wlad (wlad_ladygin) wrote in mil_history,
wlad
wlad_ladygin
mil_history

Categories:

99. Что было, то было… Фотография из прошлого и ассоциации из настоящего…

Оригинал взят у wlad_ladygin в 99. Что было, то было… Фотография из прошлого и ассоциации из настоящего…
     Вернемся к фотографии, что в посту под №94 обнародовал. О Сурове и Нестеренко кое-что рассказал. Черед теперь за Ларкиным.
      Штурмана полка Ларкина Марка Ивановича Алексей Крылов в книге «По заданию Ставки» упоминает 14 раз, а на «Подвиге народа» находятся три его наградных листа. Сопоставим эти документы с воспоминаниями штурмана Крылова, который сначала был подчиненным у Ларкина, а затем и сменил его на посту штурмана полка.
      Из наградного листа от 17 мая 1945 года узнаем, что старший штурман 48-й Бомбардировочной Рижской авиадивизии подполковник Ларкин Марк Иванович с 22 июня 1941 года совершил 68 боевых вылетов и подготовил для боевой работы в ночное время 68 штурманов.
      А вот что пишет Крылов по поводу подготовки летного состава, в которой с большой вероятностью принимал участие Ларкин:

      «… для некоторых наших летчиков и штурманов полеты ночью не были каким-то новшеством. Кое-кто из нас еще до войны летал в ночных условиях. А такие командиры, как Юспин, Голубенков, Головатенко, штурманы Ларкин, Беляев, Мельниченко, Неводничий, могли успешно выполнять ночные полеты в простых и сложных метеоусловиях. Они-то и стали у нас инструкторами при тренировочных полетах. Пока летчики овладевали техникой пилотирования бомбардировщика, штурманский состав на самолете Ли-2, оборудованном всеми современными средствами радио — и астрономической навигации, осваивал самолетовождение при полетах вне видимости земли. Тренировки в ночном бомбометании производились на боевых самолетах в составе своих экипажей. Тем временем стрелки-радисты и воздушные стрелки тренировались в приеме радиопеленгов, практически осваивали ночные стрельбы. При такой четко разработанной методике в короткие сроки сколачивались дружные, слетанные экипажи, способные вести боевую работу в ночных условиях».
      Любопытно, что в наградном листе на самого Крылова, датированного 1 июня 1943 года, т.е. перед тем, как ему вступит в должность штурмана 455 ап ДД, о «педагогической» деятельности Крылова ни слова. А в наградном листе  от 11 июня 1945 года узнаем, что гвардии майор Крылов Алексей Иванович в должности штурмана полка ввел в строй из молодого пополнения 58 штурманов для выполнения боевых заданий командования.
      Все это я пишу с одной целью, чтобы читающий эти заметки знал, что боевая подготовка летного состава в АДД была непрерывной с первого дня войны до последнего ее часа. И чтобы критически принимал на веру утверждения разного рода оголтелых новоявленных «изыскателей» военной истории, что наши летуны были неподготовленными и воевали неэффективно.
      В наградном листе на Ларкина, датированного февралем 1943 года, читаем:
      «…В целях проверки и контроля бомбометание штурманским составом вылетал последним на боевые задания, непосредственно сам наносил удар по врагу, одновременно контролируя бомбометание по заданным целям…»
      За скупостью подобных формулировок штабных писарей, подразумевается гораздо большее. Вот как описывает Крылов один из полетов, в котором участвовал Ларкин:
      «Полет к цели занял около четырех часов. Вскоре впереди показалась хорошо освещенная с воздуха цель. На земле горят пожары, в небо, словно кинжалы, воткнулись десятки мощных прожекторов. Непрерывно бьют зенитки.       Трассирующие снаряды чертят в воздухе огненные дорожки. Видно, зенитки Кенигсберга «горячо» встретили экипажи других полков нашего соединения.
      — Вижу цель, боевой двести сорок! — сказал Ларкин.
      — Понял, двести сорок! — ответил командир.
      — Пять градусов вправо! — просит штурман. Стрелки приборов на секунду оживают и снова замирают. Самолет послушен воле летчика.
      — Сбросил! — кричит Ларкин…
      Десятки орудий ведут по самолету огонь. Юспин бросает машину из стороны в сторону… И вдруг зенитчики прекращают огонь…
      — Слева над нами истребители! — докладывает Николай Лысенко.
      — Продолжайте наблюдение. Не давайте им подойти! — приказывает командир.
      Юспин резко маневрирует. Лысенко и Полякус включились в работу… Экипаж благополучно уходит в темноту...
      — Марк Иванович! — обратился командир к штурману. — Походим малость в сторонке, посмотрим, откуда бьют зенитки, сколько батарей прикрывают цель.
      — Согласен! — отозвался Ларкин. — Буду наблюдать и записывать...
      Штурман хорошо запомнил, что их самолет и другие, идущие сзади экипажи, обстреляны с юго-западной стороны города. С севера и востока в основном действуют батареи среднего калибра. Здесь же расположено несколько десятков прожекторов, некоторые из них спаренные. В восточном секторе на подходе к городу на больших и средних высотах ходят ночные истребители. Вся эта глубоко эшелонированная противовоздушная оборона города была недостаточно известна экипажам, и поэтому их действия порой были скованы, в результате серии бомб ложились то с недолетом, то с перелетом.
      Из своих наблюдений Юспин и Ларкин составили точное представление о системе ПВО города. После полета они начертили схему расположения зенитных средств противника. Юспин дал задание начальнику штаба полка майору Захаренко подготовить более полные разведывательные данные по противовоздушной обороне Кенигсберга и другие справки, облегчающие дальнейшее ведение боевой работы…»
      Крылова в самолете при этом не было, но это весьма типичный диалог между членами экипажа. Подобное в любых мемуарах на тему АДД найти запросто. А о чем можно еще говорить над целью? И взаимодействие замкомандира полка, штурмана полка и начальника штаба полка  так же типично. На то они и командиры, чтобы из каждого боевого вылета помимо выполнения задания еще и другую пользу извлекать, тем самым на будущее своих подопечных уберечь и еще больший урон врагу нанести.  Это так же в укор нерадивым «изыскателям» военной истории, утверждающим, что командиры были олухами и личный состав не жалели, бездумно отправляя экипажи на смерть. Гибли экипажи, особенно в первые месяцы войны, но смерти эти в другом и более глубоком контексте рассматривать надо…
      Немаловажным будет привести еще один фрагмент из воспоминаний Алексея Крылова, который в контексте исследования фотографии 1941 года с аэродрома Старый Оскол, проливает свет на дальнейшую судьбу людей, которые запечатлены на ней:
      «…30 апреля 1943 года Государственный Комитет Обороны принял решение о введении в авиации дальнего действия корпусной системы.
      Создание нашего 8-го бомбардировочного корпуса АДД — командиром был назначен генерал-лейтенант авиации Н. Н. Буянский, начальником штаба полковник И. Н. Турчин, начальником политотдела полковник С. И. Приезжев — осуществлялось путем выделения из 36-й дивизии и ее полков личного состава для формирования новых частей. Так, на базе 455-го был создан 109-в полк, командиром его стал подполковник В. К. Юспин, На базе 42-го — 108-й полк, который возглавил подполковник (С.К. Бирюков).  Во вновь образованную 48-ю авиадивизию вошли 455-й и 109-й полки, командиром ее стал полковник С. К. Набоков, начальником штаба майор И. Ф. Захаренко. Подполковник М. И. Ларкин возглавил штурманскую службу дивизии. Меня назначили старшим штурманом 455-го полка, где я прослужил до конца войны…»

      Продолжение следует
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments