формирования полка делились кадры старых пол­ков, выходивших в состав 1 - АОН.»

Сухо и формально.
А вот попытки историка Сергиенко А.М. вдохнуть «жизнь» в это «формальное и сухое» и что из этого вышло:


Письмо Сергиенко к первому командиру 53-го ДБАП:

Резолюция №1: Н-ку Политотдела. А т. Токарев прав, Подпись. 1.6.72
Резолюция №2: т. Сергиенко А.М. надо писать письма не личные, а со штампом ПО. Подпись.

«Здравствуйте уважаемый Борис Кузьмич!
Пишет Вам майор Сергиенко Анатолий Михайлович. В конце марта я дважды был у Вас дома, затем звонил несколько раз. Но Вы, вероятно, были за пределами Москвы.
Дело вот в чем. Мы пишем историю соединения, которое своими истоками связано с 53 ДБАП. Вы были первым командиром этого полка. Вас сменил С.С. Александров, ныне покойный. Я у него был в прошлом году, он мне рассказывал, как полк воевал в финскую. Сейчас, после сбора материалов в архивах и у ветеранов, я сажусь описывать этот период.
Хотелось бы начать с создания этого полка, его первых шагов. В этом деле Вы – первый помощник и советчик. Хотелось бы, в связи с этим, Борис Кузьмич, получить от Вас воспоминания о процессе формирования и становления полка, о первых его кадрах. Возможно, у вас есть фотографии этого периода. Кто, когда и где ставил перед Вами задачу формирования полка. В общем, все, что сохранила Ваша память по 53 полку. Очень нужны Ваши 2 персональные фотографии – одна того периода и вторая в генеральской форме.
Очень жду Вашего ответа.
Всего Вам доброго, с уважением – Сергиенко».

Ответ не заставил себя долго ждать:

г. Иркутск-3, в/ч 15502, Командиру части.
25.5.72
г. Москва
«Уважаемый товарищ!
Получил частное письмо майора Сергиенко А.М., который пишет историю соединения. Его просьбы ко мне вы прочтете из его письма, прилагаемого мною.
Могу сказать только одно, пойти навстречу просьбам частного лица не имею времени и возможности. Если тов. Сергиенко действительно обращается от лица в/ч 15502, то надо это сделать официально.
За последнее время нет отбоя от инициативных частных лиц с просьбами якобы от частей, а фактически от «частников», стремящихся заполучить материалы для своих личных литературных трудов.
Поэтому прошу вас правильно понять мою настороженность к письму тов. Сергиенко А.М.
С уважением Б. Токарев».

К сожалению, в газете «Красная звезда» от 24 июля 1977 был опубликован некролог на генерала следующего содержания: «Командование и политический отдел Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил СССР имени К.Е. Ворошилова с прискорбием извещают о смерти участника Великой Отечественной  войны, члена КПММ с 1937 г., бывшего старшего преподавателя академии генерал-майора авиации в отставке ТОКАРЕВА Бариса Кузьмича и выражают глубокое соболезнование родным и близким покойного».  И на полях вырезки из этой газеты рукой историка нахожу следующие записи: «12.7.77 г. в г. Приозерск Ленингр. обл.. 15.7.77 г. кремирование в г. Ленинград, 25.7.77 г захоронение урны в г. Москва. Зеленоградское кладбище».

Так и не узнали мы от генерала Токарева, как формировал он свой первый полк. А 17.2.39 г он уже командир 13 ТБАБ, через полгода возглавил 15 ТБАБ.  Звание генерал-майор Токаревым получено 30.4.43 г., но это уже совсем другая история.

В письме к генералу историк упоминает следующего командира 53-го ДБАП Александрова С.С., мемуары которого, вышедшие в 1971 г. под названием «Крылатые танки», сразу обнаружились в сети. Хотя Сергей Сергеевич в войну возглавлял полк штурмовой авиации и его книга о летчиках, воевавших на Ил-2, в первой главе он упоминает о дальнебомбардировочном полке, который возглавлял перед войной. Вот несколько выдержек   из этой главы:

«Лично мне довелось участвовать в финской кампании. Я тогда командовал полком дальних бомбардировщиков. Ведущим первого звена у меня был капитан И. В. Голубенков — смелый и хорошо подготовленный летчик.
…Заговорив о И. В. Голубенкове, невольно вспомнил случай, происшедший с ним в 1938 году.
Наш бомбардировочный полк, базировавшийся под Москвой, готовился к Первомайскому параду. Почти год экипажи отрабатывали групповую слетанность… Все шло нормально. И вдруг за три дня до праздника командир авиабригады полковник М. П. Казьмин объявил мне, что Голубенков отстранен от полетов по состоянию здоровья…»

Командир полка уладил вопрос о Голубенкове с командующим армией Хользуновым, убедив его, что нецелесообразно в канун парада менять ведущих звеньев.

«…отдыхать в эти предпраздничные дни людям приходилось очень мало. Помимо учебы, они помогали техникам и механикам готовить материальную часть, тщательно проверяли исправность каждого агрегата.
Наступило 1 Мая… Приняв рапорт полкового инженера Н. М. Павлова о готовности самолетов, я приказал построить летный состав. После того как штурман Малыгин уточнил маршрут и время вылета, я дал последние указания и подал команду «По самолетам!».

И вот мы уже в воздухе. Справа от меня звено Голубенкова. Хорошо вижу самолет ведущего… Приближаемся к Красной площади. Командующий В. А. Хользунов летит впереди полка. Время от времени он дает по радио краткие распоряжения…

Пролетая над Красной площадью, мы не видели, что там происходило. Членам экипажей категорически запрещалось хоть на мгновение отвлекаться от выполнения своих обязанностей…
Если всего несколько лет назад воздушные парады вообще не проводились, то сегодня среди крылатых участников праздника одних бомбардировщиков насчитывалось 38 полков! И, к нашей чести, мы летели первыми в этой армаде…

Красная площадь, Кремль, а затем и окраина столицы остались позади. Плотный треугольник, образованный сорока пятью самолетами нашего полка, стал расчленяться на эскадрильи. Ведущая девятка взяла курс на аэродром. В эфире…я услышал знакомый голос В. А. Хользунова:
— Вы прошли над Красной площадью лучше всех. Вас поздравляет с успехом командующий парадом Маршал Советского Союза товарищ Буденный.

Радиостанции имели в своих кабинах все командиры эскадрилий… Вот сначала Н. Я. Алексеев, затем С. С. Суров, Ф. И. Меньшиков, В. Дрянин — все комэски приветливо покачали крыльями. Я ответил им тем же. Они заслуживали самой высокой похвалы. Ведь на их плечах лежала основная тяжесть подготовки к параду.

…приземляюсь первым. На стоянке, возле легковой автомашины, вижу инженера полка Н. М. Павлова. …С инженером мы поехали на командный пункт. Там нас встретил начальник штаба полка майор А. Паручаев. Недавно он за отличное выполнение особого задания был награжден наркомом именными часами.
На командном пункте мы застали командира бригады, представителей штаба парада, политического отдела, парткомиссии, даже прокуратуры…

Когда последний бомбардировщик был зарулен на стоянку, я доложил Казьмину:
— Товарищ командир бригады, правительственное задание выполнено!

Вечером все участники парада были приглашены в Большой Кремлевский Дворец…
Перед войной, в том же 1938 году, когда наш полк участвовал в Первомайском параде, мне довелось познакомиться с авиаконструктором С. В. Ильюшиным. Произошло это на Центральном аэродроме. Узнав, что я летаю на ДБ-3, Сергей Владимирович пригласил меня в укромный уголок и долго расспрашивал об этой машине: как она ведет себя в воздухе, удовлетворяют ли ее боевые качества.

В то время лучшего дальнего бомбардировщика не было не только у нас, но и в ВВС других государств. И потому я, не опасаясь покривить душой, уверенно сказал:
— Хороший самолет. Только бы скорости ему немного прибавить.
— Скорости? — с улыбкой переспросил Ильюшин и, помолчав немного, твердо заявил: — Будет скорость…».

В единственном наградном листе в базе «Подвиг народа» на Поручаева Александра Ефимовича в графе «Чем раньше награжден» имеется отметка, что он  в 1934 году приказом РВС СССР был отмечен золотыми часами. Не об этих ли часах упоминает Александров? Да и упомянутые летчики из 53-го ДБАП.

О первомайском параде 1938 года я уже упоминал в своем посте http://wlad-ladygin.livejournal.com/32187.html. А информацию, видать, почерпнул из книги «Дальняя авиация. Первые 90 лет» авторов В. Михеева, В. Котельникова и В. Раткина. На этот фрагмент из их книги многие ссылаются, описывая бомбардировщик Ил-4, но я его привожу с другой целью:

«В те годы новые боевые самолё­ты обязательно демонстрировали на парадах. В 1937 г. ДБ-3 не пока­зывали - слишком мало их было. Впервые они появились на перво­майском параде в 1938 г. Для этого сформировали сводный полк майо­ра Д.П. Кузнецова (25 экипажей). Полк получил 23 новеньких ДБ-3. Экипажи в основном прибыли из Воронежа, из 11-й авиабригады, но были и заводские испытатели, и лётчики из Монино. Набрать эки­пажи было сложно не только пото­му, что машины фактически только начали осваивать, но и тем «мелким ситом», через которое просеивал кандидатов НКВД

С 24 апреля начались трениров­ки в Монино. За два дня до парада всё вооружение опломбировали, патроны изъяли. У командиров ото­брали пистолеты. Перед вылетом экипажам приказали убрать из ка­бин всё ненужное в полёте. Вся под­готовка проходила под недремлю­щим оком госбезопасности, кото­рая подсматривала, подслушивала и искала происки врагов. Тряпка, за­бытая механиком между цилиндра­ми мотора, брошенная в кабине от­вёртка, кусок стекла в салате «оливье» в командирской столовой - всё изучалось на предмет возможной диверсии.

Но вот день пришёл, и две девят­ки ДБ-3 возглавили парадную ко­лонну. Чётким строем они прошли над красной площадью. Лётчики боялись, что ненадёжные М-85 вот-вот откажут. На тренировках случи­лись две вынужденные посадки по этой причине. К Первомаю в воздух могли подняться только 19 ДБ-3 из 23-х. В случае отказа одного двига­теля было предписано тянуть на втором, при выходе из строя обо­их - планировать на Москву-реку. Но всё прошло благополучно. По возвращении в Монино экипа­жи уже ждали пригласительные би­леты на банкет в Кремль...»

Пришло время «чесать репу»:

1.      53 ДБАП был сформирован в мае месяце 1938 г., а Александров С.С. уже к первому мая почему-то уже возглавив полк, готовил его к первомайскому параду. Так о каком полке тогда идет речь?
2.      53 ДБАП согласно «Истории части…» первоначально имел материальную часть из самолетов СБ. У Александрова получается, что полк уже летал на ильюшинских ДБ-3. А по данным из книги «Дальняя авиация. Первые 90 лет» к тому моменту их всего-то на параде было 19.  Может речь у Александрова идет о параде 1939 года? Тогда как будто все должно сходиться и финская уже ни за горами…

У меня нет пока на эти вопросы ответов, а «репа» уже начинает поблескивать…
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments