wlad (wlad_ladygin) wrote in mil_history,
wlad
wlad_ladygin
mil_history

Categories:

89. Послесловие из мемуарной «нарезки»… Они бомбили Берлин в августе 41-го…

Оригинал взят у wlad_ladygin в 89. Послесловие из мемуарной «нарезки»… Они бомбили Берлин в августе 41-го…
     Окончание

      Капитан Юспин Виталий Кириллович был награжден вторым орденом Ленина за четыре боевых вылетов, в том числе и за налет на Берлин в августе 41-го, с которого вернулся на одном моторе. Первый орден Ленина он получил за зимнюю кампанию 1939-40 годов. Летчиком он был опытным.  Да и остальные ему под стать. Бочкарев и Парыгин  в книге «Годы в огненном небе» по этому поводу пишут:
      «…В экипажах групп ДБА находились бывалые, обстрелянные воины с большим опытом длительных полетов. Летчик капитан Н. В. Крюков и штурман капитан X.М. Муратбеков получили боевое крещение в 1940 г. на Карельском перешейке, а в боях с фашистами успели отличиться при бомбардировке объектов Данцига и Кенигсберга. Полярные летчики М. В. Водопьянов, З. К. Пусэп имели солидный опыт полетов в сложных условиях погоды. Летчики гражданской авиации А. А. Курбан, А. Н. Тягунин, М. М. Угрюмов, В. Д. Бидный, С. А. Асямов являлись мастерами полетов на тяжелых самолетах. Например, Александр Панфилов был одним из первых пяти летчиков-«миллионеров» гражданской авиации. Старший лейтенант Максим Антипов за участие в советско-финляндской войне был удостоен ордена Красного Знамени…»

      Вот только техника порой подводила. Хоть и вспоминает Юспин, что для  неожиданного задания подобрали опытные экипажи, лучшие самолеты и техсостав, который способным был «самостоятельно обеспечить боевую рабо­ту  в отрыве от чести», однако лишь с четвертого раза сумел он полететь на Берлин. А до этого возился и возился со своим ДБ-3ф. А его штатный штурман уже три раза успел слетать, и, в конце концов, заработал Звезду Героя.
      Да и эксперименты с калибром авиационных бомб по настоянию Верховного, дабы не отставать от англичан и самих немцев, использующих калибр бомб для бомбежки чужих столиц не ниже 500-1000 кг и с опрометчивым «поддакиванием» испытателя ильюшинских бомбардировщиков Коккинаки, имели плачевные последствия. Коккинаки испытывал и летал на новых ДБ-3, и естественно они отвечали возможности использовать крупнокалиберные бомбы. Но не как на изношенной технике. Вот два эпизода из книги Юрия Виноградова «Операция «Б» по этому поводу, случившихся один за другим:

      «…Капитан Гречишников спокойно воспринял решение командующего ВВС флота послать на Берлин его дальний бомбардировщик с ФАБ-1000 на внешней подвеске. Он понимал, что опасность их экипаж подстерегает большая, начиная со взлета. Сам он, как и все остальные его товарищи, на совещании с представителем Ставки выступил против полетов с тысячекилограммовой авиабомбой. Но приказ есть приказ. Кому-то надо попробовать первым…
      В отличие от летчика штурман старший лейтенант Власов откровенно нервничал… риск считал неоправданным и про себя нещадно ругал тех, кто посылал их экипажи на эксперимент, особенно представителя Ставки Коккинаки.
— Повезло нам сегодня, Василий Алексеевич,— с обидой в голосе пожаловался он. — Как утопленникам...
— Не накликай беду,— усмехнулся Гречишников, понимая состояние штурмана.— Плохая примета...
…Время идти на взлет, вон уже и капитан Комаров размахивает сигнальными флажками. Рядом с ним генерал Жаворонков, представитель Ставки Коккинаки, военком Оганезов, военинженер 2 ранга Баранов. Все они внимательно следят за бомбардировщиком капитана Гречишникова.
…Он опробовал моторы, дав полный газ. Над предвечерним Кагулом разнесся их мощный рев. Убедился, работают устойчиво, можно взлетать. Открыл правый фонарь кабины, высунул руку: готов! Увидел, как генерал Жаворонков одобрительно кивнул ему и приложил руку к козырьку фуражки. Коккинаки напряженно наблюдал за происходящим.
…Гречишников выжал газ до отказа. Моторы заревели с душераздирающим надрывом, самолет ускорил бег по  серой грунтовой полосе, но никак все еще не мог оторваться от нее… …«Тяни, тяни, тяни!» — просил, требовал, умолял Гречишников, …а бомбардировщик, всегда послушный воле летчика, не подчинялся больше ему, не взлетал, продолжал катиться к стремительно приближающейся кромке леса. …Только вперед, есть еще надежда, хоть и минимальная...
      Бомбардировщик, наконец, подпрыгнул и повис в воздухе, еле-еле набирая высоту. У Гречишникова, да и у всего экипажа, вырвался вздох облегчения: начинался долгожданный взлет, вымотавший все нервы. Но… ДБ-3, уже перевалившего через изгороди и кусты, тянет вниз, ревущие на разнос моторы не в силах поднять его ввысь. …Сейчас бомбардировщик рухнет вниз, и ФАБ-1000 взорвется...
      — Штурман! — закричал Гречишников.— Сбрось ее, окаянную!
ДБ-3 уже заваливало носом, он не слушался штурвала. …И вдруг самолет резко подбросило, толкнуло вперед. Догадался, штурман успел-таки освободиться от авиабомбы…
      Удержать бомбардировщик у Гречишникова не было сил. Самолет стукнулся о землю, у него оторвало шасси, на фюзеляже он прополз по траве метров пятьдесят, круто развернулся на правое крыло и загорелся. Гречишников резким движением открыл левый фонарь, отстегнул мешавший парашют и боком вывалился на плоскость, скатился на траву. Рядом с ним упали штурман Власов и стрелок-радист сержант Семенков. Вскочив, они бросились от горящего самолета в сторону и ничком упали в спасительную траву…
      Сердце у каждого билось учащенно, вот-вот громыхнет над головой. Но что за напасть? Крик, человеческий крик:
      — Помогите! Спасите! Спасите!..
      Летчик, штурман, стрелок-радист оторвались от земли разом, как по команде кинулись к горящему самолету. В спешке они забыли воздушного стрелка краснофлотца Буркова …все трое подбежали к хвостовой кабине воздушного стрелка, кулаками разбили целлулоид и вытащили придавленного сорванным с тумбы зенитным пулеметом задыхавшегося Буркова.
Мощный взрыв громыхнул, когда все четверо уже распластались в траве на безопасном расстоянии от места катастрофы…
      — Я же до взлета еще говорил, что повезет как утопленникам! — с горечью произнес Власов.
      — Но почему ФАБ-тысяча не взорвалась? — удивился сержант Семенков.— Действительно, везучие мы...
      — Да, везучие! — со злостью ответил Власов.— Если бы я не успел на этом страшилище законтрить взрыватели...

      … Перед взлетом Щелкунов и Тихонов долго беседовали с Богачевым, говорили об особенности подъема самолета с тяжелым грузом авиабомб на борту с грунтовой, размягченной прошедшим дождем взлетной полосы,  сравнительно короткой по длине. …он давно не новичок, побывал в нескольких воздушных боях, успешно летал бомбить объекты противника, в том числе и с двумя ФАБ-500 на внешней подвеске. Удовлетворяла его и замена своего …молодого штурмана на лейтенанта Шевченко, трижды водившего бомбардировщик на Берлин. Только почему-то слишком хмур и мрачен моряк-лейтенант, неужели опасается чего-то, не верит армейскому пилоту…
      И вот старт. Богачев привычно опробовал моторы, открыл фонарь кабины, высунул на всю длину руку, показывая, что готов к взлету. Помахал на прощание провожавшим его майору и капитану, закрыл фонарь.
      Разбег ДБ-3ф начал как и обычно, с каждой секундой увеличивая скорость. …не «рыскал» по сторонам Богачев, точно выдерживал направление… «Давай отрывайся от полосы, давай, давай!» — мысленно подсказывал летчику Щелкунов.  Но бомбардировщик все катил и катил навстречу темной стене леса, не поднимаясь ввысь. Кончается же взлетная полоса, тормозить надо, тормозить... На какое-то мгновение майор закрыл глаза и услышал страшный грохот, потрясший округу. В небо взметнулся огромный султан огня, земли и дыма.
      Тихонов подбежал к стоящей поодаль полуторке, вскочил в кабину.
      — Давай быстро туда! — показал он на место катастрофы.
      Полуторка рванула с места и понеслась по взлетной полосе, подъехала к месту взрыва. Страшная, удручающая картина предстала глазам обескураженного Тихонова. Глубокая воронка от взрыва двух ФАБ-500, разбросанные вокруг на десятки метров горящие обломки бомбардировщика…
      Вернулся Тихонов на старт постаревшим, злым. …Щелкунов и не расспрашивал его, понятно было каждому, что две ФАБ-500, начиненные мощной взрывчаткой, разнесли все на куски. Ему, как командиру армейской авиагруппы особого назначения, надлежало немедленно самому доложить о катастрофе командующему ВВС флота генералу Жаворонкову. …  Тревожный голос генерала послышался в трубке:
      — Как, как там у вас? Как?..
      — Скверно, товарищ генерал. Очень скверно. Машина старшего лейтенанта Богачева так и не смогла взлететь, врезалась в препятствие,— доложил Щелкунов.— Весь экипаж погиб...»

      Да и наши изрядно били по своим, памятуя русскую поговорку – бей своих, чтоб чужие боялись. Остановлюсь лишь на одном из эпизодов.
   Это касается утопленного бомбардировщика Голубенкова в водах Финского залива. Крылов повествует в  главе «Крылом к крылу с балтийцами» своей книги «По приказу ставки» следующее:
   «…А в Финском заливе через каждые пять — восемь километров по нашим бомбардировщикам открывали огонь фашистские корабли. Правым ведомым в звене капитана Юспина шел капитан Голубенков. При обстреле на его машине был отбит левый элерон. Летчик, однако, сумел удержать самолет и дотянуть до песчаной косы, которая находилась впереди по курсу. При планировании Голубенков неожиданно отвернул от берега и, оставляя за собой белые буруны, стал приводняться. Майор Юспин видел, как члены экипажа выскочили из кабин, группкой собрались на центроплане. Вскоре машина погрузилась в воду.
      Не могли предполагать тогда Виталий Кириллович Юспин и другие участники перелета, что Голубенков сознательно отвернул от косы — она была усеяна огромными валунами — и этим спас людей…».

      Конечно, Крылов знал, что Голубенкова подбили свои. Когда он собирал материал для книги, он должен был беседовать с Юспиным. Но вот цензура… и Крылов вынужден был уточнить, что это дело рук фрицев… Как иначе? Но мы теперь знаем…
      Читаешь все это, сравниваешь… и задаешь себе вопрос: а стоило ли так жертвовать людьми? Что дали эти 9-10 налетов на Берлин? Для себя я уже ответил… Это было… и от этого не отмахнешься и это не замолчать… А тем, кто факт на свою изнанку выворачивает, бог судья…
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments