wlad (wlad_ladygin) wrote in mil_history,
wlad
wlad_ladygin
mil_history

93. Наше время… Есть о чем помнить, и есть о ком помнить…

Оригинал взят у wlad_ladygin в 93. Наше время… Есть о чем помнить, и есть о ком помнить…
     Это не уход от темы.  И это не просто рассказ. Это пример нормальной человеческой благодарности потомка своим корням… Всю историю смотрите на http://sk16rus.livejournal.com/11581.html

      «Платочек»
        День 29 октября 1942 года выдался на редкость ясным.
        Ранним утром заместитель командира 1-ой авиаэскадрильи 255-го истребительного
авиаполка ВВС Северного флота младший лейтенант Филиппов Сергей уже успел сделать тренировочный вылет с молодым летчиком, недавно прибывшим в эскадрилью и провести разбор полета. Разбор прошел быстро. К новичку серьезных замечаний не было, отработал хорошо – будет толк. Из землянки высыпали другие летчики, стали обсуждать учебный бой, спорить… Настроение у всех хорошее – и погода хорошая и праздник сегодня – у замкомэска день рождения.   Выслушав поздравления, Сергей отошел в сторону и подумал – "Привезут сегодня почту, или нет?"
В письме домой, написанном позавчера, он напомнил своей дочурке Эммочке, что ждет от неё вышитый платочек. Что-то не было в последней почте… Может сегодня? Какой-никакой, а праздник. Не Бог весть, конечно, какая дата – всего 29. А может УЖЕ 29?
      Дочки… Эммочка и Лерочка… Близняшки.
      От воспоминаний у Сергея потеплело на душе.
      Этим летом им исполнилось шесть. А видел он их последний раз зимой, когда приезжал
домой в Казань в отпуск. Заметенные улицы, припорошенные снегом аэроклубовские самолеты, стоящие чуть ли не у самого дома – аэроклуб-то рядом. Не смотря на морозный день, вышли с девочками погулять, привязалась поиграть какая-то местная дворняга… Кто-то фотографировал…
      Хорошие снимки получились.
      Да и с аэроклубом, где он был начальником летной части, тоже связаны теплые
воспоминания. Здесь он познакомился со своей будущей женой, а тогда, в 35-ом, – первой парашютисткой Татарии Беловой Валентиной - Валюшей.
      Война его застала в Кировоградской области на Украине. Потом был Северо-Западный, затем Ленинградский фронт. И вот уже четыре месяца он воюет на Севере. Патрулирование, разведка,  встреча конвоев, отражение налетов бомбардировщиков – фронтовые будни. Валентина как-то спросила в письме про первый боевой вылет, а он и не помнит, какой был первый. Много их было.
      А вот бой, в котором чуть не погиб, помнит.
      А помнит потому, что было это 18 июля – в день рождения Валюши. И как подбирал слова для письма, чтобы не   расстроить и не испугать – помнит. И само письмо дословно – тоже…
      «Родная Валюша!
      Дня четыре назад я перевел тебе 1300 руб. Обещал тогда, что завтра напишу, но
все так и оставалось завтра. За это время событий-то никаких не произошло, но я
совсем не отчитался за прошлые. 20 июля я тебе немного написал о работе 18 июля, вот сейчас хочу добавить. Дело в том, что в тот день и мне крепко досталось. Письмо ты наверное получила, так что о чем речь идет понятно.
      Дело было так: - мы втроем били четверых «Юнкерсов», с одним я разделался
быстро и принялся за второго. Товарищи мои тоже были заняты своим делом. На этом «Мессера» нас и подсидели.     Набросились на меня сзади. Я и не видел как, - уж больно «Юнкерс»-то был хорош, только и бить, тут не до хвоста. А они стервецы с первой очереди мне мотор и подбили.
      Развернулся я, а их трое, так-бы и ничего, да мотор сдыхает, пришлось туго.
Удалось им еще пару очередей угодить в меня. Тут меня уж и припекать начало.
Пришлось распрощаться со своим «Лажком», и вспомнить молодые годы.
      Так они, стервецы и после не отвязались, и на парашюте по мне начали бить.
      Но долго им не пришлось, подошли друзья и им пришлось удирать.
      А у меня на этом еще не кончилось. Самое плохое было еще впереди.
      Несло меня прямо в озеро, а я по дурости своей превеликой и «капку» не одел.
      (Это такая штука, с чем можно долго плавать – жилет спасательный) Пришлось
в воздухе сбрасывать с себя все что возможно, включая и сапоги. Но я был в реглане, а
его под парашютом не снимешь, только снял ремень и расстегнулся. В воду попал от
берега метрах в 150-и. Озеро очень глубокое - больше 50-и метров. Был очень сильный
ветер и как раз от ближайшего берега, волна, реглан и в воде снять не смог.
      Вот тут-то я и вспомнил когда меня мама родила. Обидно было погибать так
глупо. Главное я не сообразил плыть куда либо с боковиком, а старался поближе, а
против волны, меня с головой и захлестывало, и получалось ни с места. Но потом дошло, поплыл с боковичком и вот как видишь, преспокойно пишу тебе. В воде проболтался минут сорок. Вылез совсем самостоятельно. Потом меня уже нашли бойцы. Часа два провалялся на берегу, потом километров 20 прошел пешком, а уж домой привезли на  катере и в тот же день, правда ночью, но здесь все равно. В общем отделался благополучно, немного подпалил бороду, нос и прожгло штаны. Но все жизненные центры целы и борода совсем прошла. Уже три дня как побрился, всего неделю пришлось ходить небритым. Одним словом рожа в порядке. С вокзала записку писать не придется, как в рассказе «Жена».
      Вот и все мои происшествия.
      В строю я был уже на третий день и сейчас действую во всю. Только ты Валюка,
не пугайся таких вещей, без этого-то нельзя. Что-же это будет за война. Всем привет.
      Крепко целую тебя и дочурок.
      Твой Сергушка. 30.VII.42»
      Воспоминания прервал вой сирены. Тревога!
      Две девятки Юнкерсов прорывались к Мурманску. И Мессера… Шесть или восемь?
      …В какой-то момент боя Сергей понял, что Юнкерсы уходят, и их будут добивать другие, а он с ведомым Николаем остается здесь - против пяти Мессеров. В наушниках раздался голос Николая: «Командир, Мессер на хвосте! Я прикрою!» В следующее мгновенье Сергей уже не думал, что надо сделать - он и самолет слились в единое целое, и делали то – что надо.
      Двое против пяти…
      Вот один из Мессеров как бы ткнулся в невидимую преграду, и кувыркаясь стал падать.
      «Молодец, Николай!» успел подумать Сергей, и тут же что-то ударило в грудь, истребитель тряхнуло, глаза стала застилать красная пелена, руки и ноги налились свинцовой тяжестью и придавили к креслу. Капот любимого «Лажка» лизнуло пламя.
      «Все-таки зацепили!»
      Сергей не видел, как еще один фриц, дымя двигателем и заваливаясь на правое крыло, вышел из боя. Он в какие-то доли секунды понял, что не сможет, да и просто не успеет выпрыгнуть.
Боли не было, просто очень сильно захотелось спать… Захотелось уснуть и проснуться дома. И увидеть дочурок, и взять их на руки, обнять Валюшку… Сергей вдохнул морозный воздух, врывавшийся через разбитый фонарь в кабину падающего истребителя.
      «Только ты Валюка, не пугайся таких вещей, без этого-то нельзя. Что же это будет за война?»
Выдохнуть он не успел… Земля неслась навстречу.
      ЛаГГ, объятый пламенем, падал на заснеженные скалы…
      А в ноябре пришла посылка, и платочек дочки Сергея передали его боевому другу
Николаю…
      Казань 28 октября 2004 года
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments