Сергей Эдуардович Цветков (sergeytsvetkov) wrote in mil_history,
Сергей Эдуардович Цветков
sergeytsvetkov
mil_history

Как пишется история

Рене Арно относился к тем людям, которые ликовали, узнав о начале войны. В 1914-м ему исполнился 21 год, но выглядел он не старше 16-ти. Он боялся только одного: как бы не кончилась война, прежде чем он успеет попасть на фронт: «Как унизительно не участвовать в главном приключении моего поколения!»

Мечта его сбылась, и 28 февраля 1915 года застало его в окопе на берегу Соммы. В это прохладное утро он совершал обход, от поста к посту, проверяя часовых.



Последний час медленно редеющей тьмы действовал новичку на нервы: «Когда я останавливался у края окопа и всматривался в ничейную землю, мне иногда казалось, что опоры в нашем хлипком заграждении из колючей проволоки были силуэтами немецкого патруля, пригнувшегося и готового броситься вперед. Я не отводил взгляда от этих опор и видел, как они движутся, слышал, как шинели волочатся по земле, как штыки позвякивают в ножнах… Тогда я оборачивался к часовому в окопах, и его присутствие успокаивало меня. Раз он ничего не видел, значит, ничего там и не было, — одни лишь мои галлюцинации».

Наконец, горизонт посветлел, проснулись птицы.

И тут он услышал выстрелы − первый, второй, третий. Не прошло и минуты, как ружейный огонь опоясал линию окопов с обеих сторон. Затем бледное небо прорезала красная сигнальная ракета. Рене понимал, что это значит — дан сигнал для немецкой артиллерии, сейчас начнется!.. И тотчас французские траншеи накрыл ураганный огонь тяжелых германских орудий. Воздух наполнился «гулом, свистом и взрывами», разнесся резкий запах пороховых газов.

«Сердце стучало, как бешеное, я, наверное, побледнел, меня охватил страх. Я закурил, инстинкт подсказывал мне, что сигарета поможет мне успокоиться».

Вдруг он осознал, что немцы, наверное, уже пошли в атаку, они идут по нейтральной полосе… Перепрыгивая через спины лежащих товарищей, Арно помчался к тому месту, откуда хорошо была видна вражеская линия. «Мысль о том, что мне нужно сделать, избавила меня от страха».

Он напряженно всматривался в холм, разделявший немецкие и французские позиции. Ничего.

Между тем обстрел медленно затихал и, наконец, прекратился.

Дым рассеялся. Начали поступать сообщения. Двое убитых в соседней части, слева, пятеро — из роты справа.

Постепенно Арно воссоздал картину случившегося. Двое приунывших часовых вздумали пальнуть по перелетным птицам, — судя по всему, это были кроншнепы, летевшие к местам своих гнездовий в Скандинавии. Другие часовые, испугавшись, тоже начали стрелять. Внезапно вспыхнувшая перестрелка переполошила немцев, которые, опасаясь атаки, отдали приказ своей артиллерии перепахать французские позиции.

На следующий день командование написало официальный эпилог славного сражения: «Немецкое наступление около Бекура, вблизи Альбера, было полностью подавлено нашим огнем».

Комментарий Арно был таков: «Вот так пишется история».

По материалам книги:
Энглунд П. Восторг и боль сражения: первая мировая в 211 эпизодах. — М.: Астрель: CORPUS, 2013. С. 130−132.

P.S.
Рене Арно, видимо, в то время еще не читал «Войну и мир», автор которой тоже сказал немало ядовитых слов по поводу того, как пишутся официальные реляции с поля битвы.
Tags: военная история, книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments