wlad (wlad_ladygin) wrote in mil_history,
wlad
wlad_ladygin
mil_history

51. Письма из прошлого. У каждого свой путь домой…

Оригинал взят у wlad_ladygin в 51. Письма из прошлого. У каждого свой путь домой…
    Историк Сергиенко Анатолий Михайлович в одном из писем к Мукатаю Жандаеву просил ответить его на ряд вопросов. Один из них касался судьбы летчика 108-го ап ДД Ванякина Семена Ивановича, пропавшего с экипажем без вести в конце марта 44-го над территорией Финляндии или Норвегии.  Вот этот отрывок из письма Жандаева.
      « Подробности об экипаже Ванякина. Я читал письмо Орехова Васи стрелка Ванякина, присланного мне кем-то.  Не сохранилось оно. Экипаж Ванякина в тот раз был блокировщиком соседнего с объектом бомбометания аэродрома немцев. Блокировщик вылетал чуть раньше. И я слышал, как радист Ванякина (сержант Фролов Николай Павлович. Wlad)  передал, что с севера идет «снеговой заряд». Следом поднялись и мы. Когда начали бомбить, я видел, как слева горел самолет. Аэродром, который блокировал Ванякин, был недалеко. Доложил об этом, и было решено, что экипаж Ванякина погиб.

      В письме Орехова было написано примерно следующее.  Их сбил истребитель, который успел подняться в воздух до их прихода. Блокировщик обычно возил РАБы, мелкие бомбы в специальном приспособлении и разбрасывал их над аэродромом. Самолет загорелся, Орехов выпрыгнул, но при приземлении повис на дереве.  Кое-как отцепившись, ушел на восток. Шел всю ночь. Под утро увидел свежий след. Пройдя немного по следу, увидел человека, стоящего к нему спиной. Это оказался сам Ванякин. У него при прыжке слетел один унт, и он одну ногу заматывал портянками. Пошли вдвоем. Карманный бортпаек был один на двоих. Шли несколько дней, спички промокли, голодали. Часто проваливались в воду под снегом, а сушиться было негде. Ноги были обморожены. Начали живать ремни, березовую кору. На 10-е сутки подстрелили какую-то птичку, съели.  Уже не могли вставать на ноги, пришлось ползти. На 11-е сутки Ванякин ослаб и приказал Орехову ползти дальше. Тот отказался, но прополз метров 80. За ним старался ползти и Ванякин. Но силы их покинули. Разрыли снег и решили там остаться.
      Но очнулись в немецком лазарете. Видимо немцы нашли их полумертвых. Там лежали наши раненые. Однажды санитар  из наших пленных солдат сказал, что немцы собираются уходить и их могут убить введением воздуха в вену. Тогда ночью пленные ушли через окно, однако на следующий день их поймали. К счастью успели подойти наши войска и их освободили.  Однако до этого Ванякина немцы успели отправить в Германию. Теперь, писал Орехов,  сам он находится в Выборге, обе ноги ниже колена ему отрезали и он мучается от туберкулеза. В дальнейшем он слышал, что Ванякин все же вернулся в полк.  А Орехов весной 45-го был награжден орденом Красной звезды. Можно еще добавить, что Ванякин был ранен тогда в ногу. Он вообще был физически слабоват. Помню, когда он прилетал с задания, тут же ложился на землю, сразу идти не мог».

жж-1

      Подобная история в Заполярье, но еще в конце сентября 42-го,  приключилась еще с одним летчиком из 455 ап ДД в составе оперативной группы 36-ой ад ДД  Белоусовым Николаем Ивановичем. Об этом узнаю так же из письма Белоусова к историку Сергиенко. Вот что он пишет, уточняя детали для Сергиенко.

Белоусов
Подполковник Белоусов Николай Иванович, 1949 г.

      «… 1. Я возвратился на свою территорию через 8 суток, а не 10.
      2. Этот боевой вылет был не в июне, а 20.9.42 г.
      3. Прожекторов над Алакуртти не было, но зенитка била очень точно, т.к. там были первые Р/л станции (радиолокаторы) у немцев.
      4. В то время я был ст. лейтенантом, а капитана получил, как только вернулся в полк из госпиталя, где я 2 или 3 дня лежал после путешествия по финским болотам и сопкам (приказ от 27.9.42 г., а я пришел на свою территорию 28.9.42 г.!)
      Какие моменты характерные остались в памяти?
      - На самолете было перебито управление, и он почти отвесно пикировал горящим, с трудом удалось открыть колпак и еще труднее выбраться из кабины.
      - Когда я открыл парашют, то оказалось, что нахожусь почти над центром немецкого аэродрома, кругом разрывы зениток и только по счастливой случайности не был поврежден парашют.
      - Был сильный северный ветер и меня с высоты около 3000-3500 м отнесло за границу аэродрома в прилегающий лес.
      -Дважды я ночью попадал на минные поля, неожиданно для себя, но случайно удавалось их форсировать. На свою территорию вышел так же в районе минного заграждения. Пехотинцы уверяли, что там пройти их поле вообще нельзя. На минном поле я и встретил наших бойцов, проверяющих это поле.
      - Всего я прошел не менее 120 км по Заполярью, при этом не встретил ни одного населенного пункта, совершенно не имел пищи. Правда, воды болотной всюду было много,  и к концу похода мой меховой комбинезон был до самого воротника мокрый, т.к. в конце пути я уже не шел, а полз кое-как…»

      Такие вот истории двух летчиков из 36-ой ад ДД.  У каждого был свой путь домой и в этом их судьба. В экипаже Ванякина погибли штурман звена лейтенант Орлов Георгий Иванович и стрелок-радист сержант Фролов Николай Павлович. А вот с кем 20.9.42 г. летал Белоусов, пока выяснить не удалось. В этот день из 455 полка с боевого задания не вернулись  два экипажа.


потери 455 ап-20-9-42

Продолжение следует.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments