wlad (wlad_ladygin) wrote in mil_history,
wlad
wlad_ladygin
mil_history

Categories:

87. Послесловие из мемуарной «нарезки»… Они бомбили Берлин в августе 41-го…

Оригинал взят у wlad_ladygin в 87. Послесловие из мемуарной «нарезки»… Они бомбили Берлин в августе 41-го…
     Продолжение

      Как сложно устроен человек! Нет впечатлений, нет и интереса. Что от того, что кто-то там не по воле своей, а по принуждению  довлеющих над ним, разрушал сотворенное другими в противовес предназначению своему – созидать?   Однако, несколько неординарных деталей несвойственных  ему деяний, как он, минуя десятилетия, отстраненному дотоле потомку,  вдруг становится интересным.  Ох уж эти детали… объединяющие нас из прошлого и настоящего, присущие и тем и другим и делающие нас людьми…

      Решетников Василий Васильевич
      Михаил Васильевич бомбит Берлин (Обреченные на подвиг)

      …В конце июля, на завершающем этапе формирования, ее командиром был назначен, получив при этом звание комбрига (равное по нынешней градации званию генерал-майора), известный полярный летчик, в сущности, рядовой гражданский пилот, Герой Советского Союза Михаил Васильевич Водопьянов. А 8 августа Сталин лично поставил ему первую боевую задачу — в ночь с 9 на 10 августа нанести удар по Берлину. На другой день дивизия новейших четырехмоторных бомбардировщиков ТБ-7 (позже переименованных в Пе-8) и двухмоторных Ер-2 сосредоточилась на исходном аэродроме Пушкин, под Ленинградом.
      Это только так пишется — «дивизия сосредоточилась». А наяву к аэродрому Пушкин дошла только часть ее. Другая же, немалая, из-за отказов моторов вернулась с пути на базовые аэродромы. Да еще кое-кого, не имея понятия, что это за незнакомые самолеты, подстрелила при заходе на посадку ленинградская ПВО.
К вечеру 10 августа собранная группировка взяла курс на Берлин.
      Задача хранилась в глубокой тайне, и ПВО наших войск не была предупреждена о предстоящем пролете водопьяновских бомбардировщиков вдоль Финского залива. Привычка к тотальному засекречиванию всего и вся, да и неопытность некоторых штабных начальников, тоже выходцев из Гражданского воздушного флота, обошлись дивизии крайне дорого — только несколько кораблей добрались до Берлина, среди которых, хоть и с одним отказавшим мотором, был флагманский, Водопьянова. Остальные были сбиты или повреждены советской береговой и корабельной зенитной артиллерией и нашими же истребителями. Немало оказалось и тех, кто не смог дотянуть до целей из-за многочисленных отказов техники, особенно моторов.
      Удар по Берлину выглядел неброско — к району целей добрались всего лишь 6 кораблей — 3 ТБ-7 и 3 Ер-2, но и домой возвратились не все. На обратном пути корабль Водопьянова из-за штурманской небрежности неожиданно напоролся на Кенигсберг и, попав под мощный зенитный обстрел, получил несколько опасных пробоин. Из топливных баков потек бензин.   Стало ясно: до линии фронта не дотянуть. Когда моторы остановились — под самолетом была Эстония. Машину, попросив не мешать ему, на низкорослый лес, среди болот и кочек, не выпуская шасси, посадил Водопьянов. Экипаж был цел, но еще не спасен — тут уже орудовали немцы.
      Быть бы беде, да в экипаже вторым пилотом был Эндель Карлович Пусэп — эстонец, уроженец Сибири, никогда прежде в   Эстонии не бывавший, но прекрасно владевший языком предков.
      Ему-то и удалось, найдя поддержку и помощь у местных жителей, вывести экипаж к советским войскам.
Сталин сразу же после возвращения скитальцев на свой аэродром вызвал к себе Водопьянова. Михаил Васильевич, надо думать, уже понимал, чем может кончиться для него этот грозный вызов. Но когда Сталин просто сказал ему, что боевой вылет прошел плохо и ему лучше не браться за командование дивизией, он от радости чуть не упал на колени:
      — Да, товарищ Сталин, я летчик, мне летать надо, а командовать — это не мое дело.
      Водопьянов остался в дивизии и в генеральском чине некоторое время летал на боевые задания как рядовой командир корабля. А потом и вовсе ушел военпредом на завод, где строили ТБ-7. И тем был счастлив.
      Дивизию же Сталин передал полковнику Голованову. А еще через полгода, в обстоятельствах, о которых уже шла речь, генерал Голованов возглавил АДД. Командовавший до той поры Дальнебомбардировочной авиацией генерал Леонид Антонович Горбацевич, чем-то не приглянувшийся Сталину, получил от него другое крупное назначение и в конце июля 1942 года под немецкой бомбежкой Мичуринского аэродрома погиб.

      Продолжение следует
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments