wlad (wlad_ladygin) wrote in mil_history,
wlad
wlad_ladygin
mil_history

96. Что было, то было… Фотография из прошлого и ассоциации из настоящего…

Оригинал взят у wlad_ladygin в 96. Что было, то было… Фотография из прошлого и ассоциации из настоящего…
     На чем командиры «погорели» пока остается загадкой.
      И «исследования» мои движутся по мере «проработки» имеющихся у меня документов, и раннее опубликованный мной материал, несомненно, подлежит корректировки в связи «с вновь открывшимися обстоятельствами». И все, что делается мной, по сути, только «мысли вслух».
      Вот и письма самого Сурова Степана Степановича на глаза попались. Я, оказывается, их уже аккуратно в файл вложил, когда письма сортировал. А на наличие их мне напомнил журнал переписки, который скрупулезно вел историк Сергиенко в далекие семидесятые.

      Из писем узнаю, что Суров «… проходил службу в военно-воздушных силах СССР до 1947 года, был на должностях командира корабля, отряда, эскадрильи, зам. командира полка и командира 53 ДБАП, 455 ДБАП и 390 бомбардировочного полка. Участник войны с белофиннами и Отечественной войны. За этот период 6 раз был сбит в воздушных боях и зенитной артиллерией. Награжден  двумя орденами боевого Красного знамени, двумя орденами Красной звезды, медалью «За боевые заслуги» и восьмью медалями. В 1947 году по ранению медкомиссией был отстранен от летной работы и был уволен по приказу МО 100 в чине подполковника…»
      У Сергиенко на многих персоналий, оказавшихся в сфере его исследований и с которыми он встречался лично или переписывался, имеются краткие информационные записи о наградах, о продвижении по служебной лестнице и т.д.       Порой на клочках тетрадных листов, от того что данных оказывалось всего «с гулькин нос». Но они тем и цены, что человек, давно ушедшей в мир иной, вдруг «обозначился» и потянул за собой других, уже на веки забытых.  Вот и к конверту одного из писем Сурова такая запись была прикреплена обычной канцелярской скрепкой, от времени слегка поржавевшей. В конце записи упоминается 46-ой ЗАП и указана дата - 25.11.1942 г.  На ресурсе http://www.allaces.ru/ читаем: 46-й запасный авиационный полк готовил части и экипажи на По-2. 
      В единственном наградном листе на Сурова С.С., что в  «Подвиге народа» обнаружился,   имеется следующая информация: «…участвовал в Отечественной войне с 22.06.41 по 1.08.42 г. Северо-западный фронт. С 25.09.43 года 1-ый Прибалтийский фронт… …раннее награжден орденом Красная звезды в 1940 году и медалью «За оборону Сталинграда» в 1942 году…  Лично в Отечественную войну совершил 13 ночных успешных боевых вылетов на самолете ДБ-3ф…»  А в самом начале этого документа читаем: «Под его командованием сформирован 390 полк для выполнения заданий ночью…» И дабы как-то охарактеризовать майора Сурова, приведу еще небольшую выдержку из наградного листа:  «…Под его непосредственным руководством с 12 по 26.12.43 года восстановлено и перегнано с переднего края обороны под артиллерийским и минометным обстрелом противника 11 самолетов У-2, из которых 3 самолета перегнано лично…» Но это уже другая история.
      Но вот конкретики разгрома танкового корпуса Гудериана в письмах Сурова я так и не обнаружил.
Для меня ощущение, когда понимаешь, что зашел в тупик, не ново. Это даже «стимулирует». И в этот раз.  Поехал на дачу, вскопал грядку, протопил печь.  Вернулся, свежего воздуха надышавшись.
В обозначенном ранее ресурсе http://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=9490128&page=1, при внимательном просмотре обнаруживаю, что под № 118 значится Исраилов Юнус Мунилович. Младший сержант, стрелок радист 53-го ДБАП, уроженец города Самарканд,  убит в воздушном бою 13 сентября 1941 года и похоронен в Старом Осколе. Отец и мать его умерли еще до войны.
Пора еще раз просмотреть мемуары Алексея Крылова. И вот тебе – в главе под названием «К югу от столицы» читаю: «В начале сентября 1941 года гитлеровское командование… разработало план новой операции по захвату столицы под кодовым названием «Тайфун».
      …Первой перешла в наступление южная ударная группировка противника. 30 сентября она нанесла удар по войскам Брянского фронта … в направлении на Орел и в обход Брянска с юго-востока. 2 октября перешли в наступление остальные две группировки из районов Духовщины и Рославля. Их удары были направлены по сходящимся направлениям на Вязьму с целью охвата главных сил Западного и Резервного фронтов.
      По решению Ставки Верховного Главнокомандования силами ВВС Западного направления и 3-го авиакорпуса … в конце августа была организована и проведена крупная воздушная операция. В ней участвовало 460 боевых самолетов.       …Наши летчики наносили бомбовые удары по наиболее опасной 2-й танковой группе врага. За три дня нами было совершено около 3000 самолетовылетов. …Только за первые два дня было выведено из строя до 100 танков, 20 бронемашин, уничтожен склад горючего, в воздушных боях сбито 55 немецких самолетов (ЦА МО СССР, ф. 219, оп. 6043, д. 5, л. 99.) Но … Вторая танковая группа противника прорвалась за реку Десна и угрожала дальнейшим прорывом в тыл Юго-Западному фронту.
       В это тяжелое для нас время около 30 бомбардировщиков 53, 200 и 203-го полков 1-го авиакорпуса по приказу Ставки были в срочном порядке переброшены на оперативный аэродром для усиления 52-й бомбардировочной дивизии. Начиная с 1 сентября три смешанные девятки нашего корпуса вели интенсивные боевые действия против наступающих танковых и моторизованных соединений врага. Группы бомбардировщиков водила в бой опытные командиры-коммунисты капитаны В. А. Головатенко, В. И. Третьяков и старший политрук И. Г. Зуев.
      …В середине сентября при нанесении бомбового удара по переправе через реку Сейм северо-восточнее города Конотоп серьезные испытания выпали на долю экипажа лейтенанта В. Е. Кибардина.
      …В левую плоскость самолета лейтенанта Кибардина попали два зенитных снаряда. Осколок пробил трубку заливного бачка, и поток бензина хлынул на летчика. Ослепленный Кибардин на несколько секунд потерял управление кораблем, а когда пришел в себя, то увидел, что его самолет, потеряв скорость, идет далеко сзади и ниже замыкающего звена. …Оказавшись в этой тяжелой обстановке, лейтенант Кибардин принял решение продолжать выполнение боевого задания. Он довернул самолет на скопление вражеских войск, где полыхало несколько пожаров, и штурман экипажа лейтенант И. М. Белых сбросил туда серию бомб. Выскочив из зоны зенитного обстрела, летчик развернул машину, чтобы лечь на обратный курс. И вдруг раздался крик стрелка-радиста Владимира Израилова:
      — Атакуют истребители, их два... — Голос стрелка осекся.
      — Володя убит! — доложил воздушный стрелок сержант Василий Кононов.
      — В башню, к пулеметам! — приказал командир. И снова задрожал самолет — это вступил в работу стрелок.       Сержант успел поджечь один «мессер». Но истребители повторяли атаку за атакой. В какой-то момент замолчал второй стрелок. На вызовы летчика Кононов не ответил…
      — Выше нас облака! — кричал штурман Белых. — Давай туда!
      Кибардин прибавил обороты, подобрал штурвал, и самолет вскоре очутился в облаках.
      …Очень трудно летчику пришлось при заходе на посадку. Пилотажные приборы не работали, левый мотор остановился, но Кибардин блестяще выполнил приземление. Самолет, пробежав несколько десятков метров, упал на фюзеляж — было сильно повреждено шасси.
      Кибардин долго не мог подняться с кресла, все тело ныло от усталости. А когда он вышел из кабины, то увидел сидящего на земле штурмана… вся одежда лейтенанта Белых была залита кровью.
      — Что же ты, Илья, не доложил мне, что ранен. А я-то, не зная, ругал тебя за потерю курса.
      Из кабины вынули мертвого Володю Израилова и Василия Кононова. Сержант Кононов служил в полку оружейником, этот полет у него первый. Василий был тяжело ранен, потерял много крови и умер через сутки. На самолете лейтенанта Кибардина не было живого места: крылья, фюзеляж и даже винты оказались пробитыми...
Весь сентябрь и начало октября наши экипажи вели напряженную борьбу с наседающими танковыми и моторизованными соединениями противника. Бомбардировщики наносили удары по моторизованным колоннам противника на шоссе Севск — Кромы, Кромы — Орел, под Путивлем и Полтавой. За месяц боев наши товарищи сожгли больше трех десятков танков, около сотни автомашин с живой силой, уничтожили пять железнодорожных эшелонов.»
      Володя Израилов и  Юнус Исраилов, кто Ты? Мой отец по «бумагам» - Усман, но, сколько себя помню, к нему всегда обращались, как к Валентину. Наверное, и тогда имя  «Юнус» заменили привычным на слух  именем «Володя».        А вот о Василии Кононаве «Мемориал» «наглухо» молчит. Дай Бог, коль пофартит, и найду могилы Ваши, мой славный узбек Юнус Исраилов, и твою Вася Кононов, налью граненый стакан по кромку, прикрою куском черного хлеба, а второй опрокину за Вас… А не найду, все равно налью и выпью. Наверное, я уже старше Вас вдвое…

Продолжение следует
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments