Никита Донцов (avianikitoss) wrote in mil_history,
Никита Донцов
avianikitoss
mil_history

Category:

Цвитан Галич и хорватские пилоты. Окончание.

Оригинал взят у avianikitoss в Цвитан Галич и хорватские пилоты. Окончание.
РЕОРГАНИЗАЦИЯ И ВОЗВРАЩЕНИЕ НА ФРОНТ. СЕНТЯБРЬ-ДЕКАБРЬ 1943 ГОДА.

14 сентября генерал Vladimir Kren бы освобожден от занимаемой должности начальника Главного Штаба военной авиации Независимой Республики Хорватия, после чего на эту должность был назначен полковник Adalbert Rogulja, который в качестве начальника HZL выбрал только получившего ранг полковника небезызвестного Dzal. В то же время, лейтенант Mato Dukovac становится командиром 15.Kroat./JG52.


MS-406 из 21-й истребительной эскадрильи, аэродром Borongaj



Итак, группа молодых пилотов прибывает на аэродром Николаев в четверг, 21 октября 1943 года, и получает пришедшие из Bagerovo (самый юг крымского полуострова) самолеты Bf-109G-2, G-4, G-5 и G-6. Dukovac, как обычно, демонстрирует блестящую выучку и одерживает первую победу реорганизованного штаффеля. Но Цвитан Галич к этому времени уже не являлся членом штаффеля, а вновь прибывшие пилоты были слишком молоды и неопытны, чтобы переносить условия жесточайших сражений. В результате, подразделение в короткое время потеряло множество пилотов и самолетов.

29 октября сержант Zvonko Rajteric погиб на аэродроме Bagerovo, во время катастрофы своего Bf-109G-4 WNr 19494. Согласно архивам JG52, повреждения самолета составили более 60 процентов, а последующее расследование показало, что виной катастрофы стали ошибки наземного персонала. Во вторник 2 ноября механики 15.Kroat снова опростоволосились, когда на вынужденную сел сержант Dragutin Gazapi, вышедший из боя с четверкой Ил-2 с повреждениями, составляющими 20%. Еще хуже было Ducovac, который во время воздушного боя с семеркой Ил-2, прикрываемой тройкой Р-39, потерпел катастрофу и его самолет разрушился на 80%. В то же время необходимо отметить, что большие потери сопровождались и большими победами – так, за короткий срок между 30 октября и 2 ноября хорватские пилоты записали на свой счет 20 подтвержденных побед.

В воскресенье 7 ноября сержант Vladimir Salamon утонул вместе со своим G-6 WNr 20039 в водах Азовского моря в полутора километрах от береговой линии. Пилот ничего не смог показать в воздушном бою с советскими Ла-5 и Р-39, встреча с которыми оказалась для него фатальной. Получив попадания в двигатель, фюзеляж и крылья, самолет лишился возможности маневрировать и, объятый пламенем, упал в море. Шансов выжить у пилота не было. На момент гибели он одержал одну подтвержденную победу.


Bf-109G-10, 2-я истребительная эскадрилья, 2-я группа, Zagreb, 16 апреля 1945 года

В пятницу, 12 ноября, Eduard Martinko на своем G-6 WNr 19680 был поражен немецкой зенитной артиллерией в небе над Керчью, после чего сел на вынужденную в нескольких километрах северо-западнее аэродрома. Техники определили уровень повреждений машины в 40%, однако пилоту удалось спастись. К концу войны Martinko оставался одним из самых титулованных выживших пилотов, он имел на своем счету 11 подтвержденных побед (по другим данным 13, следовательно 2 вероятные).

Начиная с 15 ноября хорваты базируются на аэродроме Каранкут, в Крыму. Шестью днями позже, 21 числа, сержант Zdenko Avdic был сбит на своем G-6 “13 белый» WNr 18497 и получил ранение в руку, сражаясь с парой ЛаГГ-3. Собрав все силы. Пилот сумел посадить самолет. Однако в последствии медики ампутировали ему руку, и пилот выбыл из состава ВВС Хорватии, имея на своем счету 10 подтвержденных побед, что ставило его на восемнадцатое место лучших летчиков HRZ на восточном фронте.

В четверг 25 числа, 15.Kroat теряет еще один Густав, когда из-за проблем с карбюратором G-6 WNr 15770 аварийно садится один из хорватских летчиков. Самолет был поврежден на 35%. Двумя днями позднее сержант Dragutin Gazapi не возвращается на свой аэродром. Его Bf-109G-6 WNr 19475 был сбит советскими истребителями. На момент своей гибели сержант одержал пять подтвержденных побед. На следующий день вынужденную посадку совершил еще один хорватский самолет – G-6 WNr19208 Пилот не пострадал, но самолет был поврежден на 20%.


Цвитан Галич в Borongaj, вторая половина 1943 года

В начале декабря интенсивность боевых действий снизилась в сравнении с ноябрем. Несколько пилотов продолжали летать на свободную охоту, а также на сопровождение групп немецких и румынских бомбардировщиков. В субботу, 4 декабря, G-2 WNr 14822. вылетающий на свободную охоту, разбился на взлете. Повреждения составили 20%. 8 декабря хорваты вылетают на сопровождение румынских Ju-87 из 73-й эскадрильи, возглавляемой Lt.av.Andrei Tudor. Румынский военный журналист Ion Baleancu в журнале Aripi Romanesti опубликовал 25 марта 1944 года следующее:
«Взгляд упирался в непроницаемый туман. Пять экипажей под руководством Lt.Andrei Tudor набрали высоту 450 метров и укрылись в облаках, ища, таким образом, защиту от советской зенитной артиллерии. К цели бомбардировщики сопровождались четверкой хорватских истребителей. Про них вспоминает Teodor Neguleci: «Я хорошо помню хорватских и словацких летчиков, которые часто нас сопровождали. Каждый день они записывали на свой счет от 20 до 30 вражеских самолетов. Мы общались в очень дружеской манере. Присутствие этой хорватской четверки было очень важно для нас, особенно в момент прибытия к объекту бомбардировки, поскольку именно там нас чаще всего атаковали советские истребители. Два хорватских летчика навалились на соединение советских самолетов, а мы продолжили выход на цель. Прикрываемые второй хорватской парой. Вдвоем против десяти, хорваты сбили в тот день два советских самолета.»
На самом деле этот текст являлся не более чем официальной пропагандой, в которой достижения хорватских пилотов были сильно преувеличены. На самом деле эскорт в тот день состоял из шестерки Мессершмиттов, которые все были связаны боем с семеркой Р-39. В том бою была сбита по меньшей мере одна румынская «Штука».

До 16 декабря других потерь не было, и лишь в этот день плохая погода вынудила хорватского пилота пойти на вынужденную посадку в тридцати километрах юго-западнее Джанкоя. Пилот не пострадал, но самолет (G-6, WNr 15859) имел 20% повреждения. В конце 1943 года погиб сержант Josip Kranjc. Наступило время оценки ситуации на восточном фронте, которая была совсем не радостной. Несмотря на положительные отчеты, численные составы истребительных, бомбардировочных и разведывательных штаффелей неуклонно снижались. Потери хорватов напрямую были связаны с неопытностью кадров. Пятеро из них погибли в небе Кубани, многие были ранены и отправлены в Хорватию. Иногда среди молодежи появлялись особо талантливые летчики, такие Eduard Martinko или Zdenko Avdic, но это была редкость

ЗИМА 1944 ГОДА


Новый год приносит с собой холодную зиму с плохой погодой. В конце января 1944 года погода более-менее налаживается, позволяя проводить отдельные сражения. 21 января сержант Iban Baltic был сбит одной из советских аэрокобр в небе над Яникалой, в районе Керчи. Самолет (G-6, «6 зеленый») упал объятый пламенем рядом с деревушкой, но пилоту удалось спастись, несмотря на серьезные ранения.
В конце февраля лейтенант Mato Dukovac одерживает свою 36-ю подтвержденную победу, а двумя днями позже доводит свой счет до 40 сбитых самолетов. К этому числу стоит добавить также 6 побед, которые не подтверждаются свидетелями. В марте соединение получает очередную партию новых летчиков, и уже 11 числа погибает Albin Sval. Различные источники по разному описывают его гибель. По некоторым данным он был сбит, а по другим – погиб из-за ошибки техника на аэродроме Каранкут. В любом случае, до своей гибели он одержал одну подтвержденную победу. В конце марта пилоты 15.Kroat теряют своего командира – серьезное ранение спины во время вынужденной посадки получает Mato Dukovac. Его заменяет капитан Ylatko Stipcic, и в то же время соединение теряет еще одного пилота – Ivan Sekeres, обстоятельства гибели которого остаются неизвестными. В среду, 29 марта, лейтенант Mato Dukovac становится вторым хорватским пилотом, получившим за свои летные успехи Deutsches Kreuz.

НОВОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ

Состав 15./Kroat./JG52 снова бы отозван с фронта. Покинув аэродром Каранхут и оставив свои самолеты немцам. Пилоты вернулись в Хорватию 22 марта 1944 года. Шесть молодых летчиков-истребителей пожелали остаться на восточном фронте в составе III./JG52. Пройдя курс обучения в известной уже JG104 в Furth, они доучились в La Rochelle. Хорватские источники этого времени говорят о достижении летчиками-истребителями HZL цифры в 300 сбитых. Использование немецких источником позволяет утверждать, что эта цифра не далека от правды.
Согласно архивам JG52 на 1 сентября 1944 года список официальных побед выглядел следующим образом:



Отметим, что уже на следующий день, 2 сентября 1944 года JG52 одержит свою 10 000-ю победу. При этом победу № 9999 одержал Feldwebel Nehrig (это его 36-я личная победа), а 10 000-ю одержал Hauptman Adolf Borchers (116-я личная победа)

СРАЖЕНИЯ В РОДНОМ НЕБЕ

Истребительная группа, известная ранее как группа Dzal, то есть 15.Kroat./JG52 начала службу в Хорватии в последнем триместре 1944 года. Цвитан Галич также находился в составе этой группы, в которой он и завершил карьеру фронтового летчика в Borongai, на аэродроме Zagreb Zaluzani. Где располагалась 11-я Группа, подчинявшаяся 1-й воздушной Эскадрилье. Хорватские истребительные подразделения страдали от острой нехватки боевой техники, особенно Мессершмиттов-109. Понимая всю необходимость оснащения частей новой техникой. Генеральный штаб принял предложение немецкой стороны об оснащении подавляющего большинства частей самолетами FIAT G.50bis и Morane-Saulnier MS-406. Именно таким образом эти самолеты-ветераны попали в руки хорватских пилотов.
Цвитан Галич к этому времени становится начальником базы Borongai. Надо сказать, что к этому времени обстановка, как в среде пилотов, так и среди наземного персонала, оставляла желать много лучшего. Пройдет еще несколько недель, и он случайно узнает, что некоторые летчики вступили в контакт с партизанскими соединениями. Однако пришлось дождаться последних дней NHD, чтобы стало ясно, что руководил всем заместитель начальника базы Ivan Cvencek, он же командир 19-й связной эскадрильи.

Так или иначе, но Цвитан Галич был переведен на аэродром Banja Luka. Не известно, по каким причинам произошла эта перестановка, но с момента прибытия он стал командиром 23-ф истребительной эскадрильи, 5-й воздушной Эскадры из Banja Luka. 1 апреля 1944 года последовала новая реорганизация – 4-я истребительная авиационная Группа была переведена на аэродром Zilistea, в Румынию, где пилоты вылетали по распоряжению немецкого штаба. Пилоты с нетерпением ждали получения новых Bf-109G-10 и G-14, однако этого так и не произошло по причине мощного советского наступления на центральном участке фронта.


В кокпите FIAT G.50bis

СМЕРТЬ ПРИХОДИТ С ЧИСЛЕННЫМ ПРЕВОСХОДСТВОМ СОПЕРНИКОВ

С начала 1944 года хорватское небо перестало быть безопасным даже для собственных пилотов. Англичане проводили массовые атаки, количество самолетов союзников неуклонно росло, а среди целей появились даже объекты в самом сердце старой Югославии. Естественно, что союзники всячески помогали наземным операциям движения сопротивления. Что же могли молодые и неопытные хорватские пилоты предъявить матерым и опытным британцам, прошедшим горнила сражений в Северной Африке. Соединения Люфтваффе больше не были в состоянии помочь союзникам, поскольку были заняты обороной границ Германии. В начале апреля 1944 года порядка сорока немецких машин приземляются на аэродроме Zaluzani, и эти плохо камуфлированные машины представляли собой идеальнейшую мишень для истребителей союзников.
В четверг, 6 апреля, британские Спитфайры выполняют атаку этих стоящих на земле немецких самолетов. Цвитан Галич, которому к этому моменту было уже 35 лет, побежал к готовому к взлету Morane-Saulnier MS.406, но в этот момент ровно на полпути между ним и самолетом разорвалась 500-фунтовая бомба. Воздух заполнился разлетевшимися во все стороны обломками самолета – у пилота не было ни малейшего шанса остаться в живых.
Военная авиация NDH потеряла, таким образом, одного из своих лучших летчиков, заслужившего большое уважение во время боев на Восточном фронте. 8 апреля останки пилота были перевезены в Zagreb и похоронены с военными почестями на кладбище Zagreb-Mirogoj, при этом прощальную похоронную речь произнес начальник штаба военной авиации NDH полковник Adalbert Rogulja Посмертно Галичу присвоили воинское звание капитана и наградили Zlatna medalja za Hrabrost. Чтобы понять всю послевоенную ситуацию необходимо рассказать, что победившие югославские партизаны вскрыли могилу Галича и ликвидировали останки и его, и многих других хорватов, погибших в боях. До сих пор не известно, где же находится его прах.


Могила Цвитана Галича

Martin Fekets
перевод Никиты Донцова

КОНЕЦ


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments