wlad (wlad_ladygin) wrote in mil_history,
wlad
wlad_ladygin
mil_history

Category:

83. Что было, то было. 41-й. Будущие генералы, Щелкунов и Юспин, бомбят Берлин…

Оригинал взят у wlad_ladygin в 83. Что было, то было. 41-й. Будущие генералы, Щелкунов и Юспин, бомбят Берлин…
     Не каждому было дана возможность опубликовать свои воспоминания в советское время. Но попытки их написать была у каждого. Вот и Юспин Виталий Кириллович, командир 109 авиаполка дальнего действия, возможно благодаря усилиям историка Сергиенко, сделал в этом попытку, описав налеты на Берлин в августе 41 – го.  Передо мной очередная папка историка  с короткой надписью – «Юспин В.К».

      Нелегко вспоминать спустя более тридцать лет события, обстоятельства, не пережив их вновь. Тем сложнее, хотя бы кратко описать обстановку и условия в которых приходилось гото­вить и выполнять первые дальние налеты. Мне довелось быть в числе первых участников налетов на дальнюю цель - фашистскую столицу Берлин.
      На аэродроме Якушеве боевой день 8 августа 1941 года шел к концу. Поздно, вечером нас вызвали в штаб 40 авиадивизии в г. Рыбинск. Что случилось? Некоторое недоумение вызвало вопрос - зачем нас вызвали? Нам сказали: - ожидать.  До конца суток прождали, так мы ничего и не узнали, зачем нас собрали. Прошла ночь. С утра срочно подбирали экипаж, готовили лучшие самолеты.
      53 ДБАП приказано выделить пять ночных экипажей под моим командованием, укомплектовав техническим составом нужных спе­циальностей, способных самостоятельно обеспечить боевую рабо­ту  в отрыве от чести. От 200 ДБАП выделялось три экипажа. Составилась группа 8 экипажей под общим командованием замес­тителя командира 200 ДБАП майора Щелкунова В.И.
      В тот же день была дана готовность на вылет под Ленинград, на аэродром Беззаботное.  О цели и задачах предстоящей боевой работы нам сказали: - узнаете там, на месте. Мне подумалось, что нас посылают на помощь Ленинграду, там было не спокойно, как бывших участников финской войны и знающих театр.
      В пятерку 53 ДБАП входили экипажи: мой, капитанов Голубенкова И.В. и Крюкова Н.В., старших лейтенантов Шапошникова А. и Богачева. Штурманами соответственно : майор Малыгин В.К., капитаны Шведовский В., Муратбеков Х.Ш, Алгунов К.М. и Гончаренко. В звене 200 ДБАП, экипажи: Щелкунова, старших лейтенан­тов Семенова В.И. и Васькова. И штурманы, соответственно  капитаны Никольский, Нечепуренко и третьего не помню. К сожалению, сейчас не помню многих из состава нашей группы.
      В мой экипаж входили: штурман 40 БАД майор Малыгин В.И., стрелок-радист старшина Гребенцов П., Гукалин, техник само­лета Касаткин Д.И., Павлов и Барабанов. Всего семь человек.
      Все делалось срочно и быстро. Никаких наземных эшелонов не предполагалось, и брать « лишних»  людей не разрешалось. Вся подготовка проводилась на аэродроме Исанино, где базировался 200 ДБАП.
      Вылетали под Ленинград во вторую половину дня 9 августа.
Первую группу – « пятерку»  повел я. Вслед за нами вылетал « звеном»  Щелкунов.
Перед стартом стояла солнечная погода и только на полпути прижала нас низкая облачность и появилась сильная, густая дымка. Для облегчения полета в строю мне пришлось включить огни « ано» .

      Летели на малой высоте. Погода улучшилась только при подлете к району подскока. Увидев аэродром, точно не опознав его, наша группа произвела посадку. Заруливая, нам навстречу спешили на старт и сразу взлетали бомбардировщики и истребители. Оказывается, мы сели не нам предназначавшийся аэродром Низино. Он нам предстал не мирным и изрядно проштурмованным немецкой авиацией.  На стоян­ках чернели полуобгоревшие, странно вздыбленные и накрененные на бок повалившиеся самолеты - истребители и бомбардировщики. В отдалении слышалась артиллерийская канонада. За границей аэрод­рома шел бой с прорвавшимся противником, поднимались черные султаны земли, застилая горизонт дымом пожарищ...
      Взлетевшие с этого аэродрома самолеты, построившись в « девят­ки»  под прикрытием истребителей, буквально с круга набрав 1000 метров высоты, бомбили наземные войска фашистов. Со старта подъе­хала к нам автомашина. С нее выскочил капитан первого ранга в морской форме. С приказом - угрозой обратился он  немедленно покинуть аэродром, сказав,  что они ведут бой с танками и войсками, рвущимися на аэродром...
      Через несколько минут мы оставили Низино, и полетели на рядом находящийся, мирный аэродром Беззаботное. Выключив моторы, вышли с самолетов.
      Мы с Малыгиным, рассматривая незнакомый аэродром, постройки, замаскированные по границе самолеты, направляемся искать штаб.
      - А где же звено Щелкунова - спрашиваю я?
      Осматриваемся, его здесь нет, хотя времени уже прошло больше часа.
      - А вот и наши.  Идут на посадку, - говорит Иван Васильевич.
      Сразу как-то легче стало, все в сборе. Пошли встречать.
      Недовольный Щелкунов, чертыхаясь, устало, рассказал, как им пришлось побывать у противника  «в гостях».  Случилось непред­виденное.  Вылетев вслед за нами, они уклонились от маршрута влево, и вышли под Старую Руссу, где их обстреляла зенитка противника. Уходя из под обстрела, сориентировались по озеру Ильмень, сперва приняв его за Ладожское озеро, взяли курс на Беззаботное. Случившееся с нашей группой и Щелкунова несколь­ко испортило общее настроение.  Как выяснилось, непредвиденный « крюк»  в звене Щелкунова дал компас в кабине штурмана Николь­ского, сорванного со своего места в предыдущем боевом вылете.
      В штабе авиабригады ВВС КБФ нас собрали на длинной веранде, где выдали нам большое количество листов полетных карт, а на классной доске вывесили образец карты с предстоящими марш­рутами боевого пути... Вот она красная, жирная стрела маршрута, кружки, цифры, расстояния... и цель - Берлин!
      Летчики и штурманы приступили к подготовке карт на предстоящий перелет на аэродром подскока на Моонзундском архипелаге и второй маршрут с острова Эзель - боевой, на дальнюю цель  - фашистского логово Берлин.
      Только теперь, собственно мы и узнали, зачем, так спешно сколотив, прислали нашу оперативную группу. Тут нам сказали: будете участвовать в выполнении «особо важного задания»  - в нанесении ударов по Берлину, а о подробностях выполнения задания узнаете у летчиков полковника Преображенского, когда прилетите на аэродром Аста - они уже слетали, имеют боевой опыт.
      Такова была неизвестность. Шла подготовка, экипировка лю­дей и матчасти для перелете на остров Эзель.  Сделать надо много, а времени и людей маловато. За делом и быстротой ускоренных этих дней, не замечали напряжения и не думали о чрезвычайной сложности выполнения предстоящего боевого зада­ния.
      Чтобы достать Берлин с о. Эзель (Сааремаа) надо было покрыть только в одну сторону  около 900 километров пространства над чужой территорией и при этом, примерно 650 километров из них над водной поверхностью. О преодолении сильной системы ПВО столицы фашистов не приходилось думать. Надо лететь, доказывать существование  советской авиации, преждевременно похороненной пропагандой Геббельса, прокричавшей по радио на весь мир о ее гибели.
      В этих сложнейших условиях единственным преимуществом на нашей стороне была жестокая ненависть к врагу и августовская темная ночь.   Запасных аэродромов не было, спасательных точек,  тоже, были только запасные цели врага.

      Продолжение следует.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments