wlad (wlad_ladygin) wrote in mil_history,
wlad
wlad_ladygin
mil_history

Categories:

91. Письма из прошлого… Оказывается, флагманский стрелок-радист был глухим на одно ухо…

Оригинал взят у wlad_ladygin в 91. Письма из прошлого… Оказывается, флагманский стрелок-радист был глухим на одно ухо…
     Здравствуйте, Николай Федорович…

      …Николай Федорович, очень прошу извинить меня, что я ни разу не смог Вам написать. Поверь, болезнь моя захлестнула меня со всех сторон, и все время давит и давит, и нет никакого просвета, а тут еще не было твоего адреса…

    …Если сможешь, сделай для меня доброе дело, пожалуйста, не откажи.  Дело в том, что у меня со здоровьем нелады. Уже дважды наступала полностью глухонемота с периодическими… расстройствами сознания. Речь в Военно-медицинской академии в Ленинграде восстановили, а слух только на правую сторону, на кость слуховым аппаратом…
      Так вот, Николай Федорович, В Академии после обстоятельного обследования установили, что это заболевание возникло на почве контузии головы в 1942 году. А дело было так. В декабре 1942 года в одном из боевых вылетов меня послали  на боевое задание. Командир корабля Федорченко, штурман Кубаткин, радист Скворцов и я. Задание было на Псков. Но не долетели до цели, у нас отказал правый мотор. И решили зайти на одном моторе на ближайшую цель и сбросить бомбы. Эта цель была ж.-д. станция Дно. Когда мы зашли на цель и сбросили бомбы, нас сразу взяли прожекторы и был очень сильный зенитный огонь. Я в это время встал в колпак и начал Федорченко помогать выходить из зоны зенитного огня и прожекторов. Нам это удалось, верно, мы только сильно потеряли высоту, с 7000 до 500 метров и перелетели линию фронта, сели на аэродром Мигалово. Так вот в один из моментов один снаряд разорвался недалеко от колпака, и взрывной волной оглушило меня и особенно левую сторону. И я не стал слышать на левое ухо. После посадки я об этом доложил Федорченко, а по возвращению в в Якушево-Переборы доложил полковому врачу. Он хотел положить меня в лазарет, но я отказался. И через два дня начал снова летать на боевые задания. Но на левое ухо я так и не слышал, были головные боли. Я им не придавал никакого значения. Продолжал выполнять боевые задания, а потом вообще забыл.
Слух на левое ухо по-прежнему не возвращался. Летную комиссию  проходил с одним правым ухом. Скажут мне закрыть левое ухо, я его закрывал полностью. Все равно оно не слышало. Скажут закрыть правое ухо, я вставлю палец только чуть и правым также слышу за левое. И так из года в год. Но вот беда, Николай Федорович, пришла в 1959 году. Сперва резко обострилось правое ухо, появились сильные головные боли, а через несколько времени наступила полная глухонемота.   Полная трагедия. Мне осталось дослужить до 25 лет 4 месяца, и на тебе, лечение ни к чему не привело. И меня демобилизовали. Куда такого держать? С Быхова я приехал в Ленинград на лечение… и я попадаю в Военно-медицинскую академию в психиатрию. И только там меня привели в нормальное состояние и восстановили речь, а слух только на кости с правой стороны. А в январе 1972 года все опять повторилось .
      В настоящее время стал вопрос. Надо мне пройти комиссию ВТЭК, которая определит мне инвалидность. ВТЭК надо представить справку, что именно в 1942 году у меня была действительно контузия головы с потерей слуха на левое ухо. У меня такая справка была, когда я ее начал искать, то ее не оказалось. Потерял, прошло ведь 30 лет. Да и думал ли я, что она когда-то мне будет нужна и будет играть какую-то роль?  Я иду  в военкомат, где стаю на учете, и прошу с личного дела  подтвердить мне эту контузию. Мне там говорят, что мое личное дело в архиве. Делаю запрос, но из архива пока никакого ответа. А в комиссии говорят, что, мол, параллельно, если сможешь, найди 3 свидетелей, которые подтвердят факт контузии и им этого будет достаточно…
      Но я думал, думал, где кого искать, все разъехались в разные стороны. А потом пошел и посоветовался с Алексеевыми и они посоветовали обраться к тебе и Уржунцеву. И дали ваши адреса. Алексеев Павел Гаврилович дает мне такое подтверждение…
      Кроме того в моей старой летной книжке, которая тогда еще была в Якушево, имеется запись о контузии с потерей слуха на левое ухо в декабре 1942 года. Если ты, Николай Федорович, примешь решение о таком подтверждении, то оно будет примерно такое, как мне сказали в комиссии:
      « Свидетель
      Плющ Николай Федорович, подполковник или майор в запасе, однополчанин по совместной работе и войне против немецких захватчиков в 42 авиационном полку дальнего действия…»

      04.06.72 г.  Петрухин Петр Евсеевич…

      P.S.
      Это письмо я нашел в пачке писем Николая Плюща к историку Сергиенко. Выполнил ли он просьбу своего однополчанина, Петра Петрухина, мне не известно. Будем надеяться… Но все, кто указан в этом письме, люди настоящие. На каждого есть наградные листы в «Подвиге народа». Так сам Петрухин был начальником связи АЭ, он же и флагманский стрелок-радист 28-го Гвардейского бомбардировочного авиационного Краснознаменного Смоленского полка (Вначале это 42-ой авиаполк ДД). Плющ Н.Ф. зам командира АЭ того же полка. Уржунцев – просто ГСС,  в экипаже которого летал Петрухин.  Алексеев П.Г. – адъютант АЭ этого же полка. А вот Федорченко Валентин Андреевич и Кубаткин Василий Иванович 28 января 1943 года не вернулись с боевого задания…
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments