Никита Донцов (avianikitoss) wrote in mil_history,
Никита Донцов
avianikitoss
mil_history

Category:

«PEASHOOTER» В КИТАЕ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

Оригинал взят у avianikitoss в «PEASHOOTER» В КИТАЕ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.
В конце тридцатых - начале сороковых годов в различных провинциях Китая появилось много типов самолетов. Китайские закупочные комиссии приобретали их повсеместно. Boeing Модель 281 был одной из наиболее современных машин, правда закуплен он был в довольно скромных количествах, но несмотря на это китайские пилоты смогли на таких машинах осуществить несколько выдающихся достижений, главным образом связанных с периодом защиты Нанкина (Nankin) от налетов японской авиации.



В середине тридцатых годов компания Boeing была в ряду крупнейших поставщиков самолетов-истребителей в американские ВВС. Генеральный Штаб USAAC направляет фирме заказ на новый истребитель - одномоторный моноплан с низкорасположенным крылом, который будет назван позже Р-26, а прозвище получит «Peashooter» (горохомет). Прозвище это родилось благодаря двум трубкам-пламегасителям пулеметов калибра 7.62 мм, которые крепились в передней части самолета, проходя сквозь цилиндры двигателя и которые очень напоминали духовые трубки, используемые американскими детьми во время их игр. Воодушевленная успехом Р-26 в США, компания Boeing модифицировал самолет для его поставок на экспорт, надеясь завоевать часть международного рынка.



Модернизация представляла из себя замену двигателя на Pratt & Whitney R-1340-33 мощностью 600 л.с., снятие радиооборудования, а также некоторые другие незначительные изменения, но в целом экспортный вариант - Модель 281 - соответствовал базовой версии Р-26А. Первый экземпляр (серийный номер 1959) с гражданским обозначением Х12771 осуществил свой первый полет 2 августа 1934 года и, несмотря на различные противоречия в сообщениях, можно утверждать, что, в соответствии с новой директивой американских военных, он был выкрашен в грязно-оливковый цвет. Крылья и хвостовое оперение, возможно, были желтыми. Самолет с большой долей вероятности был блестящим…


Первый демонстрационный образец Боинг Модель 281, обозначение Х12771
Он разбился в Китае 27 ноября 1934 года, пилот погиб (E.D.Dorsey, резервист армии США). Поставка абсолютно типичная для США предвоенного периода. Фюзеляж и стойки шасси скорее всего были выкрашены в оливковый глянцевый цвет (FS 30118), а уже регламентированный к применению синий на этом самолете еще не нанесен. (черно-белые фотографии не дают возможности точно говорить об этом). Крылья, киль и руль поворота окрашены в глянцевый желтый (FS 13432). Черные линии показывают рабочие зоны элементов крыла и хвостового оперения, в этот же цвет выкрашена передняя кромка крыла и стабилизаторов. Обозначение Х12771 черное и нанесено на руль поворота и на крылья снизу, на киле расположен логотип Boeing. Винт Hamilton из натурального металла, лопасти с внутренней стороны на ¾ окрашены в черный, чтобы не ослеплять пилота.


Китай немедленно проявил серьезную заинтересованность в этой модели. Демонстрационный образец был доведен с учетом специфических условий местности и отправлен в Китай 15 сентября 1934 года окольным путем через компанию L.E.Gale, созданную для представления интересов американских компаний в Азии. В последствии первые испытания показали, что посадочная скорость слишком высока, а поскольку китайские Boeing 281 должны были использоваться с любых, часто неподготовленных, полос, шансы на их благополучную посадку были небольшие. Для того, чтобы поэтапно решить эту проблему, инженеры Boeing установили на этот самолет щелевые закрылки и тормозные щитки, которые удачно проявили себя и впоследствии устанавливались не только на китайские Р-26, но и на все серийные Р-26С. После этого специалисты компании модифицировали стойки шасси, которые теперь допускали установку пневматиков низкого давления Goodyear, лучше приспособленных к ужасным условиям полевых аэродромов. Стоит отметить, что такими колесами в конечном итоге оснастили лишь демонстрационный самолет и в серию они не пошли.

Кантонская кухня

К несчастию пилот демонстрационного самолета E.D.Dorsey погиб 27 ноября, разбившись вместе с самолетом во время демонстрационного полета в районе Hungjao, в Шанхае (Shanghai). Возможно поэтому, но скорее все-таки из-за слишком высокой цены на этот самолет, Китайская Авиационная Комиссия не стала размещать заказ на его приобретение. Однако автономное и диссидентское правительство Квантунга (Кантон) (Kuangtung (Canton)), которое также испытывало самолет, приняло противоположное решение и заказало десять экземпляров этого аппарата, деньги на которые предоставили yueh (американское сообщество тех же кантонцев), собрав средства при помощи специальных урн, установленных в китайских ресторанах в Америке.


Слева - Один из Boeing-281, поставленных в китайскую провинцию Kuangtung
Самолет полностью окрашен в светло-серый цвет (FS 16357), на киле маленький логотип производителя. Номер на фюзеляже, места прохода и передняя кромка крыла окрашены в черный цвет. Китайские кокарды несут красную окантовку и нанесены сверху и снизу крыла. На лопасти винта нанесены полосы трех цветов - от края к середине это красный, желтый и синий
Справа - Boeing-281 «белый 1703» пилота John “Buffalo” Wong
Пилот этого самолета 15 августа 1937 года сбил Mitsubishi G3M над Нанкином. Со следующего дня он атаковал соединения G3M над Chujung и преследовал один из бомбардировщиков вплоть до Suchou, где его пулеметы в последний момент отказали . Самолет был окрашен в темный грязно-оливковый цвет с белыми обозначениями согласно стандартной схеме обозначения китайских самолетов. Номер Р-5603 белого цвета находится на хвосте и представляет собой код китайской истребительной авиации (Р- pursuit, тоесть истребитель), PS6 для Boeing-281… Здесь речь идет о реконструкции по китайским источникам, ни одного фото этого самолета не сохранилось.


Самолеты эти (серийные номера с 1960 по 1961 и с 1965 по 1972) были отправлены по морю 12 декабря 1935 года и прибыли в Китай (предположительно в Гонконг) 5 января 1936 года. Все они были окрашены в серый цвет и пронумерованы большими черными цифрами от 1 до 10, расположенными на фюзеляже. Используемые квантунгской авиацией китайские кокарды (также используемые их союзниками Kuanghsi) были типичными гоминьдановскими кокардами стандарта начала тридцатых годов, тоесть с широкой красной окантовкой. Центральное правительство, возможно для того, чтобы отличаться, отменило эту красную окантовку на всех своих аппаратах. На Boeing кокарда эта наносилась только на верхнюю и нижнюю поверхность крыльев, но не на фюзеляж. В Квантунге десяти самолетам Boeing была поставлена задача осуществлять истребительное прикрытие, и они все были переданы элитному подразделению, 2-му Fei-chi tui, (то есть 2-му авиационному полку). Командовал соединением полковник Ting Chi-hsu, очень известный офицер, возглавлявший соединение их девяти кантонских Vought Corsair V-65C, отправленных на усиление ВВС центрального правительства во время битвы с японцами в Шанхае в 1932 году. До этого, вплоть до разрыва между Нанкином и Кантоном, он возглавлял парашютные курсы в Центральной Авиационной Академии. На самом деле, после объединения страны в 1927-1928 годах силами националистической партии - кантонской партии под предводительством Чан Кай-Ши, политика концентрации власти привела к сильному противодействию не только со стороны противников, но даже и со стороны соратников по партии, не говоря уж о коммунистах. Политика эта основывалась на соперничестве, причем как личном, так и региональном - в частности, в двух Куангах (Kuang) (Kuangtung и Kuanghsi). После многочисленных перипетий разрыв с Кантоном произошел, наконец, в апреле 1931 года, во время провала конференции по примирению, после чего Нанкин какое то время по возможности блокировал поставки самолетов, предназначавшихся мятежным провинциям. Но после событий, произошедших в Маньчжурии в сентябре того же года, а затем в Шанхае в начале 1932, стороны на время находят общий язык (modus vivendi) для того, чтобы предстать в правильном свете в глазах мирового сообщества, и особенно в глазах сообщества Hua-ch’iao (то есть китайцев в эмиграции). Общим имиджем становилось патриотическое единение перед лицом японской агрессии. Тем не менее, Чан Кай-Ши официально полагал, что приоритетом должно являться внутреннее объединение, унификация и методичное создание сильной и современной армии, могущей эффективно противостоять японским «грызунам». Эта ненапряженная политика в отношении Токио, сопровождающаяся всевозможными локальными соглашениями, направленными на потерю суверенитета, на неподдержание китайских генералов, ведущих бои на севере, на систематические военные акции против коммунистов и других региональных «автономщиков», вскоре сыграла на руку его противникам и стала превосходным предлогом для объединения под знаменами непримиримого сопротивления.


Слева - Lt. E.D.Dorsey рядом со своим Х12771 готов к демонстрационному полету перед китайской Комиссии по закупкам.
Справа - Обломки самолета, в которых погиб американский летчик.


Мужественные призывы к вооруженной борьбе постоянно раздавались в южных провинциях и в Fukien, и были обращены к двум «Куангам» (Kuanghsi, возглавляемую грозными генералами Li Chung-jen, Pai Chun-hsi и Kuangtung, где военными делами заведовал генерал Ch’en Chi-t’ang), как эхо повторяя настроения общества в целом. Вот в таких условиях и проходила поставка самолетов, когда после Fukien и изгнания советов из Kianghsi (не путать с Kuanghsi), спровоцировавшего Большой Переход, правительственное кольцо замкнулось вокруг двух союзных провинций. Несомненно, что Boeing, как и другие американские производители (Duglas, Vought, Curtisss) пользовались политикой Нанкина, патриотизмом и верой в национальную идею китайской эмиграционной общины, для того чтобы предложить, а по возможности и продать свои самолеты в Кантон. Среди пилотов, летающих в кантонской авиации, в том числе и на Boeing, можно найти много американских китайцев, тех самых yueh. Их присутствие подчеркивало официальную политику национальных патриотов по отношению к kou-hsiang («старой деревне», в которой живут духи предков) и к «Большому Китаю», находящемуся под угрозой японского завоевания. К тому же патриоты за рубежом, оплатившие эти Boeing, знали, что самолеты находятся в хороших руках, в руках людей, ведущих происхождение из их родов (или имеющих с ними одинаковые корни). В следующем году они докажут свою ценность в боях, сражаясь под предводительством одного их таких, John Wong, что мы и увидим далее. Но в текущий момент их горячность привела к несколько неожиданным последствиям в разногласиях с Нанкином…

Патриотическое дезертирство

В начале 1936 года, когда наконец-то был создан великолепный военный и финансовый блок, лидеры «южан» приняли решение поставить на кон все и занять официальную антияпонскую позицию. В конце весны они создают свою собственную «антияпонскую национальную армию». Первого июня их политический Совет Юго-Запада заявляет об отправке своих войск на Север в помощь Hopei и генералу Sung Che-yuan защищаться от японцев. Совет также призывает Нанкин порвать дипломатические отношения с Токио и также направить войска на Север, а не держать их на юге. Когда войска Pai Ch’ung-his входят в Hunan, их там блокирует армия центрального правительства, и начинается фактически гражданская война… Самолеты двух противоборствующих сторон находились в состоянии тревожного ожидания; при этом несмотря на то, что авиация Нанкина имела количественное преимущество, противостоящие ей силы двух Kuang являлись достаточно серьезной угрозой: согласно исследованиям 1935 года, опубликованным в Тайване в 1993 году компанией Wings of Chine, центральное правительство теоретически обладало 382 самолетами против 115 Kuangtung и 53 самолетов Kuanghsi… Начавшееся сражение пошло только на пользу японцам, несмотря на то, что авиация южан в результате этого столкновения практически полностью сохранилась! Этот «Инцидент между двумя Kuang» принял другой оброт… Нанкин выбрал в качестве оперативной базы для командования авиацией Нанчанг, который благодаря своей стратегически выгодной позиции позволял вести наблюдение за двумя мятежными провинциями. Именно там, скорее всего на аэродроме Ts’in Tun-pu, утром 2 июля три истребителя FIAT CR.32 из 8-го chungtui несли несколько расслабленное дежурство (ничего серьезного в воздухе тогда еще не происходило), когда внезапно и практически бесшумно показались четыре не заявленные никем самолета! Они были быстро идентифицированы как кантонские Duglas-O2MC, и пока ФИАТы готовились к взлету в обстановке окутавшей базу нервозности, самолеты сбросив обороты двигателей спустились из-под облаков и, сделав два захода, приземлились.


Слева - Проверка двигателя абсолютно нового самолета. Логотип Boeing на киле, практически невидимый на других фотографиях, здесь хорошо заметен. Это единственная графика, которая присутствует на этом самолете.
Справа - Два самолета в ангаре на аэродроме Chujung. Самолет на переднем плане, со снятыми обтекателями шасси, покрашен в светло-серый цвет, на крыльях можно заметить оригинальные кокарды с кантом, а второй самолет уже в новом, оливковом камуфляже. Можно отметить подфюзеляжные бомбодержатели на обоих самолетах, а также разницу в расположение трехцветных полос на лопастях пропеллера. Самолет мог нести пять бомб по 13,6 кг или две бомбы по 45 кг на подфюзеляжной подвеске.


Отказавшись от перспективы братоубийственной войны, эти кантонские летчики во главе с Huang Chih-kang (его семейное имя на кантонском произносится как Wong) предпочли влиться в силы центрального правительства, действие, которое согласно их словам, поддерживают большинство их товарищей. После теплого приема командующий 8-го Chungtui, Wang T’ien-yang узнает, что еще три кантонских самолета сели в Changchou, в Fuken. Как только он узнал, что речь идет о Boeing- 281 из 2-го Feichitui, он был потрясен! И это при том, что взбалмошный Wang вовсе не был неизвестным летчиком - один из лучших и самых опытных китайских пилотов, он был также наряду с “Caudron” Kao Chih-lang одним из основных инструкторов - истребителей в Центральной Военно-воздушной Академии с момента ее создания в сентябре 1933 года. Кажется, он даже присутствовал в роли специалиста на демонстрационных полетах Boeing в Hungjiao, где несмотря на плачевное их завершение родилась его глубокая привязанность к этому самолету! К тому же, он был командиром 7-го Chungtui во время его перевооружения на Breda 27, самолет, очень похожий на Boeing, в сентябре 1935 года (до этого соединение летало на Heinkel He-66 - экспортной версии He-50). Короче говоря, Wang, в противоположность большинству пилотов - приверженцев бипланов, был сторонником монопланов, в которых он видел будущее истребительной авиации! Он впрыгивает в ближайший свободный FIAT CR.32 и на полном газу несется в Changchou… пользуясь своим авторитетом и престижем, он безотлагательно перегоняет три Боинга, размещая их недалеко от себя, в Ts’in Yun-Pu. Там он занимается с тремя наиболее заслуженными летчиками и вскоре получает от авиационной Комиссии, верховного руководящего авиацией органа во главе с Sung Mei-ling (супругой Чан Кай-Ши), возможность в порядке исключения зачислить три Boeing и их пилотов в состав 8-го Chungtui, в то время как по обычной практике все прочие кантонцы должны были вначале пройти курс в авиационной Академии. В течение следующих дней было еще несколько фактов дезертирства кантонских пилотов, тех, что имели самолеты в летном состоянии… В течение двух недель центральному правительству перешло в общей сложности 62 самолета, а также 1-я Кантонская Армия генерала Yu Hang-mou. В наказание за дезертирство трех лучших летчиков из 2-го Feichitui, в тюрьму был посажен Ting Chi-hsu, но просидел он там недолго, поскольку военный командующий кантонской хунтой, Ch’en Chi-t’ang, констатировав полное разложение своих вооруженных сил и брошенный всем своим окружением, бежал 18 июля 1936 года. Таков был конец кантонской автономии и «клики Kuanghsi», выторгововшей со своей стороны, соглашение, оставляющее за ними значительно сокращенные полномочия.
Годом позднее начало вражды с Японией привело к поглощению их воздушных сил Нанкином, а затем по такой же процедуре в 1936 году развивались события в Кантоне.
Девять feichitui из Kuangtung стали таким образом, 16-20 и 28-31 chungtui авиации центрального праительства. 2-й Feichitui, сохранивший свои Boeing, стал после недолгого прибывания в «школе», 17-м chungtui в августе 1936 года, а 16 октября следующего года влился в новый 3-й Tatui (группу или эскадру) вместе с 7-м и 8-м chungtui. Но Ting не вернул себе свой командирский пост. Нанкин, старавшийся через него завоевать лояльность кантонских пилотов, назначил его Главным инструктором центральной Военно-Воздушной Академии. Затем он станет в главе 5-го Tatui. На его месте придет Wong Pan-yang, иначе называемый John Wong, который примет командование 17-м Chungtui. Великолепный выбор, поскольку к своим личным качествам, которые он вскоре проявит в войне, у него добавляется факт того, что он являлся одним из китайских американцев, вернувшихся на родину в 1932-1933 на волне эмоций по поводу японской агрессии и для защиты земли своих предков. Для пропаганды, направленной на китайцев заграницей, лучшего и придумать было невозможно. Но это также привело и к проблеме: имея всего лишь семь боеспособных Boeing, ему было сложно вести успешные действия в условиях подавляющего численного превосходства противника. Военно-воздушная Комиссия для нахождения решения этого вопроса приказывает «кипящему» Wang T’ien-yang отдать три «своих» Boeing! Скрепя сердце, он выполнил приказ и три кантонских пилота пополнили ряды воздушной армии. Отныне называемая “Pai-ying Chungtui” (эскадрилья белых окантовок), отчасти из-за светло-светло серой окраски, сохраненной на этих Boeing, а отчасти из-за игры слов с произношением по-китайски слова Boeing - “Po-yin”, эскадрилья базировалось в Chujung. Именно там, на юго-востоке Нанкина, они постоянно находились до момента начала операций против японцев в августе 1937 года, предоставившего пылким китайским пилотам возможность сразиться с агрессорами. Именно в это время Boeing были полностью перекрашены в грязный темно-оливковый цвет, а номера на фюзеляже (1701 - 1710) накрашивались белым по основному камуфляжу .


Boeing-281 со снятым капотом обслуживается группой механиков. Для заправки самолета в данном случае используется система «Человек-Помпа». На крыльях еще нет китайских кокард.

Авиационноая база в Chujung находилась непосредственно в зоне проникновения японских самолетов вглубь китайской территории, к тому же Chungtui представлял собой великолепную позицию для защиты Нанкина от проникающих рейдов японских Mitsubishi G3M.

Испытание огнем

Свое боевое крещение Boeing-281 получили ранним утром 15 августа 1937 года, когда 45 японских самолетов, взлетевших с авианосца “Kaga”, взяли курс на свою главную цель - Hankou. Плохая погода разбросала их над Нанкином, где их встретили взлетевшие Hawk II 28-го Chungtui, во главе которого был Ch’en Chi-Kuang, и FIAT CR.32 из 8-го Chungtui совместно с Boeing. Несмотря на то. что китайцы заявили в тот день 10 побед, японские источники не упоминают ни о каких потерях.


Китайский пилот позирует перед своим Boeing-281. На заднем плане биплан Chance-Vought V-56C “Corsair”

Китайские пилоты Боингов одержали свою первую победу во второй половине того же дня. Соединение из 16 G3M из Kisarazu Kokutai (или сокращенно Kisarazu Ku, где Ku означает «небо») вылетели с базы Omura, из Kyushu, курсом на Нанкин, имея задание на беспосадочный перелет в 2100 км через большой грозовой фронт. Китайские посты ВНОС хорошо исполняли свою работу, и заранее предупредили о приближении бомбардировщиков, что позволило своевременно поднять в воздух весь 3-ий tatui в составе пяти Boeing-281 во главе с командующим chungtui John Wong на своем белом 1701, который первым пошел в атаку и сбил один из бомбардировщиков. Остальные пилоты последовали его примеру и обрушились на врага. Вторую победу одержал John “Buffalo” Wong (Wong Sun-shui по кантонски или Huang Hsin-jui на мандаринском, в любом случае не путайте с John Wong), на белом 1703, который смог проникнуть внутрь строя бомбардировщиков и сбить один из них. Однако и японским стрелкам удалось поразить его самолет попаданием в двигатель, который вышел из строя. Китайскому пилоту не оставалось ничего другого, кроме как выйти из боя и планируя, совершить вынужденную посадку на своей базе. Третья победа была разделена между John Wong и его ведомым, Wong Ji-Jim (Huang Tzu-chan на мандаринском), пулеметные очереди которых буквально взорвали японский бомбардировщик прямо перед своими самолетами, в результате чего "1701 белый" пилота Wong получил несколько попаданий обломками сбитого самолета. После этого он взял курс на базу и долетел до нее без каких либо сложностей. Он не мог знать, что один из обломков порвал ему левое колесо. К счастью, исполнив во время посадки несколько рывков и пируэтов, Wong смог выскочить из самолета, отделавшись лишь незначительными повреждениями. Однако отсутствие запчастей не дало возможности восстановить "1701 белый".


Линейка из 10-ти поставленных Boeing-281 либо на аэродроме Kuangtung, либо Chujung, неподалеку от Нанкина, в 1936 году. "Черный 9" имел шасси со снятыми обтекателями. Ни один из самолетов не имеет хвостового колеса.

На следующий день, 16 августа, пять Boeing атакуют в небе над Chujung шесть G3M из Kanoya Kokutai, вылетевших из Taipei (Taihoku на японском). Во главе китайцев находился John “Buffalo” Wong, сидевший за штурвалом 1703. Соединение японских бомбардировщиков в это время разворачивалосьт как раз над Chujung, чтобы двигаться домой. В течение 55 минут японцы находились под непрерывными атаками китайских пилотов, которые по окончании боя заявили о четырех сбитых вражеских машинах. Одна из побед была на счету Arthur Chin (общее количество побед 6+1 групповая) , который пилотировал Hawk II из 28-го chungtui. John “Buffalo” Wong в свою очередь перехватил бомбардировщик над Suchou (часто называемый Soochow), но в самый ответственный момент его оружие заклинило, и пилот был вынужден прекратить преследование, а легко поврежденный японский бомбардировщик ушел домой. Китайские потери составили один поврежденный Боинг с вышедшим из строя двигателем, который совершил вынужденную посадку. Японцы на самом деле потеряли всего один G3M, поврежденный самолет сел на вынужденную на территории, контролируемую китайцами, и весь экипаж сделал «сеппуку» для того, чтоб избежать плена . Однако, согласно американскому автору Ray Wagner, этот потерянный самолет принадлежал Kisarazu ku, девять самолетов которого, вылетавшие с острова Cheju, без всякого противодействия атаковали ночью…


Еще один вид на готовую к взлету линейку Boeing-281. Отметим уже смонтированный прицел перед ветровым стеклом «черной 1». У левой машины различимы китайские кокарды с красной окантовкой.

Интенсивность японских атак не оставляла защищющимся времени на передышку. Днем 20 августа шесть Boeing-281 атакуют соединение из шести G3M из Kanoya Kokutai, снова появившееся над Chujung. Японские самолеты базировались на аэродроме Taipei, на Формозе (как называли в прошлом Тайвань на западе).
Китайские пилоты пошли на взлет в тот момент, когда первые бомбы начали падать на аэродром. Командир соединения John Wong пошел в этот бой на своем новом самолете, 1706 белый, и, набрав высоту, начал переход в пикирование, когда внезапно увидел прямо перед собой японский самолет. Wong немедленно открыл огонь, и бомбардировщик окутался пламенем. Бросив взгляд на часы на приборной доске, он невольно отметил, что с момента его взлета прошло не более одной минуты. Всего китайцам удалось сбить пять бомбардировщиков и повредить шестой. После этих провалов G3M, чаще именуемое японцами Rikko (японская аббривиатура от «сухопутного бомбардировщика») тип 96, перешли к ночным бомбардировкам, выполняемым при прикрытии эскортными истребителями А5М, иначе Kansen (палубный истребитель) тип 96.

Поскольку бомбардировочные соединения без истребительного прикрытия продолжали нести большие потери, японцы отправили в китайские воды свои авианосцы. Палубные истребители должны были осуществлять эскорт плоховооруженных G3M. 14 августа “Kaga” первым пришел в этот район, расположенный в секторе Шанхая, но поскольку в это время тайфун еще продолжал свое продвижение по западной части китайского моря, ни один самолет с него не мог поднятся в воздух. Два других авианосца, Hosho и Ryujo, вышли из порта Sasebo 12 августа, а четыре дня спустя они заняли свои позиции на траверсе острова Ma-an-shan; на своих палубах они несли множество различных самолетов, среди которых были истребители Nakajima A2N и A4N, бомбардировщики Yokosuka B3Y1 и B4Y1, Mitsubishi B2M1, пикирующие бомбардировщики Aichi D1A1. Еще через несколько дней японцы получили подкрепление в виде истребителей Mitsubishi A5M, которые заняли места в ангарах Kaga. Свой первый боевой вылет эти самолеты совершили 22 августа, однако противника не встретили. В это воскресенье, 22 августа, не было ничего празднично-выходного: японская армия готовилась к высадке в Wusungkou, рядом с Paoshan, там, где Huangpou покидает Shanghai. Генеральный штаб принял решение атаковать корабли и позиции войск противника для того, чтобы ликвидировать угрозу, нависающую над городом. В 7.30 утра 19 самолетов парами были отправлены в район схватки в Нанкин; Curtiss Hawk III из 22-го Chungtui (4-й Tatui) должны были осуществлять штурмовку в качестве истребителей-бомбардировщиков совместно с пикирующими бомбардировщиками под командованием соответственно Huang Kuang-Han и Lai Ming-t’ang. Кроме этого, для прикрытия были выделены 4 Hawk III из 24-го Chungtui (5-ый Tatui), возглавляемые их выдающимся командиром Liu Ts’ui-kang, который довел счет своих побед до четырех подтвержденных, успешно сбив один истребитель над Shan-ghai, а также один палубный разведчик над эстуарием Yangtse.
В довершение всего 3-ий Tatui отправляет на усиление 7 имеющихся в наличии Boeing во главе с John Wong!


Одна из редких фотографий, показывающих Boeing-281 со стандартной кокардой. Вполне возможно это персональный самолет John Wong, белый 1707. Отметим отсутствие трехцветных полос на лопастях пропеллера.

В 8.40 японские истребители прикрытия начинают вступать в схватку с истребителями-бомбардировщиками. Boeing поднимаются на высоту 18 000 футов и обрушиваются на врага, в то время как 24-й Chungtui осуществляет прикрытие. В последовавшей за тем жестокой схватке «белые окантовки» (скорее уже оливково-зеленые, на самом деле…) сбивают двух японцев и повреждают третьего ценой потери 1702, пилотируемого Ch’in Chia-chu и 1704 Ma Kuolien, получившего 23 попадания и севшего на вынужденную на базе в Wuchin, где при посадке он был еще раз серьезно поврежден. Liu Ts’ui-kang и трое его ведомых поддались соблазну и первый, на своем Hawk III 2401, пошел на выручку Boeing, открыв с расстояния в 150 метров огонь по японскому истребителю, который, потеряв управление, устремился к земле. В тот же момент Yuan Pao-k’ang на своем 2409 достает еще одного противника, который отворачивает, оставляя за собой дымный след. В это время восемь истребителей-бомбардировщиков начинают свое бомбометание под руководством Lai Ming-t’ang. Облегченные после сброски груза, они замечают вражеский моноплан, летящий под кромкой облаков, и, сосредоточив свой огонь на нем, сбивают его! Четыре истребителя Nakajima type 95 (A4N) с Ryujo со своей стороны заявили о сбитии в небе над Paoshan шести самолетов Hawk… Трудовое воскресенье!

Продолжение следует

Miroslav Herold, Stephane Soulard, журнал AIR MAGAZINE
Перевод Никиты Донцова


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments